недействительность сделок

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А11-5064/2012 от 28.06.2013 пояснил, что неутверждение представительным органом муниципального образования в решении о бюджете на очередной год общей суммы предоставляемых гарантий не влечет ничтожности сделки по предоставлению гарантии.

ФАС отметил, что долговые обязательства муниципального образования могут существовать в виде обязательств по гарантиям муниципального образования (муниципальным гарантиям).

Муниципальной гарантией признается способ обеспечения гражданско-правовых обязательств, в силу которого муниципальное образование - гарант - дает письменное обязательство отвечать за исполнение лицом, которому дается муниципальная гарантия, обязательства перед третьими лицами полностью или частично.

Письменная форма муниципальной гарантии является обязательной. Несоблюдение письменной формы государственной или муниципальной гарантии влечет ее недействительность (ничтожность).

Как свидетельствуют материалы дела, письменная форма сделки сторонами соблюдена и соответствует предъявляемым к ней требованиям; гарантия соответствует требованиям, установленным статьей 115 БК РФ к содержанию и сроку действия. Следовательно, у судов отсутствовали основания для признания сделки недействительной.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что в состав расходов бюджета муниципальная гарантия не включена, отклоняется. Так, предельный объем муниципального долга ограничен общим годовым объемом доходов местного бюджета без учета утвержденного объема безвозмездных поступлений и (или) поступлений налоговых доходов по дополнительным нормативам отчислений.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-19458/2012 от 18.07.2013 пояснил, что отсутствие указаний на задолженность по договору займа в актах сверки взаиморасчетов, не может свидетельствовать о наличии между сторонами договоренности о прощении долга по данному договору.

ФАС отметил, что обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. При этом прощение долга считается состоявшимся, если волеизъявление кредитора освободить должника от исполнения лежащей на нем обязанности выражено четко и если определен размер прощаемой задолженности.

К соглашению о прощении долга применяются правила статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации (форма договора). Доводы заявителя о наличии между сторонами устной договоренности о прощении долга, не могут быть приняты во внимание.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-18032/2012 от 10.07.2013 подтвердил, что поскольку заявление о выходе из ООО было составлено в простой письменной форме, подписано участником и получено обществом, оснований для  признания недействительным заявления о выходе из общества не имеется.

ФАС отметил, что участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества.

В случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества. При этом общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, а в случае неполной оплаты его вклада в уставный капитал общества действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада.

Правовые последствия заявления о выходе из общества наступают исключительно в силу волеизъявления участника, направленного на прекращение прав участия в этом обществе.

Такое волеизъявление является односторонней сделкой, обращенной (адресованной) обществу, из которого выходит участник, поскольку для ее совершения в соответствии с законом достаточно воли одной стороны. Для порождения такой сделкой юридических последствий необходимо направление и получение обществом заявления участника.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А70-11396/2012 от 18.07.2013 подтвердил, что неполучение предприятием заявления о зачете требований, направленного по правильному адресу, не свидетельствует о недействительности зачета.

ФАС указал, что обязательства прекращаются полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок исполнения которого наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны. При этом волеизъявление стороны должно быть ясно выражено и закреплено в форме, соответствующей требованиям, предъявляемым к сделке. Зачет по умолчанию гражданским законодательством не допускается.

Зачет встречного однородного требования представляет собой действие контрагентов, направленное на погашение взаимной задолженности. Подобные действия надлежит квалифицировать в качестве самостоятельной сделки, влекущей прекращение обязанностей.

При этом юридическое лицо несет риск негативных последствий неполучения адресованной ему корреспонденции, если при требуемой от него степени заботливости и осмотрительности не примет мер, направленных на получение этой корреспонденции по месту своего нахождения.

Банк направил письмо с заявлением о зачете по юридическому адресу. Заявитель в жалобе не отрицает своего фактического местонахождения по юридическому адресу. Предприятие не предприняло достаточных мер для организации получения корреспонденции по своему адресу, поэтому несет риск негативных последствий неполучения адресованной ему корреспонденции. Таким образом, суды обоснованно сочли письмо полученным и зачет произведенным.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-2889/2013 от 09.07.2013 подтвердил, что избрание директора предприятия с нарушением норм законодательства не влечет недействительности заключенных им сделок.

