судебно-арбитражная практика

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 10 февраля 2009 г. N Ф03-6148/2008 не нашел оснований для удовлетворения ходатайства о приостановлении исполнения судебного акта, в котором общество не указало причины невозможности или затруднительности поворота его исполнения.

Здесь ФАС указал, что по ходатайству лица, участвующего в деле, арбитражный суд вправе приостановить исполнение судебных актов, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, при условии, если заявитель обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения, либо предоставил обеспечение.

Таким образом, приостановление арбитражным судом кассационной инстанции исполнения обжалуемых судебных актов возможно при наличии двух условий, каждое из которых является самостоятельным для приостановления исполнения судебных актов: если имеется обоснование невозможности или затруднительности поворота исполнения; если заявитель предоставил обеспечение возмещения другой стороне по делу возможных убытков.

При этом результаты рассмотрения ходатайства о приостановлении исполнения судебных актов непосредственно зависят от обоснования невозможности или затруднительности поворота исполнения решения и постановления.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 12 февраля 2009 г. N Ф03-273/2009 признал незаконным требование налогового органа, в котором отсутствовали сведения о суммах недоимки по НДС и ЕСН, на которые были начислены пени. 

ФАС указал, что требование об уплате налога, сбора, пеней и штрафов должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования, сроке уплаты налога, установленного законодательством о налогах и сборах, сроке исполнения требования. Во всех случаях требование должно содержать подробные данные об основаниях взимания налога, а также ссылку на положения законодательства о налогах и сборах, которые устанавливают обязанность налогоплательщика уплатить налог.

При этом в направленном налогоплательщику требовании об уплате пеней должны содержаться сведения о размере недоимки, на которую начислены пени, дате, начиная с которой производится начисление пеней, процентная ставка пеней, указание на то, что пени подлежат начислению по день фактической уплаты недоимки, то есть данные, позволяющие убедиться в обоснованности начисления пеней.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 13 февраля 2009 г. N Ф03-162/2009  указал, что задолженность по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, взысканная решениями арбитражного суда и указанная в акте сверки уполномоченного органа с должником, не учитывается при определении признаков банкротства заявителя.

Здесь ФАС отметил, что взносы на страховую и накопительную части пенсии, уплачиваемые работодателями как страхователями в государственный внебюджетный пенсионный фонд, являются обязательными платежами. Вместе с тем страховые взносы на обязательное пенсионное страхование имеют особую правовую природу и назначение.

Вследствие этого указанные взносы, являясь обязательными платежами, тем не менее, при осуществлении процедур банкротства подлежат уплате в режиме, установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы, то есть во вторую очередь.

При этом кредиторы по требованиям, включаемым во вторую очередь, не обладают правом голоса на собрании кредиторов. Требования таких кредиторов, хотя и подлежат включению в реестр требований кредиторов на основании заявления уполномоченного органа, но не учитываются при определении признаков банкротства.

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 14 января 2009 г. по делу N А28-5328/2008-199/12 признал незаконным отказ в регистрации внесения изменений в учредительные документы общества, осуществленный на основании того, что общество представило недостоверные сведения о своем местонахождении. 

ФАС отметил, что отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов; представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган.

При этом обязанность по проведению проверки достоверности сведений, вносимых в учредительные документы участниками юридического лица, и экспертизы представленных документов законодательством на регистрирующий орган не возложена.

Отсюда следует, что налоговый орган не наделен полномочиями по проверке достоверности заявленных юридическим лицом сведений и основания для отказа во внесении оспариваемых изменений в Единый государственный реестр юридических лиц в данном случае отсутствуют, заключил ФАС.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 17 февраля 2009 г. по делу N А65-9986/2008 признал необоснованность решения административного органа о привлечении к административной ответственности индивидуального предпринимателя за неприменение его работником ККТ. 

Здесь ФАС отметил, что индивидуальные предприниматели отнесены к категории лиц, вина которых определяется как вина физических лиц. Особенность вины индивидуальных предпринимателей характеризуется КоАП Российской Федерации иными критериями, чем вина юридических лиц. Вина индивидуального предпринимателя как физического лица в форме умысла или неосторожности должна быть установлена и доказана административным органом в соответствии со статьей 2.2 КоАП Российской Федерации.

