ничтожность сделки

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А03-19775/2012 от 18.09.2013 подтвердил, что сделка, направленная на последующую неисполнимость решения суда, признается ничтожной.

ФАС указал, что сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Неисполнение судебных актов, а также невыполнение требований арбитражных судов влечет за собой ответственность, установленную федеральными законами.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении № А13-6927/2010 от 03.09.2013 подтвердил, что соглашение о зачете встречного однородного требования, не соответствующее требованиям закона, является ничтожным.

ФАС указал, что обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования.

Признавая недействительной оспариваемую сделку как ничтожную, суд первой инстанции исходил из отсутствия у сторон встречных однородных требований, которые могли быть зачтены.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

При этом закон не устанавливает оспоримость соглашения о зачете при отсутствии подлежащих зачету требований и не предусматривает иных последствий такого нарушения.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А57-18560/2012 от 24.07.2013 пояснил, что отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями.

ФАС отметил, что договор, по которому одна сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права (требования). Из содержания спорного договора уступки права требования не усматривается безвозмездность данного договора.

При этом соглашение, заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования).

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-17635/2012 от 01.07.2013 отклонил довод о том, что договоры займа, заключенные унитарным предприятием без согласия собственника в любом случае являются ничтожными сделками.

ФАС указал, что государственное или муниципальное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества или иным способом распоряжаться таким имуществом без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия.

Унитарное предприятие вправе осуществлять заимствования только по согласованию с собственником имущества унитарного предприятия объема и направлений использования привлекаемых средств.

При этом сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением данных правил, являются оспоримыми, поскольку могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А63-15074/2012 от 17.06.2013 подтвердил, что за оказание самостоятельной услуги клиенту, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект, банк имеет право на получение отдельного вознаграждения наряду с процентами за пользование кредитом.

ФАС указал, что специфические экономические условия, в которых заключается договор на открытие кредитной линии, выражены в праве заемщика в течение определенного срока получить кредит отдельными траншами, т.е. не в полной сумме в пределах лимита задолженности и по первому своему требованию.

Такие особенности выдачи кредита могут привести к возникновению у банка определенных затрат, а также возможных расходов по резервированию конкретной суммы для удовлетворения будущих заявок заемщика в рамках договора об открытии кредитной линии. Данные обстоятельства суды должны исследовать, а банк - доказать несение финансового бремени, каких-либо расходов и потерь в связи с предоставлением кредита именно в виде открытия кредитной линии в целях получения вознаграждения и компенсации своих издержек.

При доказанности банком несения финансовых издержек при предоставлении заемщику возможности в определенный срок и в определенном размере получить в будущем денежные средства в рамках заключенного договора об открытии кредитной линии соответствующая компенсация может быть предусмотрена сторонами в таком кредитном договоре и не является скрытым увеличением процентной ставки, поскольку в период ожидания заявки от заемщика о выдаче кредита не происходит пользования денежными средствами банка со стороны заемщика.

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А82-9986/2012 от 29.05.2013 отклонил довод о том, что поскольку на момент заключения договора залога обеспечиваемое залогом векселей обязательство должника перед банком не существовало, данный договор является недействительным.

ФАС отметил, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Залог, установленный в отношении будущих требований, не противоречит закону. При этом залог может устанавливаться в отношении требований, которые возникнут в будущем, если стороны договорятся о размере обеспечения залогом таких требований.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-29618/2012 от 22.05.2013 пояснил, что с учетом предмета договора - выполнение работ - возврат полученного по недействительному договору подряда невозможен. Поэтому выполненные работы подлежат обязательной оплате.

ФАС отметил, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах.

Признание договора ничтожной сделкой не является основанием для отказа от оплаты выполненных обществом работ, результатом которых пользуется ответчик. В соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездности и недопустимости неосновательного обогащения. Следовательно, заказчик обязан оплатить фактически выполненные работы с учетом норм о неосновательном обогащении.

Учитывая, что учреждение приняло выполненные обществом работы, суды обоснованно обязали ответчиков оплатить обществу стоимость работ в заявленном размере.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А19-6203/10 от 28.03.2013 подтвердил, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, заявленное по истечении 3 лет со дня передачи имущества, удовлетворению не подлежит.

ФАС указал, что срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Таким образом, на спорное требование конкурсного управляющего распространяется трехлетний срок исковой давности, предусмотренный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение которого началось со дня, когда началось исполнение сделки. Исполнение сделки начинается после передачи имущества либо денежных средств.

При этом пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-5/2013 от 01.02.2013 подтвердил, что отсутствие у истца заинтересованности в оспаривании сделки является основанием для отказа в иске.

ФАС указал, что заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Под заинтересованным лицом следует понимать лицо, имеющее материально-правовой интерес в признании сделки ничтожной, в чью правовую сферу эта сделка вносит неопределенность и может повлиять на его правовое положение.

 Такая юридическая заинтересованность может признаваться за участниками сделки либо за лицами, чьи права и законные интересы прямо нарушены оспариваемой сделкой. Лицо, не участвующее в договоре, заявляющее иск о признании договора недействительным, должно доказать наличие своего материально-правового интереса в удовлетворении иска.

При этом такое лицо указывает, какие его права или охраняемые законом интересы нарушены или оспариваются лицами, к которым предъявлен иск, а также каким образом эти права и интересы будут восстановлены в случае реализации избранного способа судебной защиты.

ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении № А33-19023/2011 от 06.02.2013 подтвердил, что поскольку факт заключения оспариваемого муниципального контракта с целью, заведомо противной нравственности и основам правопорядка судом не был установлен, оснований для признания сделки антисоциальной и ничтожной не имелось.

ФАС отметил, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. Квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, то есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности.

В качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (статья 168 Кодекса), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте; сделки, направленные на изготовление, распространение литературы, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление поддельных документов.

Таким образом, для признания сделки ничтожной необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон.