Правительство России внесло в Госдуму законопроект, который упрощает порядок снятия недвижимости с учета. О законопроекте рассказали в Федеральной кадастровой палате.

Будет расширен список заявителей. Например, наследник, получивший садовый участок с разрушенным домом, сможет подать заявление о снятии его с учета и о прекращении права собственности умершего – но только в случае, если сведения о таком доме содержатся в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН). Т.е. для снятия с учета на надо будет оформлять право собственности на разрушенный объект.

Такие возможности будут предоставлены не только наследникам, но и собственникам земельного участка, когда расположенные на таком участке объекты недвижимости принадлежат на праве собственности иному лицу. Заявление о снятии с учета объекта недвижимости и прекращении права собственности на прекративший существование объект недвижимости может подавать собственник земельного участка, если владевшее объектами недвижимости юридическое лицо было ликвидировано или в случае смерти владевшего этими объектами физического лица.

Смогут подать такое заявление в отношении недвижимости физических и юридических лиц и органы государственной власти или местного самоуправления, но только при соблюдении следующих условий: если юрлицо, бывшее собственником недвижимости и земельного участка, на котором она располагалась, было ликвидировано на момент подачи заявления о снятии с учета и прекращении права; и если собственником недвижимости являлось физлицо, то в случае его смерти и при отсутствии у него наследников.

Собственники помещений в многоквартирном доме также смогут подавать заявление о государственной регистрации доли в праве общей собственности.

Суд не увидел оснований для отнесения линии по сортировке бревен налогоплательщика к недвижимости.

Налогоплательщик сумел оспорить в суде доначисление налога на имущество на принадлежащую ему линию по сортировке бревен. Налоговики указывали, что данная линия является сооружением, то есть недвижимостью, и с него необходимо заплатить налог. Однако в суде компания смогла доказать, что, несмотря на наличие фундамента, спорное имущество является оборудованием, и от уплаты налога на имущество по действовавшей ранее редакции п. 25 ст .381 Налогового кодекса РФ освобождено.

Арбитражный суд Архангельской области отменил решение межрайонная инспекция ФНС (МИФНС) № 12 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу о доначислении ООО «Группа компаний «УЛК» налога на имущество и пеней. Суд установил, что используемое компанией «Оборудование для линии сортировки бревен с 60 карманами сортировки» является движимым имуществом, а значит, на него распространяется льгота п. 25 ст. 381 Налогового кодекса РФ (в действовавшей ранее редакции). Решение суда еще не вступило в законную силу.

Как указано в материалах дела, в 2019 году МИФНС провела в отношении ООО «ГК «УЛК» выездную проверку по вопросам уплаты налогов в 2015 — 2017 годах. По ее итогам налоговый орган доначислил компании 5,8 млн руб. налогов, а также пени и штраф. Претензии налоговиков вызвало отнесение компанией объекта основных средств «Оборудование для линии сортировки бревен с 60 карманами сортировки» к движимому имуществу, и применение к нему льготы по налогу на имущество в соответствии с п. 25 ст. 381 Налогового кодекса РФ. В МИФНС указали, что спорное имущество является объектом недвижимого имущества, поскольку:

  • Он прочно связан с землей. При этом, монтаж основного средства произведен на монолитных ленточных фундаментах из бетона с использованием закладных деталей, расположен на земельных участках с видом разрешенного использования.
  • Для строительства деревообрабатывающего завода, создан с соблюдением проектной документации, строительных норм и правил.
  • Он не может функционировать вне объекта недвижимости, так как демонтаж основного средства невозможен без нанесения ущерба функциональному назначению основного средства и/или объекта недвижимости.
  • Наконец, он является объектом капитального строительства «Сооружение линии сортировки пиловочника на 60 карманов».
ООО «ГК «УЛК» неверно присвоило спорному имуществу код «Оборудование деревообрабатывающее», тогда как на самом деле этот объект основных средств относится к «Сооружениям лесной промышленности». В связи с этим, как указали в МИФНС, применение к данному имуществу льготы по налогу на имущество в соответствии с действовавшей ранее редакции п. 25 ст. 381 Налогового кодекса РФ неправомерно. Согласно этому пункту от налога освобождалось движимое имущество, учтенное у юрлица после 01.01.2013, за исключением полученного от взаимозависимого лица или в результате ликвидации или реорганизации. С 2018 года на применение п. 25 ст. 381 НК РФ влияет введенная в кодекс в 2017 году новая ст. 381.1 Налогового кодекса РФ, передающая право принятия решения о применении освобождения от уплаты налога по движимому имуществу регионам.

