судебно-арбитражная практика

За ненадлежащее ведение бухгалтерской и налоговой документации, приведшее к доначислению налогов, бухгалтерские компании должны нести ответственность перед своими клиентами. Такой вывод сделал ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 02.09.2019 № Ф02-3825/2019 по делу № А19-6954/2018.

На компанию, оказывающую услуги по ведению бухучета подал в суд недовольный клиент (ООО). Ему при выездной проверке начислили пени и штрафы за неверный расчет налога на прибыль. ООО потребовало у бухфирмы возмещения ущерба в размере 456 тыс.рублей, однако добровольно ущерб погашен не был. Тогда ООО обратилось с иском в суд.

Суды посчитали, что ущерб должен быть возмещен. ООО было привлечено к ответственности за то, что была занижена база по налогу на прибыль. Произошло это потому, что в расходы неправомерно включили авансовые платежи по лизингу и продукты питания. То, что ООО подписало акты оказанных услуг и не предъявило при этом претензий, не может быть основанием для отказа оплаты ущерба. Клиент, исходя из специфики оказанных ответчиком услуг, на момент подписания актов мог и не должен был знать, что его право нарушено.

Нарушения налогового законодательства, послужившие основанием для начисления ООО штрафа и пени не могли быть выявлены при обычном способе приемки услуг, то есть для клиента носили скрытый характер. Соответственно, отсутствие в актах оказанных услуг замечаний ООО к работе бухфирмы не означает в данном случае, что у него отсутствует право заявлять о наличии недостатков в работе после ее принятия.

Все три судебные инстанции встали на сторону ООО, так что бухгалтерской фирме придется расплатиться за неверное ведение учета клиента.

3990 суд

С 1 октября 2019 года представителями сторон в суде при рассмотрении гражданских и арбитражных дел могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование (Федеральный Закон от 28.11.2018 г. № 451-ФЗ).

Как в арбитражном, так и в гражданском процессе представителями в суде смогут быть лица с высшим юридическим образованием или ученой степенью по юридической специальности. Подтверждать свою квалификацию представитель будет очень просто – в заседании необходимо будет предъявить диплом.

Но требование не коснется патентных поверенных по спорам об охране результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, арбитражных управляющих в делах о банкротстве. Прокурор и адвокат тоже не обязаны представлять суду дипломы.

В гражданском процессе профессиональный ценз обойдет стороной дела, которые рассматривают мировые судьи и районные суды. Кроме того, правило не затронет законных представителей. Например, гендиректору общества не потребуется специально получать юридическое образование или степень, чтобы представлять интересы своей компании в суде.

Также наличие юридического образования не будет являться обязательным для лиц, представляющих интересы сторон в гражданском или арбитражном процессе, если они начали участвовать в деле до 1 октября.

Вот, что разъясняет Елена Герасимова, эксперт по взысканию долгов с юрлиц и генеральный директор компании «ЮРКОЛЛЕГИЯ»:

«Новые правила представляются разумными и обоснованными. В 2002 году ввели правила, что представителями в арбитражных судах могут быть только адвокаты и внесли соответствующие изменения в Арбитражный процессуальный кодекс РФ. Однако Конституционный суд РФ впоследствии признал эти поправки неконституционными, так как они ограничивают доступ граждан к получению юридической помощи. Новые правила о наличии диплома представляются законными и обоснованными. Законодатель предоставляет дополнительную гарантию гражданам, что оказываемая им юридическая помощь будет квалифицированной. А такая гарантия полностью соответствует Конституции РФ».

Сроки проведения выездной налоговой проверки и принятия решения по итогам ее проведения не являются пресекательными и их истечение не препятствует выявлению налоговым органом фактов неуплаты налога. Такие выводы сделали суды трех инстанций и Верховный суд.

Организация посчитала, что инспекция нарушила сроки вынесения решения по выездной проверке, и пыталась в суде добиться признания незаконным бездействия налоговиков.