ФАС отметил, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. В обществе с ограниченной ответственностью создается исполнительный орган, осуществляющий текущее руководство его деятельностью и подотчетный общему собранию его участников.

Единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки. Оспариваемый договор подписан от имени общества его директором в пределах предоставленных ей полномочий, основанных на решении общего собрания участников общества.

Имеющиеся в материалах дела выписки из ЕГРЮЛ, в том числе предоставленные самими истцами, подтверждают факт наличия у лица полномочий генерального директора на момент подписания спорного договора.

Поэтому последующее признание арбитражным судом недействительным решения налогового органа о регистрации ООО само по себе не является основанием для признания договора недействительным либо незаключенным, совершенного до вступления в силу решения суда.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-23600/12 от 11.07.2013 подтвердил, что недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительности этого соглашения.

ФАС отметил, что недействительность переданного требования является основанием для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, уступившего требование.

Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-6087/12 от 04.07.2013 подтвердил, что сторона договора не вправе требовать произвольного изменения предмета заключенного и исполненного договора аренды.

ФАС отметил, что по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование. Арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды.

Оценив договор аренды, суды пришли к выводу о его заключенности и действительности. Факт исполнения договора аренды (передача имущества в аренду, пользование имуществом в период действия договора, частичная оплата арендных платежей) сторонами не оспаривается.

Доказательства того, что в процессе исполнения договора между сторонами возникали разногласия относительно его предмета, в материалах дела отсутствуют.при таких обстоятельствах договор не может быть признан незаключенным, а требования о взыскании арендных платежей подлежат удовлетворению.

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-5626/13 от 26.06.2013 пояснил, что лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством.

ФАС указал, что нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.

Из материалов дела следует, что доказательства предъявления иска в защиту чьих-либо нарушенных прав, наличие защищаемого права и возможность их восстановления путем предъявления иска о признании недействительными торгов и муниципального контракта антимонопольным органом в данном случае не представлены.

Суды также пришли к выводу о недоказанности управлением того факта, что допущенное при проведении аукциона вышеназванное нарушение требований Закона о размещении заказов является существенным, неустранимым и могло повлиять на ценовое предложение контракта и определение победителя аукциона.

С учетом того, что признание недействительным аукциона и заключенного по его результатам муниципального контракта в данном случае не приведет к восстановлению чьих-либо прав и законных интересов в связи с исполнением муниципального контракта в полном объеме, суды пришли к правомерному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении № А56-24482/2010 от 10.06.2013 подтвердил, что погашение требования кредитора перед принятием судом заявления о несостоятельности не свидетельствует об оказании ему предпочтения.

ФАС отметил, сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Сделка с предпочтением может быть признана недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Внешний управляющий не представил ни доказательств наличия обстоятельств, свидетельствующих о возможности оказания предпочтения ответчикам в результате совершения спорной сделки, ни сведений об имеющихся на момент совершения сделки обязательствах перед иными кредиторами.

При этом само по себе погашение требования кредитора незадолго до принятия к производству суда заявления о несостоятельности (банкротстве), не свидетельствует об оказании ему предпочтения, поскольку для такого вывода необходимо наличие требований иных кредиторов.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-9422/2012 от 23.05.2013 подтвердил, что передача имущества в результате реорганизации не рассматривается как сделка, которая может быть оспорена.

ФАС указал, что реорганизация общества с ограниченной ответственностью в форме выделения есть юридический факт, имеющий сложный, складывающийся из императивно установленных законом и уставом общества действий участников общества, его органов управления и самого общества. Эти действия имеют сложный состав, но ни одно из этих действий нельзя рассматривать отдельно от других действий, так как они имеют одну цель - реорганизацию общества.

В свою очередь сделкой являются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей.

Передача имущества (в том числе, имущественных прав и обязанностей) созданному в результате реорганизации юридическому лицу не может рассматриваться как сделка, так как она сама по себе не направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а является исполнением воли юридического лица, принявшего решение о реорганизации общества.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о неприменении к спорным правоотношениям статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, положенной в основание исковых требований.