При этом из материалов дела следовало, что предприниматель сделал все от него зависящее для того, чтобы его работник применял контрольно-кассовый аппарат при осуществлении наличных денежных расчетов в торговой точке. В магазине, принадлежащем предпринимателю, имелась зарегистрированная в налоговом органе контрольно-кассовая техника, предпринимателем была разработана должностная инструкция менеджера по туризму, с продавцом заключен трудовой договор, в указанных документах содержатся сведения об обязанности применять контрольно-кассовую технику во всех случаях оказания услуг.

При таких обстоятельствах ФАС пришел к выводу, что административным органом не доказана вина предпринимателя в совершении административного правонарушения.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 3 марта 2009 г. N Ф04-1214/2009(1541-А27-31) отклонил как необоснованный довод о том, что обязательного наличия и составления протокола осмотра помещения законодательством об административных правонарушениях не предусмотрено. 

Здесь ФАС указал, что осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов осуществляется в присутствии представителя юридического лица, индивидуального предпринимателя или его представителя и двух понятых.

Об осмотре принадлежащих юридическому лицу помещений составляется протокол, в котором указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о соответствующем юридическом лице, а также о его законном представителе, об осмотренных помещениях, о виде, количестве, об иных идентификационных признаках вещей, о виде и реквизитах документов.

В тех случаях, когда наличие или отсутствие правонарушения может быть установлено только в результате проведения осмотра помещения лица, допустимым доказательством по делу в данном случае будет являться протокол осмотра помещения, составленный с соблюдением законодательных требований.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 20 февраля 2009 г. по делу N А32-4642/2008-13/73 указал, что после истечения пресекательного срока взыскания задолженности по налогу, пени не могут служить способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налога и с этого момента не подлежат начислению.

Здесь ФАС указал, что пеня является способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов. Пеней признается денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки. По смыслу указанной нормы отсутствие недоимки по налогу исключает начисление на нее пеней за соответствующий период.

Отсюда следует, что уплату пени следует рассматривать как дополнительную обязанность налогоплательщика, помимо обязанности по уплате налога, исполняемую одновременно с обязанностью по уплате налога либо после исполнения последней. Исполнение обязанности по уплате пеней не может рассматриваться в отрыве от исполнения обязанности по уплате налога.

Таким образом, пропуск налоговым органом установленного срока взыскания задолженности по налогам в бесспорном порядке исключает возможность взыскания в таком порядке соответствующих пеней, заключил ФАС.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 3 марта 2009 г. N Ф04-1094/2009(1217-А70-3) установив, что предпринимателем были выполнены все необходимые действия для регистрации ККТ, признал незаконным решение о привлечении ее к ответственности за осуществление денежных расчетов через ККТ, не состоящую на учете в налоговом органе. 

Здесь ФАС указал, что поскольку основанием для привлечения предпринимателя к ответственности явился факт использования ККМ, не зарегистрированной в налоговом органе, но в то же время, материалами дела подтверждается факт добросовестного исполнения предпринимателем возложенных на нее обязанностей по регистрации ККТ, то, следовательно, предприниматель не подлежит привлечению к административной ответственности.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 3 марта 2009 г. N Ф04-1162/2009(1386-А75-8) указал, что юридическое лицо и индивидуальный предприниматель в обязательном порядке возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых, служебных и должностных обязанностей.

При этом ФАС указал, что работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора, а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением.

В тех случаях, когда выплаты единовременного пособия семье пострадавшего лица  производится за счет средств федерального бюджета, указанные выплаты могут быть возмещены за счет виновного лица. Иного нормы гражданского законодательства не устанавливают, заключил ФАС.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 3 марта 2009 г. N Ф04-514/2009(20407-А70-11) признал заявку истца на участие в аукционе не соответствующей требованиям закона, поскольку письмо об уведомлении антимонопольной службы по форме и содержанию не соответствовало требованиям действующего законодательства. 

Из материалов дела следовало, что письмо-уведомление подтверждает намерение участвовать в открытом аукционе, а не намерение приобрести пакет государственных акций.

Здесь ФАС указал, что для участия в аукционе претенденты представляют документ, подтверждающий уведомление федерального антимонопольного органа или его территориального органа о намерении приобрести подлежащее приватизации имущество в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации.

Обязанность получения предварительного согласия антимонопольного органа при осуществлении сделок с акциями, требования, предъявляемые к порядку предоставления в антимонопольный орган ходатайств и уведомлений, а также перечень документов и сведений, прилагаемых к ним, предусмотрены в законе "О защите конкуренции".

