субсидиарная ответственность

Налоговым органам не удалось привлечь к субсидиарной ответственности детей контролирующих должника лиц. Такое решение вынесла сегодня Коллегия по экономическим спорам Верховного суда по делу №А40-131425/2016.

В чем суть спора

Компания «Альянс», принадлежавшая С. занималась госконтрактами. А чтобы уйти от налогов и выводить деньги, использовались аффилированные организации. В некоторых из них учредителем и директором была жена владельца компании К. Кроме того, она еще была и главбухом в одной из этих организаций.

В феврале 2017 года «Альянс» признали банкротом. После процедуры конкурсного производства непогашенными остались требования на сумму свыше 300 млн руб. Из них свыше 200 млн — налоговые долги. При этом в декабре 2017-го С. и К. подарили принадлежащее им дорогое имущество своим детям (1997-го года рождения и 2002). Всего было подарено восемь объектов недвижимости и два транспортных средства.

ФНС посчитала, что подарки были куплены за счет выведенных денег обанкротившейся компании и дети должны быть привлечены к субсидиарной ответственности. Само собой, к субсидиарной ответственности была привлечена и жена бизнесмена.

Что решили суды трех инстанций

Первая инстанция, Арбитражный суд г. Москвы, повесила всю субсидиарную ответственность на владельца «Альянса» С. Т.е. отказалась привлечь как детей, так и жену. Апелляция не согласилась с первой инстанцией в части жены, которую посчитала контролирующим должника лицом.

Однако кассационная инстанция отменила решение апелляционной, оставив в силе решение Арбитражного суда Москвы. ФНС не успокоилась и подала кассационную жалобу в Верховный суд РФ.

Что решил Верховный суд

В своей жалобе ФНС настаивала, что К. контролировала должника и извлекала выгоду из незаконных действий её мужа, а их дети должны выплатить компенсацию в размере стоимости подаренного им имущества. И жалоба была принята к рассмотрению.

Дело было рассмотрено Коллегией по экономическим делам ВС сегодня, 16 декабря, поэтому опубликованного решения пока нет. Есть только информация от присутствующих на заседании юристов, опубликованная на портале Право.ру.

В ходе заседания представитель ФНС подтвердил свою позицию насчет того, что К. была контролирующим лицом и что дети должны выплатить компенсацию. И даже выдвинул версию, что дети были просто ширмой, чтобы скрыть имущество от кредиторов.

Представители ответчиков указывали на то, что ФНС не оспаривала дарение, а также не исследовала работу контрагентов «Альянса», которые, по заявлению ФНС, участвовали в схеме по уходу от налогов. В ходе заседания много вопросов вызвали сделки, касающиеся детей — они были совершены в разное время и при разных обстоятельствах, уточнить которые в ходе заседания оказалось невозможно.

В итоге Верховный суд, выслушав аргументы сторон, принял решение отменить определение кассации, оставить в силе судебный акт апелляции в части привлечения к субсидиарной ответственности жены бизнесмена К., а вопрос о детях — передать на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Что говорят юристы

Есть мнение, что налоговая просто «зашла не с той стороны». Оспаривать надо было сделки дарения имущества как таковые, а не пытаться привлечь к субсидиарной ответственности детей. Чем же мотивировал своё решение Верховный суд, отправляя дело на пересмотр в первую инстанцию, пока неизвестно.

Субсидиарная ответственность директоров и учредителей — давно не экзотика. Дела по взысканию средств с контролирующих лиц поставлены на поток. Посмотрите, как изменилась статистика по взысканию субсидиарки: Число заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности:

  • В 4 кв. 2015 — 444
  • Во 2 кв. 2019 — 1621
  • Рост в 3,6 раза.
Число удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарке:

  • В 4 кв.2015 — 18 (то есть 4% от числа поданных)
  • Во 2 кв. 2019 — 418 (уже 26%)
  • Рост в 23 раза.
Размер субсидиарной ответственности всего:

  • В 4 кв.2015 — 3,1 млрд руб
  • Во 2 кв. 2019 — 79,5 млрд руб
  • Рост в 25 раз
Число привлечённых к ответственности лиц:

  • В 4 кв.2015 — 19
  • Во 2 кв. 2019 — 555
  • Рост в 29 раз.
Но это не рекорды. А вот в 4 квартале 2018 кредиторы и суды отработали по-стахановски: удовлетворили 548 заявлений о привлечении к ответственности, что составило 45% от числа поданных заявлений и взыскали 182,9 млрд руб с 738 контролирующих лиц.

С чего начинается субсидиарная ответственность, уважаемые читатели? С того, что компанию внесли в план выездных проверок. Что говорит о том, что компанию могут проверить? Любой повышенный интерес инспекции к вашей фирме. Поэтому если инспекторы начали приглашать вас на комиссии или требовать документы по сделкам — это повод задуматься, не взыщут ли с вас лично миллионы рублей через пару лет.

Один из рисков — субсидиарная ответственность. Причем залезть в карман директору норовят не только кредиторы, но и владельцы компании, которой директор руководит, предупреждают «Налоговые адвокаты»

Так произошло с бывшим директором АО «Энергоинвест». Директор руководила компанией с 2013 по начало декабря 2015 года (когда она ушла по собственному желанию).

В 2018 проходит выездная проверка. Она обнаруживает, что в 2015 году компания не заплатила НДФЛ:

– сама недоимка — 3,1 млн руб.

– штраф — 1,1 млн руб.

– пени — 1,1 млн руб.

Акционеры компании решили, что в неуплате виновата директор и обратились в арбитражный суд с требованием взыскать с директора 2,2 млн рублей, потом сумма была снижена до 1 млн руб. Почему так произошло?

Суд первой инстанции удовлетворил заявление полностью, апелляция поддержала. А кассация сказала, что первая инстанция и апелляция ошибаются, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 
1 ноября 2019 года он отказал в иске полностью:

– согласно Акту выездной пени и штраф были начислены за период с 1 января 2015 по 28 мая 2018. Но директор-то уволилась ещё в конце 2015. Поэтому она могла бы нести ответственность не за всю сумму пеней и штрафа, а только за свой период. Там получается 1 млн.

– налоговый период по НДФЛ — календарный год. Директор уволилась в начале декабря 2015. Весь остальной декабрь можно было платить НДФЛ.

– акционеры сами создали ситуацию, при которой директор не смогла заплатить НДФЛ. Как? Они заключили договоры, не утвержденные сметой. Акционеры потратили больше 258 млн рублей из выручки акционерного общества. Директору просто нечем было платить НДФЛ. Так что директор ни в чём не виновата.

Обратите внимание на сроки в этом деле. Директор уволилась в 2015 году, выездная прошла в 2018, иск в суд первой инстанции был заявлен в начале 2019. И только в ноябре 2019 суд встал на сторону директора. Вот так акционеры компании планировали дотянуться до директора аж через 4 года.

Этим летом «Клерк» следил за историей главного бухгалтера и кассира, с которых конкурсный управляющий банкротящейся фирмы пытался взыскать деньги, снятые ими по чековой книжке и внесенные в кассу организации. Им удалось отбиться в суде, правда не без помощи хороших юристов.

Но, оказывается, пострадать могут не только финансовые работники компаний. Конкурсные управляющие выставляют подобные претензии и к обычным работникам. Скриншотом угрозы простому инженеру поделились в Фейсбуке в одной из юридических групп.

Открыть оригинал изображения (720x960, 0.49 Мб)

Комментарии к письму от автора весьма саркастичны. Ведь конкурсный управляющий по сути шантажирует бывшего работника фирмы, грозясь признать его контролирующим лицом банкротящейся организации. Что повлечет попытку взыскания с него миллионов рублей.

Однако не все согласны с фактически оскорбительными выпадами в адрес КУ. Коллеги-юристы напоминают, что управляющий обязан оспаривать такие сделки. И если он не оспорит такое повышение зарплаты и не подаст иск (даже заведомо отказной) с него самого потом кредиторы взыщут неоспоренную сумму.

А что же делать простым работникам организаций, которые могут спустя несколько лет после увольнения попасть под каток банкротства бывшего работодателя? Ведь, получается, отобрать могут даже честно заработанную зарплату, просто потому, что конкурсному управляющему показалось подозрительным её повышение.

Больше всего в претензии КУ удивляет утверждение о том, что инженер знал о неплатежеспособности организации. При том что, судя по всему, зарплату ему платили исправно. И если подобные претензии в адрес директоров, топ-менеджмента и даже бухгалтерии объяснимы, то заявления о том, что технический персонал разбирается в финансовых вопросах и в курсе неплатежеспособности фирмы, никакой критики не выдерживают.