Судебно-экспертная палата России сформировала «черный список» недобросовестных судебных экспертов. Он был сформирован на основе базы данных обращений граждан и юридических лиц, содержащих жалобы на действия экспертов судебно-экспертных организаций.

В нее вошли жалобы на судебных экспертов, которые:

  • составили экспертизу, объективность и непредвзятость которой вызывает сомнения;
  • допустили грубые профессиональные ошибки в ходе проведения экспертизы;
  • нарушили сроки, регламент проведения и предоставления результатов экспертизы;
  • допустили действия коррупционного характера или факты существенного завышения стоимости услуг.
В «черный список» судебных экспертов включены эксперты, жалобы на которых прошли проверку дисциплинарной комиссии Судебно-экспертной палаты.

По словам президента Судебно-экспертной палаты России Дениса Шульженко, в течение 2019-2020 гг. в Судебно-экспертную палату России поступило несколько сотен писем от физических и юридических лиц, содержащих просьбы проверить объективность судебно-экспертного заключения, выдать на него рецензию, привлечь к ответственности и даже наказать отдельных экспертов за выдачу необъективных заключений.

«Многие письма, особенно от граждан, очень эмоциональные, и наша задача как общественной организации, объединяющей профессионалов отрасли, разобраться в ситуации. Судя по количеству обращений, мы понимаем, что проблема существует, и ее масштаб ещё нужно будет определить. Есть судебные эксперты, в отношении которых поступила не одна жалоба, а на кого-то и десятки! Насколько все они обоснованы, еще предстоит выяснить, но часть из них уже проанализирована нашей дисциплинарной комиссией, проведены соответствующие мероприятия, мы на связи с исполнителями экспертизы, разбираемся в ситуации. Одно можно сказать точно: не все судебные эксперты отличаются высоким профессиональным уровнем», — рассказал Денис Шульженко.

При этом сайт, на котором размещена база жалоб на судебных экспертов с навигацией по «черному списку» путем ввода ФИО эксперта, играет роль агрегатора информации о недобросовестных судебных экспертах. Источником же информации являются сами обращения физических и юридических лиц, поступившие в адрес Судебно-экспертной палаты России.

В СЭП РФ считают, что подобная площадка будет полезна в профессиональной деятельности представителям судейского корпуса, юридического сообщества, следственных органов, самим участникам рынка судебной экспертизы, а также любым физическим и юридическим лицам, у которых возникла потребность в получении экспертного заключения по какому-либо вопросу.

А для представителей профессионального юридического сообщества база жалоб даст возможность ходатайствовать о замене эксперта, указывать объективные причины профессиональной непригодности эксперта.

«База жалоб, где можно найти информацию о неблагонадежных судебных экспертах, должна стать надежным инструментом, для судей и работников следственных органов, облегчая им выбор эксперта и, соответственно, судебно-экспертной организации при назначении судебной экспертизы. Но она не должна стать инструментом для недобросовестной конкуренции на рынке услуг по проведению судебной экспертизы. Мы будем очень пристально это отслеживать и пресекать любые попытки использования „черного списка“ в корыстных целях», — заключил президент СЭП РФ Денис Шульженко.

Мещанский суд Москвы огласил результат экспертизы по делу о хищении 133 млн руб. АНО «Седьмая студия» Кирилла Серебренникова. Документ зачитала судья Ирина Аккуратова, передает корреспондент РБК.

Ранее экспертиза по делу была проведена в рамках предварительного расследования; ее выводами СКР подтверждал доводы о хищении сотрудниками «Седьмой студии» 133 млн руб. из бюджетной субсидии. Результат этой экспертизы критиковала защита фигурантов дела, указывая, что она содержит множество ошибок. Кроме того, сомнения в выводах экспертизы высказывала представитель Минкультуры, признанного потерпевшим по делу.

Новое исследование проводил Центр судебной экспертизы при Минюсте, в качестве специалиста были привлечены замдиректора МХТ им. Чехова Марина Андрейкина и доктор искусствоведения из Государственного института искусствознания Видмантас Силюнас.

Финансовые специалисты пришли к выводу, что установить, расходовала ли «Седьмая студия» бюджетные средства нецелевым образом, не представляется возможным. Эксперты подсчитали, что на счета фирм, участвовавших, по версии следствия, в схеме обналичивания, поступило от «Седьмой студии» около 136 млн руб.

При этом искусствоведы указали, что проект «Платформа», выполнением которого занималась «Седьмая студия», стал «важным социально-культурным явлением» для российского искусства и отвечал целям Минкультуры, которые оно преследует, финансируя те или иные программы.

Объем финансирования, необходимого проекту, сопоставимому с «Платформой», намного превышает средства, полученные и потраченные «Седьмой студией», отметили специалисты. По их мнению, на такой проект требуется не меньше 260 млн руб. помимо налогов и не менее 300 млн руб. с налогами.