Компания с решением МИФНС не согласилась и обжаловало его в вышестоящем управлении ФНС и затем в суд. Юристы ООО «ГК «УЛК» указали, что спорное оборудование не обладает признаками недвижимого имущества, может выполнять функции вне недвижимого объекта, может быть демонтировано и использовано вне зданий. «Оборудование для осуществления процесса производства путем выполнения тех или иных технически функций, связанных с изменением труда, в том числе, установленное на фундаменте, по общему правилу не классифицируется в качестве сооружений (не отвечает определению понятия „сооружение“), а подлежит классификации в соответствующих группировках: машин и оборудования», — пояснили они.

В итоге, суд первой инстанции пришел к выводу, что спорный объект — оборудование линии сортировки пиловочника — предназначено для оценки, измерения, сортировки и выравнивания бревен. Налогоплательщик приобрел его как движимое имущество и принял к учету в таком качестве после окончания монтажа как самостоятельный инвентарный объект основных средств.

«Сам по себе порядок возведения объекта и его кадастровый учет не свидетельствует о создании сооружения применительно к налоговым правоотношениям, а фундамент, на котором установлен такой объект, входит в состав данного оборудования и формирует его первоначальную стоимость», — указал в решении суд.

Также суд не согласился с позицией налогового органа в том, что спорное оборудование не связано с изменением предмета труда, поскольку лишь перемещает бревна.

«Спорное оборудование связано с изменением предмета труда уже только потому, что изменяет его положение, хотя используется также и для оценки, измерения, сортировки, торцовки и выравнивания бревен», — указал суд.

По словам адвоката, партнера ЮФ «Арбитраж.ру» Дениса Черкасова, проблематика данного дела сводится к вопросу отнесения спорного производственного оборудования к движимому имуществу или части единого объекта недвижимости в целях обложения его налогом на имущество.

«Можно предположить, что положительный для налогоплательщика исход рассмотренного спора во многом является следствием сформированной ранее Верховным Судом РФ правовой позиции. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241 стало ориентиром для нижестоящих судов при рассмотрении споров о доначислении налога на имущество в результате разграничения движимого и недвижимого имущества. Значимость этого Определения ВС РФ для налогоплательщиков трудно переоценить. В тексте комментируемого судебного акта ссылка на него встречается четыре раза», — отмечает юрист.

По мнению Дениса Черкасова, в налоговых правоотношениях важна определенность: необходимость взимания налога должна быть основана на объективных критериях, соблюдение которых являлось бы ясным любому разумному налогоплательщику при принятии объекта основных средств к учету, и не зависело бы от оценочных суждений.

«Главным критерием для классификации объектов в налоговых целях является самостоятельное назначение спорных объектов (оборудования). Вместе с тем, согласно сформированной правовой позиции сам по себе факт монтажа, в том числе на фундаменте, оборудования в специально возведенном для его эксплуатации здании, не означает, что назначением оборудования становится обслуживание здания и не влечет безусловную необходимость квалификации оборудования как недвижимости для налоговых целей. Если объекты предназначены не для обслуживания здания или цеха, в которых они находятся, а, например, предназначены для производства продукции, и относятся к такому виду объектов основных средств как машины и оборудование, то нет основания для их включения в состав зданий», — пояснил адвокат.