По мнению компании, установленный законом срок в 10 дней для вынесения решения о проверке призван ограничить право налогового органа на затягивание рассмотрения материалов проверки. Тем самым этот срок направлен на защиту прав налогоплательщика от необоснованно длительного вмешательства налоговиков в его хозяйственную деятельность. Изменение сроков рассмотрения материалов налоговой проверки нарушает права плательщиков и влечет незаконность принимаемого ИФНС итогового решения. Однако суды трех инстанций признали действия ИФНС законными.

Судьи решили, что срок проведения выездной налоговой проверки и принятия решения по итогам ее проведения не является пресекательным. Кроме того, нарушение инспекцией сроков проверки потребовалось для проведения дополнительных мероприятий налогового контроля.

Судьи не нашли злоупотреблений у налоговой инспекции  при нарушении сроков, и посчитали, что сам факт этого нарушения не может повлечь недействительность итогового решения, принятого по результатам проверки.

Вердикт нижестоящих судов подтвердил Верховный суд в определении от 29.08.2019 № 305-ЭС19-13947.

Верховный суд решил, как надо доначислять НДС бывшим упрощенцам при выявлении дробления бизнеса.

Предпринимательнице, которая занималась продажей горюче-смазочных материалов, доначислили НДФЛ и НДС. Как выяснили налоговики, она фиктивно передавала свою автозаправочную станцию в аренду сыну и сестре, чтобы пользоваться упрощённой системой налогообложения. При сложении доходов трех предпринимателей, оказалось, что в 2013–2015 годах у предпринимательницы нет права применять УСН. И поэтому ей были доначислены налоги, в том числе и 4,5 млн НДС. Поскольку в документах НДС не выделялся, налоговики доначислили его «сверху».

Попытка оспорить результаты проверки в суде не удалась. Несмотря на то, что суд первой инстанции встал на сторону ИП, апелляционная его решение отменила. Кассационная инстанция так же поддержала налоговиков.

Однако когда дело дошло до Верховного суда, ситуация изменилась. Судьям не понравилось то, как налоговики посчитали НДС.

В своем решении от 30.09.2019 по делу № А05-13684/2017, судьи напомнили, что налоги надо рассчитывать исходя из настоящего экономического содержания операций (п. 7 и 1 Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53). Если выявлены искажения, надо добавлять такую сумму налога, которую заплатил бы добросовестный налогоплательщик в этой ситуации. При этом размер налога не может зависеть от формы оплаты (наличной или безналичной). А тот факт, что продавец не выделял отдельной строкой НДС, говорит лишь о том, что он использовал неправильный налоговый режим. И если НДС в документах не указан, то это ещё не значит, что покупатель согласился бы на увеличение договорной цены на сумму налога. А НДС такой налог, который по сути оплачивают именно покупатели.

Таким образом, сумму налога надо определить так, как если бы НДС изначально предъявляли к оплате сторонним контрагентам, то есть выделять налог из выручки (по ставке 18/118). В противном случае получается, что ИП платит налог на неполученный доход.

Дело отправлено на пересмотр в первую инстанцию. Речи об отмене доначислений по выездной проверке не идет, но суд должен проверить доводы предпринимателя в части расчета НДС по ставке 18/118 и «принять законный и обоснованный судебный акт».

Проблема определения движимого или недвижимого имущества пока так и не решена на законодательном уровне. Поэтому судебные споры по этому вопросу не утихают. ФНС собрала выгодные ей решения в одно письмо (№БС-4-21/17216@ от 28.08.2019) и отправила в нижестоящие инспекции.

  1. Постановление ФАС Уральского округа от 22.08.2006 № Ф09-6605/06-С3 по делу № А76-1839/2006 (для объекта типа «вдольтрассовая кабельная линия связи газопровода-отвода»);
  2. Постановление ФАС Поволжского округа от 16.12.2008 по делу № А12-7360/08 (для объекта типа «замощение»);
  3. Постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.2013 № 1160/13 (для объекта типа «ограждение»);
  4. Определение ВС РФ от 03.09.2018 № 307-КГ18-13146 (для объекта типа «трансформаторная подстанция»);
  5. Определение ВС РФ от 11.12.2018 № 305-КГ18-20539 (для объекта типа «трубопровод»);
  6. Определение ВС РФ от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241 (для объектов типа «оборудование линии по производству …», «трансформаторная подстанция»).
Кроме перечисления самих судебных дел, инспекциям даны рекомендации по критериям для отнесения объектов имущества к недвижимости (за исключением воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и иных объектов, относящихся к недвижимости в силу прямого указания федерального закона: земельные участки, жилые помещения и т.п.), вытекающие из положений пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации:

