недействительность сделок

Эксперты «РосКо — Консалтинг и аудит» раcсказали о нюансах налоговых последствий в случае признания сделок недействительными.

Недействительная сделка – это сделка, которой «как бы» не было. А вот как насчет налогового аспекта? А как насчет ситуации, когда недействительная сделка уже породила последствия – ряд сопутствующих операций? Или же наоборот: налоговики, не оспаривая, что сделки «как бы» не было, отказываются признавать «как бы» не бывшими ее налоговые последствия? Рассмотрим некоторые нюансы налоговых последствий недействительных сделок.

Мошенничества с займами и проценты

Директор мошенничал, как бы беря и выдавая займы. На сумму этих «как бы» займов начислялись проценты, которые отражались в декларации как внереализационный доход в соответствии с методом начисления. По факту никаких процентов не поступало. После того, как мошенничество вскрылось, выяснилось, что процентов общество не дождется, и тогда процентные суммы были просто удалены из деклараций. Налоговики возмутились: с чего вдруг? Вы же не заявляли требования о применении последствий недействительности сделки? Да, мошенничество налицо, но суммы-то взысканы с бывшего директора, т.е. фактически доход имеет место.

Желаете произвести перерасчет налоговых сумм на основании ничтожности спорных займов – будьте любезны сначала добиться судебного решения о признании договоров займа недействительными, а потом применяйте реституцию. Суд не оценил эту конструкцию, указав, что, получив частичное возмещение, взыскав убытки с директора-махинатора, общество уже не может требовать возмещения посредством признания сделок по выдаче займов недействительными и применения реституции.

Кроме того, о реституции и говорить-то смешно: заявить такое требование возможно лишь по фактически исполненной сделке (п. 2 ст. 167 ГК РФ), а о каком фактическом исполнении можно говорить при мошенничестве? И проценты, кстати, общество только начисляло, но не получило, так что доводы налоговиков на законе не основаны (АС Северо-Кавказского округа от 13.06.17 No А32-29496/2016).

Какие налоговые последствия влечет за собой признание недействительными сделок с недвижимостью и траспортом, читайте в блоге компании «РосКо — Консалтинг и аудит» .

Банк подал уточненку по налогу на прибыль за 2015 год, в которой уменьшило сумму налога к уплате. Основанием для подачи декларации послужило то обстоятельство, что в рамках судебных дел были признаны недействительными сделки, заключенные в 2015 году, по приобретению и последующей реализации земельного участка и недвижимого имущества.

ИФНС при проверке налоговой декларации выражено несогласие с поданной уточненкой.

Свои комментарии по этому поводу дала ФНС в письме № СД-4-3/24087@ от 28.11.2017.

Признание судом договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным устанавливает тот факт, что покупателю по такому договору право собственности на это имущество не переходило.

Согласно пункту 1 статьи 54 НК при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем налоговом (отчетном) периоде перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения).

Налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения), относящиеся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, также и в тех случаях, когда допущенные ошибки (искажения) привели к излишней уплате налога.

На основании п. 1 ст. 54 НК РФ в налоговом учете при обнаружении ошибок в исчислении налоговой базы, которые повлекли излишнюю уплату налога, организация может произвести пересчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором совершена ошибка, или за налоговый (отчетный) период, в котором она выявлена.

Таким образом, по мнению ФНС России, в рассматриваемой ситуации представление Банком уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2015 год является правомерным.

442 НДФЛ

Само по себе признание договора недействительным не освобождает налогоплательщика от уплаты НДФЛ, если по договору был получен доход. К такому выводу пришла ФНС России при рассмотрении жалобы.

В жалобе налогоплательщик указал, что заключенный им договор купли-продажи недвижимого имущества признан судом недействительным. По закону недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения. По мнению налогоплательщика, в такой ситуации он не должен платить НФДЛ с дохода, полученного по сделке.

Однако гражданин не вернул другой стороне договора деньги, хотя в соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ при недействительности обязан был это сделать. Поэтому оснований не облагать полученный доход НДФЛ у налоговых органов нет.

Если бы полученные по недействительному договору деньги налогоплательщик вернул другой стороне сделки, то он был бы вправе представить уточненную налоговую декларацию по НДФЛ, исключив из нее доход, полученный от продажи недвижимого имущества.

ФНС своим письмом № БС-4-21/21330@ от 20.10.2017 направила для сведения разъяснения Минфина России (письмо от 18.10.2017 N 03-05-04-01/68134) и Минэкономразвития России (письмо от 11.10.2017 N Д23и-5890) о применении для целей налогообложения недвижимости физлиц судебных актов, вступивших в законную силу.

