Семнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о получении ЗАО "Михайловский литейно-прокатный завод" необоснованной налоговой выгоды в виде занижения выручки от реализации готовой продукции, что повлекло обоснованное доначисление налоговым органом, как НДС, так и налога на прибыль организаций.

Исходя из установленных обстоятельств, налоговым органом при анализе первичных документов установлено расхождение в количестве поставленного давальческого сырья, а также в хронологической последовательности отгрузки продукции по указанным договорам. Первичные документы, представленные налогоплательщиком во время проверки и документы, представленные контрагентами в суд, имеющие идентичные реквизиты, содержат различные сведения, в связи с чем невозможно установить реальность поставки сырья на переработку от спорных контрагентов. Установленные в ходе проверки и не опровергнутые налогоплательщиком обстоятельства свидетельствуют о том, что отношения налогоплательщика с ООО «Мекос» и ООО «Магистраль» оформлены путем проведения формального документооборота, представленные документы не отвечают признакам достоверности, поскольку содержат противоречивую информацию, не подтверждают наличие реальных хозяйственных операций с названными контрагентами.

Судом установлено, что фактически налогоплательщиком была реализована готовая продукция в адрес ООО «Магистраль», переработанная  налогоплательщиком из собственного сырья и отходов.

При этом в нарушение требований статей 146 и 247 Налогового Кодекса РФ  в выручку от реализации товаров (работ, услуг) была включена только стоимость услуг по переработке сырья, в то время как, следовало включить стоимость реализации готовой продукции, в связи с чем налоговым органом законно и обоснованно разница в указанной стоимости включена в налоговую базу для исчисления налога на прибыль организаций и налога на добавленную стоимость.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении № А75-1176/2014 от 02.12.2014 пояснил, что в целях получения налоговой выгоды налогоплательщик обязан проверять репутацию своих контрагентов по сделкам.

Общество не привело доказательства о проверке доверенностей у лиц, действовавших от имени указанных контрагентов; о деловой репутации контрагентов; о проверке полученных от контрагентов документов на предмет их соответствия требованиям налогового законодательства, регламентирующим порядок применения налоговых вычетов.

В рассматриваемой ситуации все первичные документы, на основании которых налогоплательщик претендует на получение налоговой выгоды, оформлены от имени контрагентов, которые на момент заключения сделок по поставке материалов фактически не существовали, в связи с чем правовых оснований для принятия Инспекцией заявленных обществом расходов, учитываемых при исчислении налогооблагаемой прибыли, по спорным сделкам не имелось.

Заявитель был свободен в выборе контрагентов и должен был проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагентов в сфере налоговых отношений, негативные последствия выбора недобросовестных контрагентов не могут быть переложены на бюджет.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-186870/13 от 25.11.2014 пояснил, что обоснованность расходов налогоплательщика, полученные доходы, не оценивается с точки зрения их целесообразности.

Суд отметил, что действующее налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности.

Потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности  налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Обществом выполнены все предусмотренные НК РФ условия для отнесения уплаченных спорному контрагенту сумм на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, и применения налоговых вычетов в отношении сумм НДС, уплаченных данному контрагенту.

Установив недоказанность налоговым органом отсутствия реальной деловой цели деятельности заявителя, согласованности действий заявителя с контрагентом, направленной на необоснованное получение налоговой выгоды, суды пришли к выводу о необоснованном и неправомерном доначислении налоговым органом налога на прибыль и НДС.

Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении № А35-8733/2013 от 20.11.2014 пояснил, что отсутствие контрагента налогоплательщика по юридическому адресу и отсутствие у него персонала не свидетельствует о недобросовестности плательщика и не препытствует вычетам по НДС.

Суд отметил, что о недобросовестности налогоплательщиков может свидетельствовать ситуация, когда с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создаются схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков.

При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами.

Суды обоснованно пришли к выводу о том, что факт приобретения товара документально обоснован, как и намерение использовать приобретенное оборудование для осуществления основного вида деятельности, что свидетельствует об обоснованности применения обществом налоговых вычетов.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении № А63-12746/2013 от 07.11.2014 пояснил, что в целях получения налоговой выгоды налогоплательщик обязан проверять репутацию своих контрагентов по сделкам.

Суд отметил, что общество не привело доказательства о проверке доверенностей у лиц, действовавших от имени указанных контрагентов; о деловой репутации контрагентов; о проверке полученных от контрагентов документов на предмет их соответствия требованиям налогового законодательства, регламентирующим порядок применения налоговых вычетов.

Суды обоснованно исходили из того, что заключая сделки с организациями, общество должно исходить из того, что гражданско-правовая сделка влечет для него и налоговые последствия.

Заявитель был свободен в выборе контрагентов и должен был проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагентов в сфере налоговых отношений, негативные последствия выбора недобросовестных контрагентов не могут быть переложены на бюджет. Следовательно, отказ в вычете является обоснованным.

Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении № А36-6133/2013 от 15.10.2014 пояснил, что то обстоятельство, что контрагенты отрицают факт совершения операций с налогоплательщиком не препятствует получению налоговой выгоды.

