субсидиарная ответственность

Арбитражный суд Свердловской области взыскал с пенсионерки Галины Ахмадеевой 5,7 млн руб. в счет возмещения ущерба из-за «ненадлежащего ведения» бухучета.Об этой истории рассказали «Ведомости».

Решение принято по иску конкурсного управляющего ООО «Темп», которое находится в стадии банкротства. По мнению суда, неправомерные и умышленные действия бывшего директора предприятия Михаила Колпакова и бывшего главного бухгалтера Ахмадеевой в виде умышленного занижения налоговой базы по налогу на прибыль привели к доначислению организации налога и штрафам.

В декабре 2017 г. Ахмадеева фактически выиграла в Конституционном суде дело о взыскании с нее налоговой недоимки организации. Пенсионерка подрабатывала оформлением отчетности и в 2012 г. неверно определила, какой режим налогообложения должно было применять ООО «Темп». Предприятие занималось автоперевозками, и власти регулярно задерживали выплаты ему компенсаций за льготников. Это и привело к превышению лимита, установленного для пользования упрощенной системой налогообложения. В 2015 г. Ахмадеева оказалась фигурантом уголовного дела об уклонении от уплаты налогов. Дело закрыли, но через месяц межрайонная инспекция ФНС № 2 по Свердловской области обратилась в суд с гражданским иском о взыскании с пенсионерки ущерба, причиненного преступлением, и взыскала 2,78 млн руб.

Ахмадеева пожаловалась в Конституционный суд на попытку двойного налогообложения, ведь недоимку пытались взыскать и с нее, и с предприятия. Конституционный суд согласился с заявительницей только частично. Физлица не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими ущерб, однако с них нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию, объяснил он. Кроме того, исключено взыскание причиненного недоимками вреда с лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления до прекращения деятельности организации-налогоплательщика, указал суд.

В апреле 2018 г. красноуфимский суд исполнил решение Конституционного суда и отклонил требования налоговиков о взыскании с пенсионерки вреда. Но теперь арбитражный суд области решил, что она возместить должна организации-банкроту, так как ее положение существенно ухудшено действиями Ахмадеевой.

АдвокатДмитрий Шубин, представляющий интересы Ахмадеевой, говорит, что его клиентка не согласна с этим решением и обязательно его обжалует. Он отмечает, что в данном случае суд применил не нормы Налогового кодекса, ставшие предметом проверки Конституционным судом, а положения закона о банкротстве. Однако при этом суд не стал, как положено, устанавливать обстоятельства, а просто сослался на ранее вынесенное им решение, подтвердившее правильность начисленной недоимки. Кроме того, Конституционный суд прямо запретил взыскивать с физлиц штрафы, наложенные на организацию, напоминает адвокат.

Арбитражный суд Свердловской области расширительно толкует статью Гражданского кодекса, которая предусматривает ответственность руководителя организации и до сих пор применялась только в отношении гендиректора, считает эксперт. И непонятно почему к убытку организации суд отнес сумму недоимки, хотя организация с этими деньгами не расставалась. 

Вы наверняка знаете: если инспекторы доначислили компании недоимки, пени и штрафы, провели процедуру банкротства, и компания не расплатилась с долгами, тогда субсидиарная ответственность может быть переложена на плечи контролирующих должника лиц. А такими лицами, могут признать собственника, генерального директора, главбуха, финансового директора. И многие бизнесмены думают, что субсидиарка действует только в течение трехлетнего срока.

Владимир Туров в своем блоге рассказал о деле, по которому директор был привлечен к субсидиарной ответственности за пределами трехлетнего срока.

Неприятная новость изложена в Постановлении АС Московского округа №Ф05-14178/2018 от 13 сентября 2018 года по делу №А40-162110/2016.

Как было дело? В 2016 году арбитражный суд признал организацию банкротом и открыл конкурсное производство. Через год налоговики подали в суд уточненное в порядке статьи 49 АПК РФ заявление о привлечении трех бывших генеральных директоров к субсидиарной ответственности по неисполненным компанией обязательствам перед бюджетом на сумму 98 миллионов рублей.

Арбитражный суд рассмотрел заявление налоговиков, но всю сумму взыскали только с одного бывшего генерального директора, который на момент налоговой проверки за 2010-2012 гг. возглавлял компанию. Именно за этот период времени налоговики нашли нарушения и доказали через суд, что компания должна бюджету 98 миллионов рублей. И эти деньги взыскали с генерального директора.

Обратите внимание, налоговики подали заявление в 2017 году, а проверка была в 2010-2012 годах. С 2012 по 2017 год прошло 5 лет: казалось бы, все сроки исковой давности истекли, и бывшему генеральному директору больше не о чем беспокоиться.

Конечно же, генеральный директор возразил и заявил, что трехлетний срок истек: налоговики не имеют права взыскать с него 98 миллионов рублей, ведь срок пропущен. Суд отклонил этот аргумент генерального директора, и начались «чудеса»…

Судьи сослались на пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 года №35: если кредитор (в данном случае – налоговая инспекция) изменяет правовые основания своего требования к должнику по сравнению с изначальными, то, согласно части 1 статьи 49 АПК РФ, считается, что кредитор подал новое заявление в момент такого изменения, и в данном случае начинается новый срок давности.

Что было изменением этого правового основания со стороны налоговиков? Сначала налоговики требовали взыскать задолженность с компании, но правовое основание поменялось: инспекция требовала взыскать задолженность с физического лица, т.е. с бывшего генерального директора.

Какие советы дал предпринимателям Владимир Туров, чтобы не попасть в такую ситуацию, узнайте здесь.