судебная практика

Количество преступлений, предметом и средством которых выступает криптовалюта, растет. Однако уголовных дел и приговоров виновным пока ничтожно мало.

Этой теме был посвящен круглый стол в рамках заседания комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России 28 августа, пишет «Коммерсантъ».

Эксперты отмечают, что испытывают сложности при оценке преступных деяний, связанных с новыми цифровыми сущностями. Отсюда ничтожно малое количество уголовных дел.

При этом даже в имеющейся практике большинство дел не связано с криптовалютой, как предметом преступления. Чаще всего она просто используется как средство отмывания денег или покупки наркотиков.

По словам доцента Российского государственного университета правосудия Михаила Простосердова, из трех классических признаков предмета преступления (материальный, экономический и юридический) криптовалюта обладает только одним — экономическим, поэтому ее не признают предметом преступления.

Законодательство позволяет квалифицировать те или иные деяния, связанные с цифровой сферой, однако необходимы общие правила игры.

Речь идет о разграничении терминов «цифровые» и «виртуальные» активы (в соответствии с подходом FATF).

«Виртуальный актив — это токен, криптовалюта, то есть цифровое выражение ценности, которая может обращаться, переводиться и использоваться для инвестирования. Но под это понятие может подпадать и предмет в компьютерной игре, который может стоить десятки тысяч долларов»,— пояснила адвокат АК «Аснис и партнеры» Екатерина Ипполитова.

В профильных же законах, находящихся на рассмотрении в Госдуме, используется понятие цифрового финансового актива, под которое не подпадает значительное число существующих криптовалют и ряд других объектов цифровых имущественных прав.

Другая сторона проблемы — отсутствие современных методик, позволяющих расследовать дела, связанные с криптовалютами. По мнению эксперта Института развития интернета Бориса Едидина, нужно создавать особые следственные подразделения, специализирующиеся на расследовании уголовных дел в области цифровых проектов, нечто вроде «цифровой прокуратуры».

С такой трактовкой вопроса не согласны представители правоохранительных органов.По словам старшего следователя по ОВД-2 отдела УРОПД следственного департамента МВД России Артема Ранченкова, малое количество расследуемых дел связано не с недостатком специального образования у правоохранителей, а с нежеланием пострадавших раскрывать следствию источник происхождения криптоактивов.

Верховный Суд РФ подтвердил, что инспекция правомерно признала разницу между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов, и переквалифицировала ее в налогооблагаемый доход. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

В результате выездной проверки инспекция установила, что индивидуальный предприниматель незаконно занижал налоговую базу по НДФЛ и НДС. Так, он получал доход от розничной продажи товаров, однако часть выручки не учитывал при расчете указанных налогов. ИП выводил ее из-под налогообложения, заключая фиктивные договоры займа (ст. 807 ГК РФ) со своими контрагентами. Он якобы предоставлял им в долг суммы, равные неучтенному от реализации товара доходу. При этом фактически средства заемщикам не передавались и в их отчетных документах не учитывались. Это позволяло ИП занижать налогооблагаемую базу по НДС и НДФЛ, указывая неверную информацию в бухгалтерских документах.

Инспекция установила, что разница между суммой, поступившей на банковский счет предпринимателя, и той, что отражена в его учетных документах, является налогооблагаемой выручкой, а не возвратом займов. Поэтому налоговый орган переквалифицировал поступившую выручку в налогооблагаемый доход и доначислил предпринимателю НДС и НДФЛ, а также пени и штрафы.

Предприниматель не согласился с решением инспекции и обратился в суд. Он указал, что спорная сумма является возвратом займов и процентов по ним, поэтому он не включил ее в состав доходов, так как при определении налоговой базы такие средства не учитываются.

Суды отказали налогоплательщику, указав, что налоговый орган правомерно переквалифицировал указанную разницу в налогооблагаемый доход. Расходные и приходные документы (расходные кассовые ордера), которые представил предприниматель, не подтверждают выдачу займов. Более того, он их составил уже после выездной проверки.