Соответственно, по общему правилу к машинам и оборудованию, выступавших движимым имуществом при их приобретении и принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, применимы исключения из объекта налогообложения.

«Однако, в случае установления в ходе налоговой проверки обстоятельств, указывающих на искусственное разделение в бухгалтерском учете единого объекта основных средств, выступающего недвижимым объектом (зданием или сооружением), налоговые органы не лишены права обосновывать необходимость взимания налога на имущество в подобных ситуациях», — подчеркивает Денис Черкасов.

Дело: А05-15683/2019.

Более 40% агентств недвижимости в России могут не пережить кризис и закроются в 2020 году. Такой прогноз содержится в исследовании сети агентств недвижимости «Century 21 Россия».

Специалисты компании проанализировали статистику роста числа предприятий сферы риелторских услуг и показатели их выживаемости за период с января 2017 года до марта 2020 года включительно. С результатами ознакомился РБК.

За исследуемый период в России было создано 3,7 млн предприятий, включая 22,2 тыс. компаний по операциям с недвижимостью. Ликвидировано 4,4 млн предприятий, из которых 27,7 тыс. компаний связаны с операциями в недвижимости. Таким образом, за последние три года наблюдается сокращение открытых компаний в России в среднем на 19% ежегодно, в недвижимости чуть выше, 20%, говорится в исследовании.

Сокращение числа действующих компаний связано не только со снижением реальных показателей экономической активности в отрасли, но во многом также и с тем, что сейчас ФНС активно ликвидирует фирмы, которые фактически не ведут экономическую деятельность. В первой половине марта наблюдались резкие скачки курса валют, связанные со стоимостью нефти, затем был введен режим самоизоляции, что парализовало работу многих компаний.

Со второго квартала 2020 года, по мнению экспертов «Century 21 Россия», мы увидим ускорение динамики ликвидируемых предприятий как минимум на 20%. В целом, по прогнозам экспертов, более 40% агентств нынешний кризис не переживут.

Федеральная налоговая служба подготовила ответы на самые часто задаваемые вопросы по применению антикризисных мер поддержки для владельцев налогооблагаемого имущества. Они изложены в письме № БС-4-21/6203@ от 14.04.2020..

Так, на федеральном уровне продлены сроки уплаты авансовых платежей по налогу на имущество организаций, транспортному и земельному налогам: за первый квартал 2020 года – до 30 октября 2020 года включительно и за второй квартал – до 30 декабря включительно. Эта мера распространяется на организации – субъекты среднего и малого предпринимательства, которые на 1 марта 2020 года относятся к пострадавшим от коронавируса отраслям. Дальнейшая уплата этих авансовых платежей планируется поэтапно равными частями в течение года после наступления срока их уплаты.

Срок представления декларации по налогу на имущество организаций за 2019 год продлен для всех организаций до 30 июня 2020 года включительно.

Также руководителям органов государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления рекомендовано предоставить компаниям и индивидуальным предпринимателям-собственникам объектов недвижимости, предоставившим отсрочку оплаты аренды по этим объектам, меры поддержки по уплате налогов на имущество организаций, имущество физических лиц и земельного налога по данному объекту за период, на который предоставлена отсрочка.

Региональные исполнительные органы вправе в 2020 году издавать нормативные правовые акты, предусматривающие с 1 января до 31 декабря 2020 года (включительно) продление сроков уплаты налога на имущество организаций, транспортного и земельного налогов (авансовых платежей по налогам), если Правительством РФ указанные сроки не продлены либо предусмотрены более ранние сроки их уплаты.

Законами субъектов РФ (по транспортному налогу, налогу на имущество организаций и в городах федерального значения – по земельному налогу) и нормативными актами представительных органов муниципальных образований (по земельному налогу) могут предусматриваться дополнительные налоговые льготы, в т.ч. собственникам объектов недвижимости, снизившим арендную плату и предоставившим отсрочку оплаты аренды. 