  • наличие прочной связи объекта с землей (например, сооружение объекта на монолитном железобетонном фундаменте, функциональное или технологическое соединение этого объекта с другими объектами подземными коммуникациями (кабельными электролиниями, проложенными в подземных траншеях и т.п.));
  • перемещение объекта невозможно без несоразмерного ущерба его назначению (в т.ч. способность объекта выступать в гражданском обороте в качестве отдельного объекта гражданских прав (в отличие от объектов, выполняющих исключительно обслуживающую (вспомогательную) функцию по отношению к объектам недвижимости, включая земельные участки, здания, сооружения); наличие у объекта самостоятельных полезных свойств, которые могут быть использованы в экономической деятельности независимо от земельного участка, на котором он находится, и других находящихся на общем земельном участке объектов недвижимости).
О решение Верховного суда, указанного в пункте 6, читайте об этом в материале «Верховный суд решил, может ли движимое имущество быть недвижимостью».

Российский суд впервые за несколько лет занял сторону бизнеса, выплатившего дивиденды в офшор, и отменил налоговые доначисления почти на 40 млн руб.

Подрядчику консорциума Sakhalin Energy — компании по бурению нефтегазовых скважин «КСА Дойтаг Дриллинг» — удалось оспорить доначисление налогов за выплату дивидендов в офшор, пишет РБК.

ООО «КСА Дойтаг Дриллинг» в 2014 году перечислило 99% прибыли кипрской KCA Deutag Holding Ltd на счет в британском банке HSBC. C дивидендов был уплачен налог по льготной ставке 5% согласно соглашению с Кипром об избежании двойного налогообложения. Во время выездной налоговой проверки ИФНС № 1 по Сахалинской области доначислила ООО «КСА Дойтаг Дриллинг» 39,7 млн руб. налогов и пени.

Налоговая инспекция сочла кипрскую фирму технической — созданной исключительно для необоснованной налоговой выгоды и транзита средств в Великобританию. По ее мнению, фактическим получателем дохода была материнская компания KCA European Holding Ltd в Великобритании, которой принадлежало 100% кипрской фирмы. Российской компании пересчитали налог по ставке 10% в соответствии с соглашением об избежании двойного налогообложения с Великобританией.

Однако юристам фирмы удалось убедить судей, что налоговики неправы. Полученные в качестве дивидендов деньги кипрская компания направила на заем в размере $9 млн компании KCA Deutag Gmbh (Германия) и с процентов уплатила налог на Кипре. А если бы российская компания напрямую выдала заем немецкой, минуя этап выплаты дивидендов в офшор, то общая сумма налогов к уплате в России была бы меньше фактической.

Доводы налоговиков о техническом характере деятельности компании на Кипре представители бизнеса опровергли тем, что компания была учреждена в 2003 году, вела реальную предпринимательскую деятельность, оказывая услуги по корпоративному сопровождению другим компаниям, и кроме российской дочки владела другими активами.избежании двойного налогообложения с Великобританией.

 

Большинство подобных споров разрешается в пользу налоговых органов, говорят эксперты.А в последние пять лет дела, касающиеся фактического получателя дохода при выплате дивидендов в офшорные юрисдикции, разрешались только в пользу налоговых органов.

Сбербанк проиграл дело в суде, касающееся ограничения распоряжения денежными средствами, находящимися на расчетном счете организации. АС Московского округа в постановлении № Ф05-8788/2019 от 24.06.2019 по делу № А40-137121/18 признал действия банка незаконными.