Суды выявили, что бухгалтерский и налоговый учет и отчетность контрагентов ИП информацию по займам также не подтверждают. В ходе рассмотрения дела обнаружилось, что ИП не обладал денежными средствами в объеме, позволяющем предоставлять займы в проверяемый период. Поэтому суды пришли к выводу о недоказанности передачи денежных средств по договорам займа.

Не согласившись с позицией судов, налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения

«Новая газета» нашла 50 тысяч судебных решений, совпадающих почти дословно.

Журналисты проанализировали все уголовные приговоры районных судов за 2017 и 2018 годы, доступные на сайтах судов в домене sudrf.ru. Среди 780 тысяч судебных актов нашли 50 тысяч таких, которые имеют более 80% совпадений хотя бы еще с одним решением. При этом сравнивались только тексты судебных актов, написанных одним и тем же судьей.

Оказалось, что более половины «списанных» решений — про наркотики. Также копипастят решения по неуплате алиментов, уклонению от военной службы, организации незаконной миграции и т.п.

Среди всех российских судов по доле судебных решений, которые выглядят как принятые под копирку, лидирует Выборгский райсуд Петербурга.

Нет ничего удивительного в том, что для описания кражи, побоев или убийства судьи используют стандартные конструкции вроде «на основании внезапно возникшей личной неприязни», «в составе организованной группы» или «осознавая противоправность своих умышленных действий». Но почти весь текст одного судебного решения, по идее, не может совпадать с другим, если речь идет о разных людях и обстоятельствах.

Даже если события типичны — скажем, наркоманы покупают вещество у одного и того же дилера, написать полностью идентичный текст судебного решения, не заглядывая в предыдущие, просто невозможно.

С точки зрения юриста, в дословном совпадении приговоров нет ничего незаконного. Даже если доказать, что судья скопировал текст из другого решения, а не случайно написал похожий, судья остается в своем праве, если обстоятельства дела действительно плотно совпадают.

Почему копипаст решений судов опасен для граждан? Когда следователь или судья начинает копировать тексты, у него возникает гигантский соблазн еще больше упростить себе работу: пренебречь какими-то особенностями дела или подсудимого ради того, чтобы лучше уложиться в шаблон.

ФНС осуществляет оперативный мониторинг судебной практики по исчислению страховых взносов индивидуальными предпринимателями — плательщиками страховых взносов, применяющими УСН. Об этом сообщается в письме от 21 января 2019 г. № БС-4-11/799@.

Формированием отрицательной для налоговиков судебной практики озаботились региональные управления ФНС. Суды распространяют постановление Конституционного суда РФ от 30.11.2016 № 27-П на предпринимателей применяющих УСН с объектом доходы-расходы.

О том, что указанное постановление КС РФ касается только ИП на ОСНО и то при расчете взносов за периоды до 2017 года, указывалось в письме Минфина от 12.02.2018 № 03-15-07/8369, доведенному до нижестоящих налоговых органов письмом Федеральной налоговой службы. В качестве обоснования своей позиции Минфин привел решение Верховного суда от 08.06.2018 по делу № АКПИ18-273.

Однако судам письма Минфина и ФНС не указ. И поэтому налоговики вынуждены признать, что пока практика складывается не в их пользу: 40 дел выиграли ИП, а ИФНС всего 17. Всего, по данным налоговой службы в судах рассматривается около 200 дел по этому поводу.

ФНС обеспокоена ситуацией, поскольку «разрешение данной категории судебных споров в пользу плательщиков страховых взносов повлечет потенциальные потери бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации, федерального бюджета Российской Федерации». И поэтому региональным управлениям поручено провести мониторинг судебных дел по таким спорам, обеспечить обязательное сопровождение представителями Управлений таких судебных дел, а также при наличии фактов их рассмотрения в пользу плательщика страховых взносов обеспечить своевременное представление информации по таким случаям в структурные подразделения ФНС России