По общему правилу, сумма налога на имущество физлиц и земельного налога исчисляется на основании сведений из ЕГРН.

Вместе с тем, в случае, если судебным решением была признана недействительной сделка с объектом недвижимости и применены последствия ее недействительности (недействительности ничтожной сделки), стороны были приведены в первоначальное положение, в т.ч. право собственности соответствующей стороны сделки признано отсутствующим, право собственности такой стороны, по мнению МЭР, будет считаться отсутствующим с момента вступления указанного судебного решения в законную силу, а не с момента внесения соответствующей записи в ЕГРН.

Указанное обстоятельство необходимо учитывать в качестве основания прекращения налогообложения недвижимости физлиц.

Арбитражный суд Московского округа отменил мировое соглашение между Минобороны РФ и компанией "Промресурс", которой бывшее руководство министерства в 2011 году продало более 48 гектаров леса в Подмосковье, в деле по иску Московской военной прокуратуры о признании сделки незаконной, земельный участок возвращен государству, сообщили в четверг РИА Новости в суде.

По условиям мирового соглашения, земельный участок в Красногорском районе, вблизи Нахабино, должен был остаться в собственности "Промресурса", при этом стороны согласились, что сделка купли-продажи земли являлась недействительной. Минобороны обязалось также не оспаривать в дальнейшем право собственности "Промресурса" на землю, а покупатель обязался не требовать возврата уплаченных по договору 959 миллионов рублей.

Окружной суд 8 июня удовлетворил кассационную жалобу Федерального агентства лесного хозяйства и отменил постановление Десятого арбитражного апелляционного суда, которым было утверждено мировое соглашение. Кассационный суд оставил в силе решение арбитражного суда Московской области, полностью удовлетворившего иск прокуратуры.

Арбитраж Московской области в мае 2015 года признал сделку недействительной и применил последствия ее недействительности в виде двусторонней реституции, обязав покупателя вернуть министерству спорный земельный участок, а продавца — плату за него. По данным Росреестра, кадастровая стоимость участка составляет около 1,9 миллиарда рублей. Суд первой инстанции согласился с доводами прокурора о том, что спорный участок не мог быть выставлен на продажу, поскольку является ограниченным в обороте как относящийся к лесному фонду и категории "для нужд обороны".

Генпрокуратура РФ заявила в сентябре 2013 года, что найдены нарушения на миллиарды рублей в сфере использования и охраны лесов, допущенные, в том числе, экс-чиновниками Минобороны. По мнению ведомства, в 2011–2012 годах более 144 гектаров земли около поселка Нахабино незаконно проданы "Промресурс" и "Партнер-капитал". Московским городским военным прокурором подано три иска о признании этих сделок на сумму свыше 2,5 миллиарда рублей незаконными. Подмосковный арбитраж рассматривал это дело повторно. При первом рассмотрении суды двух инстанций отклонили иск. Однако арбитражный суд Московского округа в январе 2015 года отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение.

По двум другим лесным участкам в Подмосковье — площадью 52 гектара, также проданному "Промресурсу", и площадью 45 гектаров, проданному "Партнер-капиталу" — финальные на данный момент судебные акты вынесены в пользу прокуратуры. В обоих делах Верховный суд России в 2015 году отказал компаниям в пересмотре решений нижестоящих судов.

Банкротство физических лиц  может доставить массу проблем гражданам, которым «посчастливилось» иметь с должниками какие-либо финансовые отношения.

 «Самое неприятное заключается в том, что оспорены и признаны недействительными могут быть и сделки, заключенные задолго до банкротства. Дело в том, что все сделки, совершенные гражданином как в стадии банкротства, так и непосредственно перед ним, считаются подозрительными и причиняющими ущерб кредиторам», - рассказывает редактор ИА «Клерк.Ру» Сергей Виряскин.

Так, в частности, недействительной могут признать сделку, совершенную должником в течение трех лет до принятия заявления о признании его банкротом.

Подробней о том, как избежать лишних рисков при покупке имущества, читайте в статье «Сделки с жильем: не нарвитесь на банкрота».

О том, что необходимо учитывать при заключении договоров и их исполнении, чтобы максимально обезопасить себя от ситуации, когда сделка может быть признана недействительной, - в сюжете Что делать ТВ.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-8420/2012 от 24.07.2015 признал, что законодательство предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником для причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

Суд пояснил, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью, причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении № Ф10-4446/2008 от 06.07.2015 пояснил, что стороны при заключении договора перевода долга должны индивидуализировать это обязательство. В противном случае договор считается недействительным.

Суд отметил, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

При этом предмет договора перевода долга считается согласованным, если условия договора позволяют установить конкретное обязательство, из которого возник долг.