По прогнозам экспертов, из-за кризиса россияне переориентируются на микроквартиры – жилье маленькой площади.

«Реакцией рынка недвижимости на кризис станет тренд на снижение средней площади квартир в новостройках и увеличение доли студий и однокомнатных форматов», – предрекают специалисты (по материалам Lenta.ru).

В целом, это и сейчас уже есть. Гораздо проще взять в ипотеку меньшую сумму, купить, к примеру, студию, выплатить, продать, и потом брать квартиру с большей площадью. Или взять еще одну стуудию.

С учетом, что даже «однушка» в Москве будет стоить не меньше 3 миллионов. Не проще ли вообще взять дом в области?

Поправки в Конституцию о запрете чиновников на владение иностранной недвижимостью отклонены. Кто-то удивлен?

Ранее Президент анонсировал для всех, кто у власти, запрет на иностранные активы.

«Смысл, миссия государственной службы именно в служении, и человек, который выбирает этот путь, должен прежде всего для себя решить, что он связывает свою жизнь с Россией, с нашим народом, и никак иначе, без всяких полутонов и допущений» — сказал Путин парламенту 15 января.

Вот так вот, «без всяких полутонов и допущений», решено в Конституцию такой запрет не вводить. А чему удивляться?

Минэкономразвития в письме от 12.02.2020 № Д23и-4183 дало рекомендациями по вопросу разграничения движимого и недвижимого имущества в целях определения объектов налогообложения по налогу на имущество организаций.

Сейчас в Градостроительном кодексе существует некоторая неопределенность, которая не позволяет достоверно отделить «настоящие» объекты капитального строительства от «ложных», которые являются улучшением земельного участка (гражданское законодательство также использует для обозначения этого правового явления понятие «составная часть»), из-за отсутствия ясности в вопросе, что является улучшением.

Под объектами капстроительства нужно понимать те здания и сооружения, которые строятся на основании разрешений на строительство (уведомлений о начале строительства).

Что касается соотношения между понятием «объект капстроительства» и «недвижимая вещь», то следует отметить отсутствие полного соответствия.

Во-первых, указанные понятия разные по своему объему: недвижимой вещью является не только постройка, но и земельный участок, и образованные из постройки помещения, и машино-места.

Во-вторых, указанные понятия применяются для разных целей. Используемое в градостроительном законодательстве понятие «объект капстроительства» применяется прежде всего для описания общественных отношений в ходе строительства здания или сооружения, его ремонта, реконструкции.

В то же время гражданское законодательство употребляет понятия «недвижимая вещь», «недвижимость», «недвижимое имущество» для определения зданий и сооружений как вещей, по поводу которых возникают права и обязанности участников гражданского оборота.

При этом представляется возможным отождествить оба понятия, когда они применяются к уже построенному зданию (сооружению). Другими словами, вероятность признания капитального объекта после завершения его строительства объектом недвижимости (или образования из него объекта недвижимости) весьма высока, в то время как некапитальная постройка, как правило, не становится недвижимостью.

Для признания объекта недвижимостью нужны такие же условия, что и для признания здания (сооружения) объектом капстроительства: наличие разрешения (уведомления) о строительстве и наличие самостоятельной хозяйственной ценности, т.е. возможности быть отдельным предметом в гражданском обороте.

Таким образом, строения и сооружения, построенные и введенные в эксплуатацию, относятся к объектам капстроительства и с большой степенью вероятности — к объектам недвижимости.

Некапитальная постройка, то есть сооружение, которое не имеет прочной связи с землей и конструктивные характеристики которого позволяют осуществить его перемещение или демонтаж, последующую сборку без несоразмерного ущерба назначению и без изменения его основных характеристик (в том числе киоски, навесы и другие подобные строения, сооружения) можно отнести, с точки зрения гражданского права, к отделимым улучшениям.