В суд обратилась компания, являющаяся клиентом банка. Ею было получено требование о предоставлении в банк документов в срок до 7 рабочих дней с даты получения запроса в соответствии с п. 14 ст. 7 федерального закона № 115-ФЗ от 07.08.2011 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Список был весьма внушительный: договоры с определенными контрагентами; счета-фактуры; накладные; авансовые отчеты; информация о количестве сотрудников организации и подтверждение выплат им заработной платы и многое другое. Документы были в банк предоставлены в полном объеме и в срок.

Однако, Сбербанк заблокировал организации «Сбербанк Бизнес Онлайн» и предложил добровольно закрыть счет. Компания посчитала, что её деятельность частично парализована и она лишена возможности полноценно вести предпринимательскую деятельность, поэтому подала в суд.

Суды всех трех инстанций признали действия банка незаконными. Они указали, что законом 115-ФЗ не закреплены неограниченные правомочия банков, в том числе по блокировке доступа к дистанционной системе по расчетному счету клиента. При этом они обратили внимание на то, что организация предоставила Сбербанку всю запрашиваемую информацию, подтверждающую, что её сделки носят реальный характер, расходование денежных средств производилось в соответствии с целями осуществления предпринимательской деятельности.

Банком не были представлены доказательства, что её клиент является экстремистской организацией, фигурирует в списках террористов, с учетом возможной аффилированности, а также того, что банковские операции клиента за спорный период были запутанными, неочевидными, не имели реальной цели, а наоборот, преследовали цели по легализации денежных средств, полученных преступным путем, а равно преследовали иную противоправную цель.

При этом, суд первой инстанции указал, что сами по себе обстоятельства — размер уставного капитала, выписка по счету не заверена, к договорам перевозки не представлены заявки, транспортные накладные, выписка из банка не информативная — не могут являться основанием для вывода, что организация осуществляет сомнительные операции, о чем указывал в своем отзыве Сбербанк.

Суды, учли, что положениями пункта 11 статьи 7 115-ФЗ, предусмотрено право кредитной организации на отказ от операции, если операция (конкретная) признана подозрительной, тогда как банк в одностороннем порядке заблокировал доступ к системе дистанционного банковского обслуживания по расчетному счету в целом, а не конкретной операции.

Девятый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении  по этому делу также указал на то, что банки не имеют права полностью приостанавливать операции по счету. Они могут только заблокировать подозрительную операцию. Право выносить решение о блокировке всех операций принадлежит Росфинмониторингу, если у него будут для этого достаточные основания.

Полномочия налоговых органов не абсолютны, а должны иметь правовые основания. На это указал Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 30.04.2019 № Ф05-5289/2019, отменяя решения двух нижестоящих судов.

Налоговая потребовала от организации предоставить документы вне рамок налоговой проверки, не обосновав при этом причину. В списке значились:

  • расшифровки по счетам и показателям бухгалтерской отчетности;
  • расшифровка кредиторской и дебиторской задолженности с указанием ИНН контрагентов с копиями подтверждающих документов;
  • штатное расписание;
  • налоговые регистры расходов и доходов с разбивкой на прямые, косвенные, прочие, внереализационные по статьям затрат и доходов или расшифровки строк налоговой декларации по налогу на прибыль организации Приложений 1 и 2 к Листу 02 за указанный период.
И все эти документы надо было предоставить за три года. Организация посчитала, что запрашиваемые документы касаются исключительно деятельности самого налогоплательщика вне зависимости от конкретной сделки либо какого-либо контрагента (контрагентов). И фактически запрашиваемые документы касаются деятельности самого налогоплательщика на протяжении трех лет, что в отсутствие налоговой проверки противоречит пунктам 1, 2 статьи 93.1 Налогового кодекса РФ.

Жалоба в УФНС на действия инспекции ни к чему не привела и требование было признано законным. Суды первых двух инстанций также встали на сторону налоговиков.

Однако Арбитражный суд Московского округа решения нижестоящих судов отменил и отправил дело на новое рассмотрение.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93.1 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика, эти документы (информацию). Но требование должно быть отправлено по установленной форме, при этом оно должно быть конкретным, исключающим возможность неоднозначного толкования.