Суд указал, что представленные обществом документы могут являться основанием для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, поскольку содержат достоверные сведения и подтверждают реальность хозяйственных операций между обществом и его контрагентами.

Все доводы налогового органа, в том числе о том, что спорные поставщики относятся к "проблемным" контрагентам, об отсутствии у них штатной численности для осуществления реальных поставок, заявлялись налоговым органом в судах первой и апелляционной инстанций, были проверены судами и получили в принятых актах правовую оценку.

Так же суды обоснованно указали, что показания директора контрагента, в которых им отрицается факт совершения сделок с обществом, следует расценивать критически, поскольку данное лицо является заинтересованным в уклонении от ответственности за возможное неотражение операций по реализации в налоговой отчетности.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении № А67-6564/2013 от 14.10.2014 пояснил, что взаимозависимость участников сделок не препятствует получению налоговой выгоды.

Суд отметил, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), а также если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности.

При этом сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной следующие обстоятельства: взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика.

Вменяя последствия взаимозависимости по условиям Налогового кодекса Российской Федерации, налоговый орган должен доказать, что такая заинтересованность повлияла на условия или экономические результаты сделок и деятельности участников хозяйственного оборота.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в Постановлении № А43-27027/2013 от 02.10.2014 пояснил, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Суд указал, что документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов, должны содержать достоверную информацию, в том числе о характере хозяйственных операций. Налоговое законодательство предполагает возможность возмещения налога из бюджета при реальном осуществлении хозяйственных операций.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в Постановлении № А43-27005/2013 от 03.10.2014 пояснил, что плательщик в целях получения налоговой выгоды не обязан доказывать, что он не знал о том, что в счетах-фактурах содержались недостоверные сведения.

ФАС отметил, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган или лицо, которые их приняли.

Доказательств того, что общество знало или должно было знать о том, что в счетах-фактурах указаны недостоверные сведения, в материалы дела не представлено.

При выборе контрагента общество проявило должную осмотрительность, удостоверившись в правоспособности ООО и его государственной регистрации в качестве юридического лица (на момент заключения договора ООО являлось действующим юридическим лицом, зарегистрированным в установленном порядке).

Всесторонне и полно исследовав представленные в дело доказательства, суды пришли к выводам о том, что инспекция не доказала отсутствие хозяйственных взаимоотношений, а также согласованность действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды. Общество представило документы, подтверждающие реальность хозяйственных операций и являющиеся основанием для принятия к вычету налога на добавленную стоимость.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении № А75-7937/2012 от 08.10.2014 подтвердил, что в целях получения налоговой выгоды налогоплательщик должен обосновать выбор контрагентов.

Суд отметил, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагентов.

Также должны учитываться риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Между тем, иных доводов в обоснование выбора контрагентов налогоплательщиком не приведено. В этой связи риск неблагоприятных последствий проявления недостаточной осмотрительности при выборе контрагентов ложится на лицо, заключившее такие сделки.

Предприятием не представлено доказательств того, что при заключении сделок с контрагентами были проверены полномочия лиц, от имени которых заключались договоры, подписывались первичные документы, производились конкретные действия по исполнению договора.

Кассационная инстанция поддерживает выводы судов об отсутствии со стороны налогоплательщика в рассматриваемой ситуации достаточной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов для совершении хозяйственных операций.

Территориальными налоговыми органами Владимирской области в ходе проведения выездных налоговых проверок устанавливаются факты получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды по налогу на добавленную стоимость.

Так, например, наличие взаимозависимости между проверяемым налогоплательщиком и его контрагентом позволили создать видимость движения товара.

 
У контрагента отсутствуют основные средства, остатки сырья и материалов, транспортные средства; численность сотрудников составляла 1 человек; по расчетному счету отсутствует перечисления в адрес иных организаций за приобретение товара (запасных частей). Данные факты свидетельствуют о том, что контрагент не мог осуществлять поставки импортных запасных частей.

Источником денежных средств, перечисленных в оплату товаров, послужили кредитные средства взаимозависимого банка, возвращенные банку в более поздний период.

В спецификациях к договору установлены неточности и противоречия, подтверждающие, что наименование товара, его стоимость и количество сторонами не согласовано.

Мотивируя приобретение товара, налогоплательщик сослался на необходимость осуществлять ремонт оборудования, однако дефектных ведомостей в ходе проверки не представил. Представленные в судебное разбирательство дефектные ведомости противоречили требованиям на списание запчастей, карточкам складского учета, инвентаризационным описям ТМЦ.

В качестве свидетелей был допрошен технический персонал, работающий на оборудовании, к которому согласно документам и приобретались запасные части. Показания свидетелей подтверждают, что товар приобретался у иных поставщиков путем направлениям им заявок и подписания актов приема-передачи. Показания работников опровергают факт поставки товара от спорного контрагента.

Арбитражный суд согласился с выводом инспекции о доказанности формального документооборота без реальных хозяйственных операций по поставке товара.

По результатам выездной налоговой проверки доначислено в бюджет налога на добавленную стоимость более 23 млн. рублей.