Что касается улучшений земельного участка, которые ГрК РФ не признает ни объектами капстроительства, ни объектами некапитального строительства, то гражданское право их с большей вероятностью считает неотделимыми улучшениями (составными частями) земельного участка.

Учитывая изложенное, в случае если объекты построены и введены в эксплуатацию с получением разрешительной документации, т.е. как объекты капстроительства, то такие объекты с большей степенью вероятности относятся к объектам недвижимости.

В документе также сообщается, что разработаны законопроекты, направленные на совершенствование сложившегося гражданского оборота недвижимости.

Вышеназванное письмо МЭР доведено до сведения письмом ФНС № БС-4-21/2584@ от 14.02.2020.

Федеральная кадастровая палата запустила единый сервисный сайт kadastr.ru для получения услуг в сфере недвижимости физическими лицами и отраслевым сообществом.

Новый веб-сайт — собственная разработка специалистов Кадастровой палаты. Они постарались сделать его максимально удобным и полезным, пишет «Российская газета».

Теперь пользователи в режиме «единого окна» могут получить полную информацию о госуслугах, заказать изготовление электронной подписи, получить выписку из ЕГРН, проверить статус подготовки документов, заказать документы на дом, записаться на консультацию для решения индивидуальных вопросов и оформления договоров о сделках с недвижимостью, а также сформировать правильный пакет документов для любой операции с недвижимым имуществом.

По словам главы Федеральной кадастровой палаты Парвиза Тухтасунова, сегодня Росреестр и Федеральная кадастровая палата оказывают более двух десятков различных услуг, которые могут понадобиться гражданам в любой момент. На новом сайте представлены главные направления — сервис по заказу выписок из ЕГРН в режиме онлайн, выход на Публичную кадастровую карту и удостоверяющий центр. Кроме того, на сайте появился «Сервис жизненных ситуаций», который позволяет сформировать точный список документов под личный запрос пользователя — например, если нужно оформить ипотеку, аренду, исправить реестровую ошибку. Помимо формирования пакета документов, сервис определит точные сроки и стоимость госпошлины выбранной госуслуги.

Для профессиональных участников рынка недвижимости также создана обучающая онлайн-платформа — Корпоративный университет Кадастровой палаты. Здесь можно записаться на курсы повышения квалификации и принять участие в обучающих вебинарах.

У Центрального рынка в Москве сменился владелец. Его купили «короли недвижимости» Год Нисанов и Зарах Илиев, сообщает РБК.

До последнего времени Центральный рынок на Рождественском бульваре принадлежал Gremm Group Михаила Горяинова. Но 13 января новым собственником объекта стала компания «Парус».

Эксперты оценивают сделку в 1,5 млрд рублей.

Теперь уже бывший собственник владел им не напрямую, а через ООО. И именно 100% доли этого ООО было приобретено другим ООО. Суть в том, что рынок продали не как здание (тогда бы требовалось заплатить 20% НДС и еще 20% налога на прибыль), а как доли в ООО, которые не облагаются 20% НДС, разъясняет автор канала BlackAudit. И, вероятнее всего, эти доли были куплены за 7 млн рублей (уставной капитал ООО), а не за 1,5 млрд руб. Соответственно и не возникло налога на прирост капитала.

Схема не новая. Налоговая в курсе. Это лишний раз доказывает, что налоги не платятся не по схеме, а по закону.

Семья премьер-министра Михаила Мишустина владеет 2,6 гектара земли в подмосковном поселке «Коттон Вэй», расположенном на Николиной горе на Рублево-Успенском шоссе. Об этом сообщают«Открытые медиа» со ссылкой на данные Росреестра.

Семье Мишустина принадлежит пять жилых домов общей площадью 2456,7 квадратных метра. Площадь двух самых больших из них – 861,2 и 741,4 квадратных метра.