Налоговый орган обязан указать в требовании мероприятие налогового контроля, в ходе которого возникла «обоснованная необходимость» в получении документов (информации) относительно конкретной сделки, равно как доказать наличие такой необходимости, поскольку полномочия налоговых органов не абсолютны, а должны иметь правовые основания.

Содержание требования должно однозначно свидетельствовать о том, что обязанность общества представить документы (информацию) возложена на него законно и у налогового органа действительно имелась необходимость в их получении.

АС Московсокго округа признал заслуживающими внимания доводы заявителя о том, что судами не устанавливалась обоснованная необходимость получения налоговым органом документов (информации). В частности судами не установлено в отношении какой конкретной сделки (сделок) запрошена информация и (или) в отношении какого конкретно контрагента (контрагентов) заявителя, что имеет существенное значение.

Поэтому дело было отправлено в первую инстанцию, которая и должна установить все обстоятельства дела и еще раз проверить доводы сторон.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменил решения нижестоящих инстанций, отказавшие налогоплательщику во взыскании процентов с налоговой инспекции за незаконную блокировку счета.

Налоговая инспекция не могла целый год разблокировать на счету 10 млн руб., пишет Право.ru.

Суды  первых двух инстанций исходили из того, что налогоплательщик должен доказывать наличие материальных потерь, вызванных блокировкой счета. Компания должна была пытаться перечислить куда-то деньги и получить отказ, отметили суды. Они также обратили внимание, что компания пользовалась деньгами в сумме, которая превышала заблокированные 10,2 млн руб. Проценты из Налогового кодекса имеют компенсационный характер и не предполагают неосновательного обогащения компаний, посчитали судьи.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменил решения нижестоящих инстанций. Он напомнил, что проценты компенсируют потери частного субъекта оттого, что он не мог пользоваться денежными средствами без законных оснований. Положение НК было принято во исполнение ст. 52 и 53 Конституции о том, что каждый имеет право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями госорганов или госслужащих. И в Налоговом кодексе не говорится о том, что налогоплательщик должен доказывать прямой ущерб.

Постановлением от 15.05.2019 по делу № А32-14521/2018 решение двух первых инстанций отменено и принято новое, согласно которому с ИФНС № 1 по г.Краснодару должно быть взыскано 998711,18 руб, плюс госпошлина.

Верховный Суд РФ подтвердил, что передача имущества в качестве отступного признается его реализацией, а полученный от нее доход подлежит учету при исчислении налоговой базы по УСН. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

Налогоплательщик заключил кредитный договор с банком и договор займа с индивидуальным предпринимателем. Позже его долг перед банком также был переведен на ИП. Чтобы погасить долги, налогоплательщик передал ИП в качестве отступного недвижимое имущество - магазин. Индивидуальный предприниматель же принял на себя обязательство оплатить долги налогоплательщика на сумму отступного.

Во время камеральной проверки декларации инспекция выявила, что при передаче магазина в качестве отступного у налогоплательщика возник доход, который не был отражен в составе налогооблагаемой базы по УСН. Поэтому она доначислила ему налог, штраф и пени.

Налогоплательщик не согласился с решением инспекции и обратился в суд. Он сослался на то, что не получал никакого дохода, а лишь рассчитался по заемным обязательствам. При этом передача денежных средств и имущества в счет погашения займа не облагается налогом, так как не является реализацией.

Суды трех инстанций отказали налогоплательщику. Они указали, что по соглашению об отступном заемщик становится продавцом, а заимодавец - покупателем. Поэтому вместе с имуществом передаются и права собственности на него на возмездной основе, что является реализацией (п. 1, 3 ст. 38), даже если она производится для погашения займа. Суды также обратили внимание на то, что при такой передаче стоимость имущества должна быть включена (определение от 31.01.2017 № 309-КГ16-13100) в состав доходов от реализации, которые учитываются (346.15 НК РФ) при определении налоговой базы по налогу по УСН.

Не согласившись с выводами судов нижестоящих инстанций, налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.

Верховный Суд РФ  решил, что налоговый орган не имеет права возвращать налогоплательщику излишне удержанный налоговым агентом налог, сообщает пресс-служба ФНС.