Эксперты установили, что в 2011–2014 годах на счет «Седьмой студии» поступило 216 млн руб. субсидий из Минкультуры и еще порядка 40 млн руб. из сторонних источников, среди которых были кредиты Альфа-банка и ББР-банка. Установить точную сумму расходов «Седьмой студии» эксперты сочли невозможным, в том числе из-за «внесения в ее отчетность недостоверных сведений»

АНО «Седьмая студия» была основана режиссером Кириллом Серебренниковым. По версии следствия, Серебренников и другие сотрудники организации (генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, продюсер Екатерина Воронова, гендиректор Юрий Итин, главбух Нина Масляева), а также начальник департамента Минкультуры Софья Апфельбаум в 2011–2014 годах похитили 133 млн из 214 млн руб., которые Минкультуры выделило организации на развитие проекта по популяризации современного искусства «Платформа».

Минфин в письме от 24.04.2018 № 03-15-07/27873 разъяснил вопрос обложения страховыми взносами и НДФЛ вознаграждения, выплачиваемого переводчикам и экспертам за оказание услуг в ходе судопроизводства по назначению суда.

Исходя из положений статьи 57, 59 и статьи 169 УПК, к участию в уголовном судопроизводстве для выполнения работ (оказания услуг) могут привлекаться переводчики по осуществлению перевода и эксперты по осуществлению судебной экспертизы.

При этом если данная работа, услуга не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников госучреждения (исполняется не в порядке служебного задания), за ее выполнение выплачивается вознаграждение.

Вознаграждения, выплачиваемые переводчику, эксперту за оказание услуг в ходе судопроизводства по назначению суда, подлежат обложению страховыми взносами на ОПС и на ОМС на основании пункта 1 статьи 420 НК.

Вознаграждение, выплачиваемое переводчикам и экспертам за оказание услуг в ходе судопроизводства, подлежит обложению НДФЛ.

Вышеназванное письмо Минфина доведено до сведения письмом ФНС № БС-4-11/8209@ от 27.04.2018.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-187608/13 от 02.10.2015 пояснил, что законодательство не относит определение о назначении экспертизы к судебным актам, которые могут быть обжалованы.

Суд указал, что по общему правилу возражения по поводу назначения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Вместе с тем, суд вправе рассмотреть вопрос о том, имелась ли для рассмотрения дела необходимость в назначении экспертизы, соблюден ли порядок ее назначения. Суд также вправе оценить необходимость приостановления производства по делу исходя из сложности экспертного исследования, сроков его проведения.

При этом вопрос о целесообразности назначения экспертизы относится к вопросу оценки доказательств по делу и не влияет на правомерность назначения судом экспертизы.

Официальный представитель МВД РФ Елена Алексеева сообщила журналистам, что бизнесмен Сергей Полонский, обвиняемый в мошенничестве, направлен на психолого-психиатрическую судебную экспертизу.

Представитель МВД сообщила ТАСС: «Сегодня господин Полонский направлен на амбулаторно комплексную психолого-психиатрическую судебную экспертизу о его вменяемости, а также наличии привязанностей, требующих принудительного медицинского лечения. Производство экспертизы проводит Центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского».

Напомним, в мае бизнесмена арестовали и депортировали в РФ из Камбоджи. В России ему было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. От дачи показаний Полонский отказался и находится в CИЗО «Матросская тишина».

Следствие вынесло постановление о назначении бизнесмену Сергею Полонскому амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы о его вменяемости, а также наличии привязанностей, требующих принудительного медицинского лечения. Об этом говорится на сайте МВД РФ.

«Обвиняемый с постановлением ознакомлен. Производство экспертизы поручено Центру психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского», — отмечается в сообщении.

Напомним, ранее бизнесмена арестовали и депортировали в РФ из Камбоджи. В России ему было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. От дачи показаний Полонский отказался, сейчас он находится в CИЗО.

Высший Арбитражный Суд представил ряд разъяснений арбитражным судам в связи с частыми вопросами относительно назначения и производства экспертиз.

Экспертиза может проводиться как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации, либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями, но не являющиеся работниками экспертного учреждения.

Суд не может отказать в проведении экспертизы в негосударственной экспертной организации, а равно лицом, обладающим специальными знаниями, только в силу того, что проведение соответствующей экспертизы могло быть поручено государственному судебно-экспертному учреждению.

Постановление о некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе, размещенное на сайте ВАС РФ, отменило ранее действующее Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.12.2006 № 66.

