субсидиарная ответственность

Компания торговала бижутерией. Прибыль оказалась ниже, чем рассчитывали руководители, и бизнес было решено закрыть.

Компания расплатилась с контрагентами, после чего директор прекратил подавать в налоговую отчетность. По сути, компанию просто бросили, не применяя процедуру ликвидации.

И тут арендодатель понял, что компания не доплатила ему 780 тыс руб. Он пошел в суд за взысканием, суд его требования удовлетворил, выдал исполнительный лист. Но получить эти деньги арендодатель не смог, потому что инспекция к тому времени уже исключила компанию из ЕГРЮЛ как недействующую. Отчетность-то не подавалась.

Тогда арендодатель решил действовать иначе. Он заявил, что бросив компанию, её руководители поступили недобросовестно и неразумно, а значит, на них должна быть возложена субсидиарная ответственность. То есть он попытался получить 780 тыс руб через субсидиарную ответственность.

Три судебные инстанции с ним согласились. Они сказали, что не представлять налоговую и бухгалтерскую отчетность — это недобросовестно или неразумно. Если директор хотел прекратить бизнес, то ему следовало ликвидировать компанию в установленном порядке, а не просто бросать ее.

Но директор уже ликвидированной компании пошёл в Верховный суд, который отменил все нижестоящие судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Сейчас на сайте кад.арбитр есть только резолютивная часть Определения Верховного суда по делу № А65-27181/2018. Она была изготовлена 23 января 2020 года. Поэтому мы не можем точно сказать, с какими аргументами Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вот так директорам чуть не прилетел риск субсидиарной ответственности ещё и за непредставление налоговой и бухгалтерской отчётности. Впрочем, точка ещё не поставлена, ведь дело теперь будет опять рассматриваться в суде первой инстанции. Будем следить за этой историей. 

Из-за незаконных действий замдиректора компании, кредиторам был причинён ущерб на 183 млн руб. Компания пошла на банкротство. Кредиторы потребовали привлечь виновных к субсидиарной ответственности.

Но замдиректора разбился на машине.

Кредиторы потребовали привлечь к субсидиарной ответственности его наследников – жену и двух детей. И Верховный Суд согласился.

Вот его аргументы:

– субсидиарная ответственность – это разновидность гражданско-правовой ответственности. Она наступает из-за причинения вреда имущественным правам кредиторов, следовательно долг, возникший в связи с субсидиарной ответственностью, подчиняется тому же правовому режиму, что и другие долги, связанные с возмещением вреда;

– нет оснований считать, что обязанность возместить кредитору убытки неразрывно связана с личностью наследодателя;

– гражданское законодательство не содержит запрета на переход субсидиарного долга по наследству;

– следовательно, субсидиарные долги входят в наследственную массу;

– кредиторы могут предъявить иск о привлечении к субсидиарной ответственности во время жизни контролирующего должника лица, а также после его смерти. После смерти иск предъявляется к наследникам; 

– долг по субсидиарной ответственности можно взыскать с наследников, даже если на момент смерти контролирующего лица не было известно о долге, возникшем в результате субсидиарной ответственности.

Если так начинается год (точнее, Определением Верховного суда от 16.12.2019 № 303-ЭС19-15056 по делу № А04-7886/2016 закончился предыдущий), то что дальше-то будет?