обязанность доказывания

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-8361/11 от 21.12.2011 пояснил, что подача уточненной налоговой декларации, в которой сумма налога к уплате указана в большей сумме, чем в предыдущей, не является основанием для вывода налогового органа о занижении подлежащей уплате суммы налога и, как следствие, неполной уплате налога.

ФАС указал, что в решении о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного налогоплательщиком налогового правонарушения, как они установлены проведенной проверкой, документы и иные сведения, которые подтверждают указанные обстоятельства.

Для привлечения к ответственности необходимо наличие установленных в ходе проведения выездной или камеральной налоговой проверки обстоятельств, свидетельствующих о совершении налогоплательщиком неправомерных деяний, повлекших незаконное занижение налоговой базы по налогу за определенный налоговый период, которое в свою очередь повлекло неуплату этого налога за соответствующий период.

При этом представление уточненной налоговой декларации и неполная уплата исчисленного самостоятельно налогоплательщиком налога сами по себе не свидетельствуют о занижении обществом налоговой базы или ином неправильном ее исчислении в результате неправомерных действий налогоплательщика.

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-5884/11 от 23.09.2011 подтвердил, что поскольку связь между противоправными действиями ответчика и убытками, возникшими у истца, отсутствует, иск о возмещении убытков удовлетворению не подлежит.

ФАС указал, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органом, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.

Снованием для возложения гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков является совокупность следующих юридически значимых обстоятельств: наступление вреда, вина причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями, доказанность размера ущерба.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств, правовые основания для взыскания убытков отсутствуют.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-9074/2010 от 31.05.2011 пояснил, что предоставление отсрочки исполнения судебного акта является исключительной мерой, которая должна применяться судом лишь при наличии уважительных причин либо неблагоприятных обстоятельств, затрудняющих исполнение решения.

ФАС отметил, что при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения. Под отсрочкой исполнения решения подразумевается перенос срока его исполнения на иную указанную судом дату.

Взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться с заявлением о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, а также об изменении способа и порядка исполнения в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

Названные нормы не содержат конкретного перечня оснований для отсрочки, а лишь устанавливают в качестве критерия для их определения обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта, предоставляя суду возможность в каждом конкретном случае решать вопрос об их наличии с учетом всех обстоятельств дела.

При оценке таких причин и обстоятельств суд должен исходить из необходимости соблюдения баланса интересов сторон исполнительного производства.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А49-3622/2010 от 19.05.2011 подтвердил, что налогоплательщик не обязан доказывать свою добросовестность при осуществлении предпринимательской деятельности. Обнаруженную недобросовестность налогоплательщика, так же как и законность решения, в котором содержится вывод об этом, должен доказать налоговый орган.

ФАС указал, что в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, гарантия прав добросовестного налогоплательщика не может быть истолкована как возлагающая на налогоплательщика дополнительные обязанности, не предусмотренные налоговым законодательством.

Налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

При этом правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестный налогоплательщик" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, непредусмотренные законодательством. В частности, обязанность доказывать свою добросовестность в отношениях с контрагентами.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А09-6056/2010 от 13.05.2011 пояснил, что для удовлетворения иска о возмещении ущерба в порядке суброгации недостаточно документально подтвердить выплату страхового возмещения страхователю и его размер в соответствии с условиями договора страхования.

ФАС отметил, что к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Указанная норма регулирует отношения, возникающие при перемене лиц в обязательстве, и определяет условия, при соблюдении которых страховщик получает права страхователя на возмещение ущерба в порядке суброгации: наличие договорных отношений по страхованию и выплата страхового возмещения в соответствии с заключенным договором страхования.

Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки. Таким образом, страховщик должен осуществлять свои права в соответствии с теми нормами права, которые регулировали правоотношения страхователя и лица, ответственного за убытки.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Следовательно, страховщик при обращении с иском о возмещении ущерба в порядке суброгации обязан документально подтвердить не только выплату страхового возмещения страхователю и его размер в соответствии с условиями договора страхования, но и доказать наличие состава гражданского правонарушения. То есть доказать факт наступления вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между фактом наступления вреда и действиями ответчика, а также его вину.

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-2336/11-С6 от 11.05.2011 пояснил, что иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению лишь в случае, когда указанные препятствия имеют реальный характер.

ФАС отметил, что собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

Из содержания указанных правовых норм следует, что для удовлетворения негаторного иска необходима совокупность следующих условий: наличие у истца законного права в отношении имущества, в пользовании которым ответчиком чинятся препятствия, наличие препятствий в осуществлении права истца, а также наличие обстоятельств, свидетельствующих о том, что именно ответчиком чинятся препятствия в пользовании истцом имуществом, не соединенные с лишением владения. При этом чинимые препятствия должны иметь реальный характер.

ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-6752/10-С6 от 11.05.2011 пояснил, что заявитель, предъявляя требования о возмещении понесенных им расходов на оплату услуг представителя, должен доказать лишь факт осуществления этих платежей.

ФАС отметил, что другая сторона обладает правом заявить о чрезмерности требуемой суммы и обосновать разумный размер понесенных заявителем расходов применительно к соответствующей категории дел с учетом оценки, в частности, объема и сложности выполненной представителем работы, времени, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, продолжительности рассмотрения дела.

При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание также нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А08-10776/2009-12 от 22.04.2011 пояснил, что приведенные доводы о необходимости принятия обеспечительных мер не могут быть основаны на предположениях без документального подтверждения указанных причин.

ФАС отметил, что арбитражный суд по заявлению лица, участвующего в деле, может принять срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя. Обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Арбитражный суд признает заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, предусмотренных в законодательстве.

При этом обязанность доказывания наличия таких обстоятельств возложена на заявителя, который должен обосновать причины обращения с заявлением об обеспечении требования конкретными обстоятельствами, подтверждающими необходимость принятия обеспечительных мер, и представить доказательства, подтверждающие его доводы.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А09-8995/2009 от 06.04.2011 пояснил, что обязанность доказать отсутствие взаимосвязи между некачественным выполнением работ и возникшими в период гарантийного срока недостатками работ, возложена законодателем на подрядчика.

ФАС указал, что подрядчик, если иное не предусмотрено договором строительного подряда, гарантирует достижение объектом строительства указанных в технической документации показателей и возможность эксплуатации объекта в соответствии с договором строительного подряда на протяжении гарантийного срока. Заказчик вправе предъявить требования, связанные с недостатками результата работы, обнаруженными в течение гарантийного срока.

Подрядчик несет ответственность за недостатки, обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли вследствие нормального износа объекта или его частей, неправильной его эксплуатации или неправильности инструкций по его эксплуатации, разработанных самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком.

При этом качество выполненных работ подтверждает сам подрядчик. На заказчике лежит обязанность доказать наличие недостатков качества выполненных подрядчиком работ.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-525/2011 от 17.03.2011 пояснил, что существование разумных экономических и иных причин (деловой цели) для заключения спорных договоров и применения вычетов по ним должен доказывать сам налогоплательщик.

Признавая выводы налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды неправомерными, суды указали на непредставление налоговым органом доказательств, подтверждающих, что взаимозависимость учредителей и должностных лиц обществ оказала либо могла оказать влияние на условия или экономические результаты деятельности обществ.

Между тем, налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При рассмотрении же спора судами не дана оценка доводам налогового органа об отсутствии разумных экономических причин заключения договоров, кроме получения налоговой выгоды. При таких обстоятельствах судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.