Налогоплательщик вправе подать заявление непосредственно в налоговый орган о возврате излишне ранее удержанной с него налоговым агентом суммы налога исключительно при отсутствии налогового агента на дату заявления (п. 1 ст. 231 Налогового кодекса РФ).

Военнослужащий обратился в инспекцию за возвратом НДФЛ, который, по его мнению, работодатель (военная администрация) излишне удержал. Налоговый орган отказал налогоплательщику в возврате. Поддерживая это решение, Управление ФНС России по субъекту разъяснило гражданину, что для возврата излишне удержанного налоговым агентом НДФЛ необходимо обратиться непосредственно к работодателю, который удержал этот налог.

Налогоплательщик не согласился с решением и обратился в суд. Он указал, что имеет право на возврат налога, так как применяется общий порядок возврата налога – путем подачи налогоплательщиком заявления в налоговый орган (ст. 78 Налогового кодекса РФ) и налоговый орган не имел права отказывать налогоплательщику в возврате.

Отказывая военнослужащему в иске, суды указали налогоплательщику на то, что налог возвращает налоговый агент, а не налоговый орган. Налогоплательщик обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который отказал ему в удовлетворении требований.

Он подтвердил выводы судов о порядке возврата излишне уплаченного налога. ВС РФ указал, что у налогового органа не было оснований для возврата налога, удержанного по месту службы. Обращаться за возвратом НДФЛ необходимо было к налоговому агенту, а в случае спора – в военный суд.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд удовлетворил иск компании «Тыретский солерудник» (Иркутская область), которая потребовала взыскать с Федеральной налоговой службы России убытки из-за незаконной блокировки расчетного счета на сумму.

В январе 2019 года эту компанию в споре с налоговым органом также поддержал Свердловский арбитражный суд, теперь решение вступило в законную силу. О подробностях дела читателям рассказал портал Banki.ru

Инспекция ФНС по Ленинскому району Екатеринбурга заблокировала расчетный счет «Тыретского солерудника» после того, как в конце 2017 года выявила у предприятия недоимку по страховым взносам в размере 2 копеек, а также пени в сумме 31 рубль 7 копеек. Компания в указанный в требовании налогового органа срок недоимку закрыла, однако ошиблась в КПП. При уточнении платежа налоговики сами ошиблись в КБК. В результате недоимка в размере 1 копейки осталась непогашенной. Из-за этого ИФНС в январе 2018 года приостановила операции на счетах «Тыретского солерудника». Спустя три месяца управление ФНС по Свердловской области признало это решение районной ИФНС незаконным.

Перед приостановлением операций по счету «Тыретский солерудник» заключил со Сбербанком договор об открытии банковского вклада на сумму 77 млн рублей на срок семь дней под процентную ставку 5% годовых. Сбербанк отказал компании в размещении депозита из-за блокировки ее счета налоговиками. При этом судьи обратили внимание на то, что блокировка была единственным основанием для отказа банком в открытии вклада (депозита). Таким образом, была установлена связь между незаконными действиями инспекции по приостановлению операций по банковским счетами убытками общества в виде неполученных процентов от размещения денежных средств под проценты.

Юристы «Тыретского солерудника» подсчитали, что из-за незаконной блокировки счета компания не получила доход в размере 73,8 тыс. рублей. Суды признали требования налогоплательщика законными и удовлетворили иск в полном объеме. Попытка налоговиков обвинить организацию в провоцировании банка на отказ в открытии депопита, провалилась. Суд принял во внимание то, что компания неоднократно заключала подобные договоры со Сбербанком и это была обычная хозяйственная практика для этого предприятия.

Как показывает практика, во взыскании подобных убытков налогоплательщикам чаще отказывают, говорят юристы. Это связано с трудностью доказывания обстоятельств возникновения убытков: бремя их доказывания несет налогоплательщик. Однако «Метро Кэш энд Керри» недавно взыскала с налоговиков 1,9 миллиона рублей по тому же поводу - из-за незаконной блокировки счета компания не смогла открыть банковский вклад.