Экспертиза. Какое солидное, внушающее доверие слово. Она научна и объективна. Она не может врать. Но если знать, как иногда проводятся экспертизы (по заказу инспекции), то волосы дыбом становятся. Такую профанацию редко встретишь.

Итак, инспекция заказала почерковедческую экспертизу у негосударственной экспертной организации. Дело обычное – инспекция доказывала нереальность операций. Разъяснить эксперту права, обязанности и ответственность должен инспектор, вынесший постановление о назначении экспертизы. Инспектор этого не сделал. Это так, для начала. Завязка.

Самого постановления о назначении экспертизы в деле нет. Уже интереснее, да? Потом, после многократных ходатайств компании инспекция все-таки нашла постановление. Эксперту были переданы разные документы, в том числе подписанные договор, счёт и счёт-фактура.

Поехали:

– эксперт в заключении не указал, в копиях или в оригиналах ему передали эти документы;

– эксперту передали сшив документов на 225 листах. Но ни в постановлении о назначении экспертизы, ни в заключении эксперта не указано, что эти документы – оригиналы;

– свободные образцы подписи директора компании эксперт не отбирал. Сравнительных образцов подписи у эксперта не было, хотя по методическим рекомендациям Минюста эксперту необходимо минимум 10-15 образцов почерка и 30-40 сравнительных образцов подписи. Ничего этого у эксперта не было;

– в заключении эксперт указал, что при сравнении образцов подписного почерка и подписи директора установлено их совпадение, и выполнены они одним и тем же лицом. Об этом написано 24 страницы заключения. А на 26 странице сказано, что подпись выполнена не директором, а другим лицом.

Как вам это нравится? И самое-самое:

– эксперту передали документы, подписанные разными людьми – директором и представителем по доверенности. Тот факт, что документы подписаны разными людьми, был известен и никем не оспаривался. Но эксперт решил, что все документы подписаны одним лицом.

«Данное обстоятельство свидетельствует о полной невнимательности эксперта к исследуемым подписям» — сказал суд на это. В итоге эксперт (или «эксперт»?) пришел к выводу, что подписи директора на переданных ему документах и подпись в протоколе допроса свидетеля (директора) выполнены разными лицами. Другого вывода и быть не могло.

К счастью, суд в этом деле обратил внимание на все косяки, и компания победила.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 12 июля 2010 г. по делу N А27-23077/2009 отклонил довод налогового органа о неправомерном отклонении судом ходатайства о проведении почерковедческой экспертизы в виду не представления доказательств невозможности назначения экспертизы в рамках налоговой проверки.

ФАС указал, что принимая оспариваемое решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, налоговый орган должен иметь надлежащим образом оформленные доказательства установленных в ходе налоговый проверки обстоятельств налогового правонарушения.

При этом непроведение инспекцией почерковедческого исследования подписей, содержащихся в первичной документации, свидетельствует о факте неполного сбора в ходе налоговой проверки всех необходимых доказательств.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 1 февраля 2010 г. по делу N А56-58531/2008 признал необоснованность довода о том, что суды в любом случае не могут отказать участнику судебного разбирательства в удовлетворении ходатайства о назначении почерковедческой экспертизы.

Здесь ФАС отметил, что в соответствии с нормами процессуального права заключение экспертизы является одним из доказательств по делу, не имеющим приоритета над другими доказательствами. При этом достаточность доказательств определяется судом, рассматривающим дело по существу.

С учетом изложенного суды вправе отклонить ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы, если к придут к выводу о достаточности уже имеющихся в деле доказательств.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 28 сентября 2009 г. по делу N А56-50978/2008 подтвердил, что, поскольку инспекция не проводила в ходе камеральной проверки почерковедческую экспертизу с целью установления подлинности сведений, изложенных в документах, она не может ссылаться на недостоверность подписей в счетах-фактурах.

ФАС отметил, что невозможность установления местонахождения лица, подписавшего счета-фактуры, свидетельские показания и объяснения сами по себе не могут служить достаточными доказательствами подписания спорных счетов-фактур неуполномоченными лицами.

Между тем, бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственным органом решения, возлагается на данный государственный орган.

ФАС Московского округа в Постановлении от 8 июля 2009 г. N КГ-А40/5781-09 признал правомерным назначение по делу судом апелляционной инстанции судебной почерковедческой экспертизы.

Здесь ФАС пояснил, что если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры. Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Таким образом, заключил ФАС, данные правила являются императивными и обязывают арбитражный суд принять указанные меры, в том числе назначить экспертизу.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 5 июня 2009 г. по делу N А65-5077/2008 признал необоснованным довод о визуальном несоответствии подписи в карточке счета, заверенной отделением Сберегательного банка Российской Федерации с подписями в счетах-фактурах, так как он был основан на предположениях.

ФАС отметил, что подтверждение факта подписи счетов-фактур неустановленным лицом требует специальных познаний.

Из материалов дела следовало, что в ходе осуществления мероприятий налогового контроля соответствующая криминалистическая экспертиза не проводилась, ходатайство о проведении такой экспертизы налоговый орган не заявлял и в ходе судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах ФАС расценил вышеприведенный довод налогового органа в качестве необоснованного.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что представленные обществом товарные накладные не могут подтвердить вычет по НДС, так как подписаны неустановленными лицами.

По итогам почерковедческих экспертиз, полученных налоговым органом, выяснилось, что подписи в накладных и счетах-фактурах контрагентов не принадлежат руководителям данных организаций.

Кроме того, один из директоров в проверяемый период отбывал наказание в Брянской области, и никак не мог подписывать документы. (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10/09/2008 № А11-10997/2007-К2-18/536)