Рынок судебной экспертизы, сложившийся за последние 7 лет, может быть вновь полностью монополизирован государством. Об этом 14 октября в ходе конференции, посвященная обсуждению законопроекта "О судебно-экспертной деятельности в РФ", заявил президент некоммерческого партнерства "Национальная палата судебной экспертизы" Сергей Волощук. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

1 июля правительство внесло на рассмотрение Госдумы разработанный Министерством юстиции законопроект о модернизации судебно-экспертной деятельности. 

"Минюст подает своей законопроект как инициативу по очищению рынка от дилетантов, нечистых на руку людей, наводнивших страну в качестве негосударственных судебных экспертов, от чего страдает качество нашего правосудия, - отметил Волощук. - Но анализ внесенного в Госдуму законопроекта говорит о том, что Минюст преследует совершенно другие цели. 

Первая и основная цель: де-факто (де-юре там ничего такого нет) восстановить монополию государственной судебной экспертизы после печально известного для госэкспертов Пленума ВАС №66 от 20 декабря 2006 года, который допустил негосударственных экспертов в арбитражный процесс и уравнял в правах с государственными экспертами. В итоге сегодня около 80% всех судебных экспертиз в России выполняется именно негосударственными экспертами. Исчезли многолетние очереди в государственные судебно-экспертные учреждения". 

Для этого, по словам Волощука, в законопроекте утверждается ни на чем не основанное превосходство государственных экспертов над негосударственными - вне зависимости от уровня квалификации. Государственные экспертные организации наделяются правом обучать, повышать квалификацию и сертифицировать негосударственных экспертов - то есть своих непосредственных конкурентов. 

"Вторая цель - получить возможность дополнительного контроля и воздействия на негосударственные экспертные организации за рамками данного закона, - продолжил эксперт. - Для этого предлагается возможность участия негосударственных экспертов в судебной экспертизе только в тех организационно-правовых формах, которые подлежат обязательной регистрации в Минюсте - то есть НКО. Хотя на самом деле название "некоммерческий" обозначает всего лишь порядок распределения прибыли, но не имеет никакого отношения к словам "бесплатно" и "бескорыстно". 

"Третья цель Минюста - получить гарантированный источник внебюджетных доходов, - предупредил Волощук. - Для этого предполагается ввести вместо обязательной и бесплатной государственной профессиональной аттестации условно-добровольную и платную сертификацию негосударственных экспертных организаций в дочерней структуре министерства - Российском федеральном центре судебной экспертизы. Там же и тоже за деньги негосударственные эксперты обязаны будут проходить обучение и переквалификацию, а также платную валидацию методик проведения экспертиз". 

"Если бы целью действительно была наведение порядка и очищение рынка от дилетантов и мошенников, идеология законопроекта должна была бы быть совершенно другой", - резюмировал Волощук. По его словам, независимое экспертное сообщество настаивает на равенстве всех экспертов перед законом за счет установления единых требований вне зависимости от формы собствености и организационно-правовой формы. Кроме того, закон должен иметь прямое действие, без передачи прав по его толкованию уполномоченным органам. По образцу закона о статусе судей в Российской Федерации, где все нормы и требования к судьям прописаны непосредственно в законе.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-122637/12-27-1137 от 18.06.2013 отклонил довод о неправомерном отказе судов в назначении лингвистической экспертизы по делу о защите деловой репутации и опровержении сведений порочащего характера.

ФАС отметил, что арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Судами первой и апелляционной инстанций дана оценка достаточности и взаимной связи представленных в материалы дела доказательств в их совокупности.

Опубликованная в телепередаче информация является оценочным суждением и не носит порочащего для истца характера. Истец не представил суду доказательств, подтверждающих факт распространения ответчиками сведений, порочащих деловую репутацию истца.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции полагает, что суды обоснованно пришли к выводу о том, что факт распространения ответчиками недостоверной порочащей деловую репутацию истца информации отсутствует.

В свою очередь судебная экспертиза назначается только в случае возникновения у суда вопросов, разъяснение которых требует специальных познаний. В данном случае, поскольку вопросы о порочащем характере опубликованных сведений относятся к исключительной компетенции суда и не требуют назначения лингвистической экспертизы, суды правомерно отказали в удовлетворении ходатайства истца о проведении лингвистической экспертизы.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-43606/11 от 07.06.2013 подтвердил, что обжалование определения о назначении экспертизы не осуществляется в отдельном порядке.

ФАС отметил, что арбитражный суд вправе приостановить производство по делу в случае назначения арбитражным судом экспертизы.

В случае приостановления производства по делу в связи с назначением экспертизы, назначение экспертизы, как основание приостановления, подлежит оценке судом при проверке законности определения о приостановлении производства по делу.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не относит определение о назначении экспертизы к судебным актам, которые могут быть самостоятельно обжалованы. Поэтому возражения по поводу назначения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.