судебная практика

Верховный Суд РФ подтвердил, что инспекция правомерно признала разницу между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов, и переквалифицировала ее в налогооблагаемый доход. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

В результате выездной проверки инспекция установила, что индивидуальный предприниматель незаконно занижал налоговую базу по НДФЛ и НДС. Так, он получал доход от розничной продажи товаров, однако часть выручки не учитывал при расчете указанных налогов. ИП выводил ее из-под налогообложения, заключая фиктивные договоры займа (ст. 807 ГК РФ) со своими контрагентами. Он якобы предоставлял им в долг суммы, равные неучтенному от реализации товара доходу. При этом фактически средства заемщикам не передавались и в их отчетных документах не учитывались. Это позволяло ИП занижать налогооблагаемую базу по НДС и НДФЛ, указывая неверную информацию в бухгалтерских документах.

Инспекция установила, что разница между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, является налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов. Поэтому налоговый орган переквалифицировал поступившую выручку в налогооблагаемый доход и доначислил предпринимателю НДС и НДФЛ, а также пени и штрафы.

Предприниматель не согласился с решением инспекции и обратился в суд. Он указал, что спорная сумма является возвратом займов и процентов по ним, поэтому он не включил ее в состав доходов, так как при определении налоговой базы такие средства не учитываются.

Суды отказали налогоплательщику, указав, что налоговый орган правомерно переквалифицировал указанную разницу в налогооблагаемый доход. Расходные и приходные документы (расходные кассовые ордера), которые представил предприниматель, не подтверждают выдачу займов. Более того, он их составил уже после выездной проверки.

Суды выявили, что бухгалтерский и налоговый учет и отчетность контрагентов ИП информацию по займам также не подтверждают. В ходе рассмотрения дела обнаружилось, что ИП не обладал денежными средствами в объеме, позволяющем предоставлять займы в проверяемый период. Поэтому суды пришли к выводу о недоказанности передачи денежных средств по договорам займа.

Не согласившись с позицией судов, налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения

«Новая газета» нашла 50 тысяч судебных решений, совпадающих почти дословно.

Журналисты проанализировали все уголовные приговоры районных судов за 2017 и 2018 годы, доступные на сайтах судов в домене sudrf.ru. Среди 780 тысяч судебных актов нашли 50 тысяч таких, которые имеют более 80% совпадений хотя бы еще с одним решением. При этом сравнивались только тексты судебных актов, написанных одним и тем же судьей.

Оказалось, что более половины «списанных» решений — про наркотики. Также копипастят решения по неуплате алиментов, уклонению от военной службы, организации незаконной миграции и т.п.

Среди всех российских судов по доле судебных решений, которые выглядят как принятые под копирку, лидирует Выборгский райсуд Петербурга.

Нет ничего удивительного в том, что для описания кражи, побоев или убийства судьи используют стандартные конструкции вроде «на основании внезапно возникшей личной неприязни», «в составе организованной группы» или «осознавая противоправность своих умышленных действий». Но почти весь текст одного судебного решения, по идее, не может совпадать с другим, если речь идет о разных людях и обстоятельствах.

Даже если события типичны — скажем, наркоманы покупают вещество у одного и того же дилера, написать полностью идентичный текст судебного решения, не заглядывая в предыдущие, просто невозможно.

С точки зрения юриста, в дословном совпадении приговоров нет ничего незаконного. Даже если доказать, что судья скопировал текст из другого решения, а не случайно написал похожий, судья остается в своем праве, если обстоятельства дела действительно плотно совпадают.

Почему копипаст решений судов опасен для граждан? Когда следователь или судья начинает копировать тексты, у него возникает гигантский соблазн еще больше упростить себе работу: пренебречь какими-то особенностями дела или подсудимого ради того, чтобы лучше уложиться в шаблон.

ФНС осуществляет оперативный мониторинг судебной практики по исчислению страховых взносов индивидуальными предпринимателями — плательщиками страховых взносов, применяющими УСН. Об этом сообщается в письме от 21 января 2019 г. № БС-4-11/799@.

Формированием отрицательной для налоговиков судебной практики озаботились региональные управления ФНС. Суды распространяют постановление Конституционного суда РФ от 30.11.2016 № 27-П на предпринимателей применяющих УСН с объектом доходы-расходы.

О том, что указанное постановление КС РФ касается только ИП на ОСНО и то при расчете взносов за периоды до 2017 года, указывалось в письме Минфина от 12.02.2018 № 03-15-07/8369, доведенному до нижестоящих налоговых органов письмом Федеральной налоговой службы. В качестве обоснования своей позиции Минфин привел решение Верховного суда от 08.06.2018 по делу № АКПИ18-273.

Однако судам письма Минфина и ФНС не указ. И поэтому налоговики вынуждены признать, что пока практика складывается не в их пользу: 40 дел выиграли ИП, а ИФНС всего 17. Всего, по данным налоговой службы в судах рассматривается около 200 дел по этому поводу.

ФНС обеспокоена ситуацией, поскольку «разрешение данной категории судебных споров в пользу плательщиков страховых взносов повлечет потенциальные потери бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации, федерального бюджета Российской Федерации». И поэтому региональным управлениям поручено провести мониторинг судебных дел по таким спорам, обеспечить обязательное сопровождение представителями Управлений таких судебных дел, а также при наличии фактов их рассмотрения в пользу плательщика страховых взносов обеспечить своевременное представление информации по таким случаям в структурные подразделения ФНС России

Верховный Суд РФ в определении № 301-КГ18-16565 от 29 октября 2018 г. подтвердил, что решение инспекции о принятии обеспечительных мер в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) имущества организации без согласия налогового органа не нарушает требования законодательства о налогах и сборах, а также права и законные интересы компании. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

По результатам выездной проверки инспекция доначислила организации налоги, пени и штраф. Чтобы обеспечить их поступление в бюджет, она вынесла решение о принятии обеспечительных мер в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) имущества компании без согласия налогового органа. Основанием для этого послужило то, что в бухгалтерской отчетности компании за 2016 год прослеживалось снижение стоимости основных активов и рост кредиторской задолженности, а также то, что размер доначисленных налогов, пени и штрафа являлся значительным для налогоплательщика.

Не согласившись с инспекцией, организация обратилась в суд. Она сослалась на то, что это решение нарушает ее права как собственника, который может свободно распоряжаться своим имуществом. Кроме того, компания отметила, что располагает достаточным количеством имущества для исполнения решения инспекции по выездной проверке.

Суды трех инстанций организации отказали, указав, что норма, закрепленная в пп. 1 п. 10 ст. 101 НК РФ, не ограничивает права налогоплательщика по распоряжению принадлежащим ему имуществом, так как предусматривает возможность его реализации, но с согласия налогового органа. Решение о принятии обеспечительных мер не нарушает прав организации, а является гарантом исполнения решения инспекции о взыскании доначисленных налогов, пени и штрафа. Оно не ущемляет интересы налогоплательщика, поскольку запрет на отчуждение спорного недвижимого имущества не имеет каких-либо негативных последствий для хозяйственной деятельности компании. Суды отметили, что принятая мера не влечет изъятия из оборота организации денежных средств и не препятствует владеть и пользоваться по своему усмотрению имуществом в текущей производственной деятельности.

Суды также подчеркнули, что налогоплательщик не представил доказательства того, что из-за указанного решения он не сможет выполнить свои финансовые обязательства перед бюджетом, контрагентами и работниками. Организация обратилась в Верховный Суд РФ, который отказал ей в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.