недействительность сделок

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-9574/13 от 24.10.2013 пояснил, что нарушения порядка проведения торгов не могут являться достаточными основаниями для признания торгов недействительными.

ФАС отметил, что публичные торги, проведенные в порядке, установленном для исполнения судебных актов, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица в случае нарушения правил, установленных законом.

Лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством.

Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А19-6821/2011 от 02.10.2013 пояснил, что для признания сделки мнимой необходимо установить то, что на момент ее совершения стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида.

ФАС отметил, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, в связи с чем такая сделка является ничтожной.

При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает правовых последствий, при ее совершении стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-21514/12-13-198 от 19.09.2013 пояснил, что для признания сделки недействительной по мотиву ее совершения под влиянием заблуждения существенное значение имеет заблуждение относительно природы самой сделки.

ФАС отметил, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. При этом заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-4216/2013 от 10.09.2013 пояснил, что признание судом незаконности избрания директора на должность не свидетельствует о незаконности заключенной им сделки, которая не оспорена в установленном законом порядке.

ФАС отметил, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Ответственность единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами, предусмотрена законом об акционерных обществах.

Признание впоследствии факта незаконности назначения ответчика на должность генерального директора общества само по себе не свидетельствует о недействительности указанной сделки.

ФАС  Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-15095/2012 от 13.09.2013 пояснил, что невозможность применения судом последствий недействительности сделки и непредъявление истцом таких требований не является основанием для отказа в исковых требованиях о признании сделки недействительной в силу ничтожности.

ФАС указал, что защита гражданских прав осуществляется путем, в том числе признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки.

При заявлении иска о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требования о применении последствий ее недействительности целью обращения лица в суд может быть подтверждение судом факта существования или отсутствия правоотношений между подписавшими договор сторонами. При этом признание в судебном порядке сделки недействительной освобождает истца от доказывания того же самого факта в других судебных процессах с участием тех же лиц.

При рассмотрении спора по иску собственника имущества о признании недействительной одной из сделок с этим имуществом, совершенных без его участия, он не может требовать применения реституции. Возврат имущества из чужого незаконного владения лицу, считающему себя собственником, возможен лишь путем удовлетворения виндикационного иска.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А57-13396/2012 от 29.08.2013 уточнил возможность признания недействительной сделки, совершенной по злонамеренному соглашению сторон.

ФАС отметил, что сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Истец не доказал факта угрозы или наличия злонамеренного соглашения при добровольном подписании договора, оспариваемого по данному делу. Под злонамеренным соглашением сторон понимается сговор представителя одной стороны сделки с другой стороной этой сделки, направленный против интересов представляемой стороны.

Сделка, совершенная по злонамеренному соглашению сторон, является оспоримой сделкой. Для такого рода сделок необходимо доказать искажение действительной воли сторон, при этом, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой возможно лишь при наличии их умышленного сговора и возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-139035/2012 от 13.08.2013 подтвердил, что предоставление кредита не может быть поставлено в зависимость от получения платы за его предоставление.

ФАС указал, что для разрешения спора относительно предусмотренных кредитным договором комиссий необходимо определить природу таких комиссий.

При этом признаются ничтожными условия о комиссиях, если они: установлены за совершение стандартных действий, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор; уплачиваются из денежных средств, подлежащих зачислению на счет заемщика, то есть имеет определенный источник погашения; не связаны с совершением банком действий, создающих для заемщика какого-либо дополнительного блага.

Предусмотренная спорным кредитным договором комиссия за выдачу кредита, а равно за проверку состояния задолженности и обеспечения возврата кредита не является самостоятельной банковской услугой, поскольку не создает для заемщика отдельного - самостоятельного от факта исполнения банком консенсуальной сделки – блага.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А09-10318/2012 от 23.07.2013 отклонил довод о том, что требования ответчика, предъявленные к зачету в виде пени и задолженности по договору подряда, хотя и являются однородными по предмету, но имеют разную природу, а поэтому не могут быть прекращены зачетом.

ФАС отметил, что односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.

Зачет как способ прекращения обязательства является односторонней сделкой, для совершения которой необходимы определенные условия: требования должны быть встречными, однородными, с наступившими сроками исполнения. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

При этом встречные требования об уплате неустойки и о взыскании задолженности являются, по существу, денежными, то есть однородными, и при наступлении срока исполнения могут быть прекращены зачетом.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А69-2154/2012 от 29.07.2013 пояснил, что соглашение, которое является констатацией факта наличия у ответчиков задолженностей друг перед другом, вытекающих из правоотношений по передаче электроэнергии, не может быть признано недействительной сделкой.

ФАС указал, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Оценив имеющиеся в деле доказательства, суд обоснованно признал, что подписанное ответчиками соглашение не является сделкой, поскольку не направлено на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей; требования об исполнении обязательств могли быть заявлены ответчиками независимо от факта признания долга; соглашение с отчуждением имущества предприятия не связано; уставом предприятия к сделкам, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества предприятия, не отнесено.

Следовательно, оспариваемое соглашение, не являющееся сделкой, не может быть признано недействительной крупной сделкой.

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А11-5064/2012 от 28.06.2013 пояснил, что неутверждение представительным органом муниципального образования в решении о бюджете на очередной год общей суммы предоставляемых гарантий не влечет ничтожности сделки по предоставлению гарантии.

ФАС отметил, что долговые обязательства муниципального образования могут существовать в виде обязательств по гарантиям муниципального образования (муниципальным гарантиям).

Муниципальной гарантией признается способ обеспечения гражданско-правовых обязательств, в силу которого муниципальное образование - гарант - дает письменное обязательство отвечать за исполнение лицом, которому дается муниципальная гарантия, обязательства перед третьими лицами полностью или частично.

Письменная форма муниципальной гарантии является обязательной. Несоблюдение письменной формы государственной или муниципальной гарантии влечет ее недействительность (ничтожность).

Как свидетельствуют материалы дела, письменная форма сделки сторонами соблюдена и соответствует предъявляемым к ней требованиям; гарантия соответствует требованиям, установленным статьей 115 БК РФ к содержанию и сроку действия. Следовательно, у судов отсутствовали основания для признания сделки недействительной.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что в состав расходов бюджета муниципальная гарантия не включена, отклоняется. Так, предельный объем муниципального долга ограничен общим годовым объемом доходов местного бюджета без учета утвержденного объема безвозмездных поступлений и (или) поступлений налоговых доходов по дополнительным нормативам отчислений.