В декларации Мишустина за 2017 год было указано, что его несовершеннолетний ребенок владеет землей площадью 5,5 тысячи квадратных метров (0,55 гектара) — как сообщал «Проект», эта земля расположена в поселке «Коттон Вэй». По состоянию на начало года, указывал «Проект», владельцем земли в Росреестре числится «Российская Федерация». Обычный прием, чтобы скрыть имена настоящих владельцев.

На «Российскую Федерацию» также оформлены два соседних участка площадью более двух гектаров, которые «Открытые медиа» приписывают семье Мишустина.

Издание узнало имена владельцев, изучив архивные данные Росреестра, в которых упоминались данные собственников до того, как их скрыли.

До 2015 года эта земля была поделена на несколько небольших участков площадью 1000-1500 квадратных метров. В 2012 году предполагаемый отец чиновника Владимир Мишустин приобрел несколько участков у вице-президента «Роснефти» Геннадия Букаева. Другими владельцами участков были предполагаемая сестра Михаила Мишустина Наталия Стенина и ее бизнес-партнер Александр Удодов, который, по данным Znak.com, входит в ближнее окружение нового премьер-министра.

Стоимость земли и участков, по оценке «Открытых медиа», достигает 1,5 миллиарда рублей. Это больше, чем Михаил Мишустин, согласно его декларации, заработал с 2010 года, когда стал руководителем Федеральной налоговой службы. За девять лет он заявил доход в 213 миллионов рублей, а его супруга Владлена Мишустина — 790 миллионов рублей

Отсутствие четких и однозначных законодательных формулировок способствует тому, что проверяющие пытаются многие не дискуссионные вопросы превратить в дискуссионные, а дискуссионные — решить в свою пользу. Конечно значительную роль в формировании такой практики играет и судебная система, пояснил руководитель налоговой практики Crowe CRS Legal.

Ярчайший пример — споры, связанные с квалификацией имущества в качестве движимого или недвижимого в целях налога на имущество организаций. При определении в качестве объекта налогообложения только недвижимого имущества законодатель достаточно четко мотивировал свое решение — устранение так называемого «налога на модернизацию» (ситуация при которой в случае приобретения компанией нового оборудования резко возрастала сумма налога на имущество в связи с высокой стоимостью такого оборудования).

В ответ на очевидную льготу в отношении достаточно очевидных объектов налоговики стали изобретать различные ранее неизвестные праву конструкции, которые позволяли бы облагать налогом фактически любое оборудование. В итоге, в настоящее время налогоплательщики получили не только «налог на модернизацию», но и «пени и штраф на модернизацию».

Наиболее остро сейчас проблема квалификации имущества в качестве движимого или недвижимого стоит перед электроэнергетическими компаниями. На балансе энергетических компаний находится колоссальное количество объектов, которые налоговые органы квалифицируют в качестве недвижимого, а сами компании в качестве движимого оборудования, например, трансформаторные подстанции. Причем необходимо понимать, что квалификация оборудования в качестве движимого исторически формировалась компаниями не на пустом месте и задолго до появления самой льготы (в отношении некоторых объектов были прямые отказы в их регистрации в качестве недвижимости).

Ситуация такой правовой неопределенности привела к тому, что в РСПП обсуждается инициатива замены льготы в отношении движимого имущества пониженной ставкой налога, но при этом объектом налогообложения будет как недвижимое так и движимое имущество.

В первую очередь, в ходе проведения выездных проверок не стоит допускать перевод не дискуссионных вопросов в разряд дискуссионных. Пытаться на корню пресекать любое «конструирование» проверяющими нарушения там, где его объективно нет. В текущих реалиях, пожалуй, единственным эффективным способом отстаивания своих прав является привлечение специалистов непосредственно на стадии проведения налоговой проверки. Это позволяет формировать позицию защиты на самой ранней стадии и, по сути, снижает вероятность «кристаллизации» претензий в акте или решении.