ничтожность сделки

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-107435/11-57-925 от 14.01.2012 подтвердил, что поскольку спорные договоры мены акций прикрывали другие сделки, а именно договоры купли-продажи, данные сделки следует считать ничтожными.

ФАС отметил, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

В силу указанной нормы права признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на ее исполнение у обеих сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку.

Таким образом, по основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Учитывая изложенное, в предмет доказывания по делам о признании недействительными притворных сделок входит лишь установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора.

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А43-6847/2012 от 18.12.2012 пояснил, что факты внесения арендных платежей и принятие мер арендатора к переводу земельного участка из одной категории в другую, сами по себе не свидетельствуют о действительности договора, не соответствующего требованиям закона.

ФАС указал, что земли сельскохозяйственного назначения могут использоваться для ведения сельскохозяйственного производства, создания защитных лесных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей.

Из материалов дела следует и судами установлено, что по договору аренды земельного участка в пользование был передан участок из земель сельскохозяйственного назначения для разработки карьера по добыче песка. Такой вид использования земель сельскохозяйственного назначения не предусмотрен действующим законодательством, поэтому суд апелляционной инстанции правомерно указал на ничтожность договора аренды.

При этом ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом. Такая сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью и недействительна с момента ее совершения.

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-11681/12 от 19.12.2012 отклонил довод о том, что ликвидация одного из ответчиков не является основанием для прекращения производства по делу, а является основанием для прекращения производства в отношении только ликвидированного лица.

Здесь заявитель жалобы настаивал на том, что рассмотрение иска о признании ничтожной сделки недействительной возможно и в случае ликвидации одной из сторон сделки, не принимаются.

ФАС указал, что арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована.

Поскольку требования истца о признании недействительной сделки, заключенной между ответчиками, являются едиными требованиями, предъявленными совместно к двум ответчикам, ликвидация одного из ответчиков по делу является обстоятельством, не позволяющим продолжить производство по делу, спор о признании сделки недействительной не может быть рассмотрен без участия одного из ее контрагентов.

В таком случае принципы равноправия и состязательности сторон не могут быть соблюдены, поскольку обстоятельства нарушения норм закона "О несостоятельности", которые, по мнению истца, являются основанием для признания сделки недействительной, не могут быть исследованы без участия в споре стороны договора, на которую возложена обязанность соблюдения правил реализации имущества в период банкротства должника.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А63-9396/2012 от 10.12.2012 подтвердил, что вывод о недействительности (ничтожности) договора купли-продажи земель эколого-курортного региона, совершенного администрацией и обществом, основан на законе.

ФАС указал, что оборот земельных участков осуществляется в соответствии с гражданским законодательством. Земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки в пределах особо охраняемых природных территорий ограничены в обороте. К числу земель особо охраняемых природных территорий отнесены земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов, предназначенные для лечения и отдыха граждан.

Спорный участок относится к землям особо охраняемых природных территорий и ограничен в обороте, поэтому сделка по отчуждению его обществу совершена в нарушение норм действующего законодательства.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А63-1216/2011 от 28.11.2012 отклонил довод о том, что признание договора аренды недействительной сделкой не освобождает от внесения платы за пользование имуществом, равно как и от уплаты оговоренной сторонами неустойки по данному договору.

ФАС отметил, что договор аренды в отношении государственного или муниципального имущества может быть заключен только по результатам проведения торгов. Договор аренды названного имущества, заключенный без проведения торгов, является ничтожным. Использование земли является платным. Формами платы являются земельный налог и арендные платежи.

Следовательно, признание договора аренды недействительной сделкой не исключает обязанности общества оплатить пользование имуществом (земельным участком) по правилам о неосновательном обогащении.

Однако такая квалификация отношений сторон не допускает возможности взыскания с ответчика договорной неустойки, равно как и расторжения договора по требованию истца в судебном порядке.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-13754/2011 от 24.10.2012 пояснил, что признание договора ничтожной сделкой не является основанием для отказа от оплаты выполненных обществом работ, результатом которых пользуется ответчик.

ФАС отметил, что с учетом предмета договора - выполнение работ - возврат полученного по сделке невозможен. В соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездности и недопустимости неосновательного обогащения.

Следовательно заказчик обязан оплатить фактически выполненные работы с учетом норм обязательства о неосновательном обогащении.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А48-4238/2011 от 05.10.2012 подтвердил, что поскольку правовые последствия оспариваемой сделки соответствуют фактическим результатам ее совершения, основания для признания ее притворной отсутствуют.

ФАС указал, что притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. Из данной нормы следует, что при совершении притворной сделки воля сторон направлена не на достижение соответствующего ей правового результата, а на создание иных правовых последствий, соответствующих сделке, которую стороны действительно имели в виду.

Из материалов дела следовало, что оспариваемая сделка была направлена на возникновение между сторонами заемных правоотношений, сделка сторонами фактически исполнялась.

Исходя из вышесказанного, судебные инстанции обоснованно пришли к выводу, что оснований для признания оспариваемого договора недействительным не имеется.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-3532/2012 от 28.08.2012 пояснил, что недостаточность бюджетных средств не препятствует заключению муниципальных контрактов и не влечет их недействительность.

ФАС указал, что предусмотренная нормами Бюджетного кодекса РФ возможность по иску органа, в ведении которого находится казенное учреждение, признать недействительным контракт, заключенный таким учреждением, не свидетельствует о ничтожности такой сделки в силу статьи 168 ГК РФ.

Приведенные заявителем жалобы нормы бюджетного законодательства регулируют вопросы финансового обеспечения деятельности казенных учреждений и не содержат прямого запрета на заключение муниципальных контрактов в случае отсутствия либо недостаточности бюджетных средств.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-3792/2012 от 03.09.2012 подтвердил, что поскольку своими действиями общество подтвердило свои намерения по осуществлению прав и обязанностей именно вследствие заключения договора уступки, основания для признания сделки притворной отсутствуют.

ФАС отметил, что притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

При совершении притворной сделки у сторон отсутствует намерение по ее исполнению, действия сторон притворной сделки направлены на создание правовых последствий прикрываемой сделки. При наличии такого намерения основания для признания сделки притворной отсутствуют.

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-7570/12 от 30.08.2012 уточнил возможность признания договора, совершенного вследствие злоупотребления правом, ничтожным.

ФАС указал, что для признания договора ничтожным необходимо установить сговор всех сторон договора на его недобросовестное заключение с умышленным нарушением прав иных лиц или другие обстоятельства, свидетельствующие о направленности воли обеих сторон договора на подобную цель.

Также необходимо установить понимание и осознание сторонами нарушения при совершении сделки принципа добросовестного осуществления своих прав, а также соображений разумности и справедливости, в том числе по отношению к другим лицам, осуществляющим свои права с достаточной степенью разумности и осмотрительности.

Применительно к рассматриваемой ситуации злоупотребление правами имело место только на стороне продавца по договору купли-продажи, но не покупателя. Между тем, злоупотребление правом должно иметь место в действиях обеих сторон. В связи с вышеуказанным в удовлетворении исковых требований было отказано обоснованно.