недействительность сделок

Президент РФ Владимир Путин утвердил на прошедшей неделе поправки в Гражданский кодекс РФ, регламентирующие порядок нотариального удостоверения сделок,  а также совершенствующие институты представительства, доверенности, передоверия и сроков исковой давности.

Так, в частности, в соответствии с новыми правилами нотариальное удостоверение сделки означает проверку законности сделки, в том числе наличия у каждой из сторон права на ее совершение, и осуществляется нотариусом или должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие.

Вместе с тем, в первоначальном виде законопроект выглядел более масштабно и фактически представлял собой новую редакцию Гражданского кодекса РФ, отмечает редактор ИА «Клерк.Ру» Сергей Виряскин.

Подробней об очередных изменениях в гражданском законодательстве читайте в статье «Поправки в ГК РФ. Новое в недействительности сделок, доверенностях и сроках исковой давности».

11258 ГК РФ

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-9546/2012 от 22.04.2013 подтвердил, что превышение в договоре субаренды сроков, определенных договором аренды, не свидетельствует о недействительности договора субаренды.

ФАС отметил, что арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада. В указанных случаях, за исключением перенайма, ответственным по договору перед арендодателем остается арендатор.

Договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий срок договора аренды. К договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Сам договор аренды заключается на срок, определенный договором. Если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок. Исходя из смысла изложенного, превышение в договоре субаренды сроков, определенных договором аренды, может являться основанием для применения сроков, определенных договором аренды, но не признания сделки недействительной.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А10-1553/2012 от 23.04.2013 подтвердил, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору.

ФАС указал, что первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

По смыслу указанной нормы права передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования).

При этом под недействительным требованием понимается как право (требование), которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право.

Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А65-13061/2012 от 01.04.2013 подтвердил, что признание судом апелляционной инстанции акта сверки расчетов недействительной сделкой является незаконным.

ФАС отметил, что гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности, в том числе из договоров и иных сделок.

Признавая акт сверки взаимных расчетов, подписанный сторонами спора и представленный в суд первой инстанции в форме, надлежащим образом заверенной копии, сделкой, судом не приняты указанные нормы права.

При этом акт сверки расчетов может служить лишь доказательством размера взаимных претензий, но не основанием возникновения обязательства.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-40146/2011 от 09.04.2013 подтвердил, что поскольку стороны совершали действия по исполнению спорных договоров, и цель сделок была достигнута, то суды сделали верный вывод о том, что сделки не могут быть признаны мнимыми.

ФАС отметил, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия является ничтожной.

Из смысла данной нормы следует, что у участников мнимой сделки отсутствует действительное волеизъявление на создание соответствующих ей правовых последствий, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения. Формально выражая волеизъявление на заключение мнимой сделки, фактически ее стороны не желают установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей по отношению друг к другу.

Таким образом, обращаясь с иском о признании сделки ничтожной, истец должен доказать не только то, что стороны не намеревались ее исполнять, но и то, что оспариваемая сделка действительно не была исполнена. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А03-2415/2012 от 06.03.2013 подтвердил, что заключенная сделка, к исполнению которой стороны предпринимали действия, не может признаваться мнимой.

ФАС указал, что мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Данная норма применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения, при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.

Судами установлено, что истец не представил доказательств мнимости оспариваемой сделки. В то же время в качестве доказательств обратного в материалах дела имеется подписанный обеими сторонами акт приема-передачи оборудования к соглашению, подтверждающий исполнение заключенного соглашения.

При таких обстоятельствах оснований для признания сделки мнимой не имеется.

В настоящее время налоговые органы имеют формальную возможность предъявлять иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам.

Вместе с тем, данное право не является абсолютным и может быть реализовано лишь в исключительных случаях, отмечает редактор ИА «Клерк.Ру» Сергей Виряскин.

Подробней о праве налоговых органов на оспаривание в судебном порядке совершенных налогоплательщиками сделок читайте в статье «Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика».

ФАС Центрального округа в Постановлении № 48-1682/2012 от 13.02.3013 подтвердил, что нормы Гражданского кодекса РФ не требуют, чтобы предъявляемые к зачету требования вытекало из одного и того же обязательства или из обязательств одного вида.

ФАС отметил, что обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Для осуществления зачета необходимо, чтобы кредитор по одному обязательству являлся должником по другому, а должник по первому выступал кредитором по второму обязательству.

При этом понятие однородности требований не исключает возможности предъявления к зачету различных требований.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-107435/11-57-925 от 14.01.2012 подтвердил, что поскольку спорные договоры мены акций прикрывали другие сделки, а именно договоры купли-продажи, данные сделки следует считать ничтожными.

ФАС отметил, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

В силу указанной нормы права признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на ее исполнение у обеих сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку.

Таким образом, по основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Учитывая изложенное, в предмет доказывания по делам о признании недействительными притворных сделок входит лишь установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А03-7193/2012 от 17.01.2013 подтвердил, что для зачета встречных требований достаточно, чтобы к моменту получения уведомления основание требования уже существовало, а срок (если он имел место) требования наступил.

ФАС указал, что закон предусматривает прекращение обязательства полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок исполнения которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Зачет встречного однородного требования, также как и надлежащее исполнение, представляет собой основание для прекращения обязательства, то есть в этой части влечет такие же последствия, как и исполнение.

В случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Из буквального толкования приведенных положений следует, что в случае договора цессии закон связывает право должника на зачет своего требования к первоначальному кредитору с моментом получения им уведомления об уступке требования, а также основанием и сроком требования этого должника. Отсутствие срока требования или определение его моментом востребования приравниваются законом к случаю наступления соответствующего срока.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А45-14362/2012 от 16.01.2012 отклонил довод о том, что спорный договор дарения акций является недействительной сделкой, поскольку при его заключении не было получено согласие супруги дарителя.

ФАС отметил, что при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.