 

ФАС Уральского округа в Постановлении от 17 февраля 2009 г. N Ф09-425/09-С4 признал несостоятельность довода о том, что при расчете действительной стоимости доли выбывающего участника следует исходить из методики, утвержденной обществом, и учитывать чистые активы общества без стоимости неделимого фонда. 

ФАС указал, что общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества, а в случае неполной оплаты его вклада в уставный капитал общества действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада. 

Действительная стоимость доли участника общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества. При этом действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли.

В свою очередь нормы федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" являются императивными и не позволяют обществу осуществлять расчет действительной стоимости доли иным образом, чем указано в законе.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 24 февраля 2009 г. по делу N А63-3479/2008-С6-21 отклонил довод учреждения о допустимости сдачи недвижимого имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления.

ФАС отметил, что сдача помещений в аренду сторонним коммерческим организациям подтверждает, что эти помещения не используются государственным учреждением в научно-исследовательских либо производственных целях. 

Направление дохода от сдачи в аренду имущества на его содержание в качестве дополнительного источника бюджетного финансирования содержания и развития материально-технической базы в отсутствие сведений о недостаточном сметном финансировании не свидетельствует о его целевом использовании. 

С учетом изложенного ФАС пришел к выводу о том, что указанная часть недвижимого имущества, находящегося на праве оперативного управления, не использовалась последними по назначению, что в силу закона является основанием для изъятия имущества у учреждения.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 24 февраля 2009 г. по делу N А63-3479/2008-С6-21 указал, что часть недвижимого имущества, находящегося у госучреждений на праве оперативного управления, и неиспользуемая последними по назначению может быть перераспределена между другими государственными учреждениями.

Здесь ФАС отметил, что органы государственной власти осуществляют контроль за эффективным использованием государственного имущества. При этом такой контроль возложен на Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом. 

Оно закрепляет находящееся в федеральной собственности имущество на праве оперативного управления за федеральными государственными учреждениями, производит в установленном порядке изъятие излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества, закрепленного на праве оперативного управления за указанными учреждениями.

При наличии обстоятельств, свидетельствующих о неэффективном использовании учреждением имущества, такое имущество может быть изъято и перераспределено, заключил ФАС.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 5 февраля 2009 г. по делу N А56-13497/2008 отметил, что признание гражданско-правовой сделки по отчуждению земельного участка недействительной само по себе не может изменять налоговых правоотношений. 

Здесь ФАС указал, что установление факта ничтожности сделки по приобретению объекта недвижимости не влечет автоматического прекращения права собственности на этот объект, а является лишь основанием для прекращения вещного права, поскольку право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре учреждениями юстиции.

При этом государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Таким образом, заключил ФАС, обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается в данном случае только после регистрации изменений в государственном реестре.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 5 февраля 2009 г. по делу N А56-22758/2008 отметил, что отсутствие задолженности по обязательным платежам не является обязательным условием для признания юридического лица недействующим. 

ФАС указал, что процедура исключения недействующего юридического лица из Реестра является специальным основанием прекращения юридического лица, не связанного с его ликвидацией. В связи с этим пункт 4 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случае недостаточности имущества юридического лица для удовлетворения требований кредиторов необходимо производство по делу о банкротстве, в данном случае применению не подлежит.

По этой причине исключение недействующего юридического лица из Реестра по решению регистрирующего органа допускается и в тех случаях, когда указанное лицо имеет задолженность по налогам, сборам, пеням и санкциям перед бюджетами разных уровней.

Таким образом, отсутствие задолженности по обязательным платежам не является обязательным условием для признания юридического лица недействующим и исключения его из Реестра по решению регистрирующего органа, заключил ФАС.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 5 февраля 2009 г. по делу N А56-22842/2008 отклонил довод о том, что непредставление сведений о наличии у должника задолженности по обязательным платежам является препятствием для открытия в отношении данного должника конкурсного производства по упрощенной процедуре.

ФАС обратил внимание, что заявитель просит признать общество банкротом по упрощенной процедуре отсутствующего должника. В силу пункта 1 статьи 227 Закона о банкротстве такое заявление может быть подано независимо от размера кредиторской задолженности.

Следовательно, ссылка суда на непредставление сведений о наличии у должника задолженности по обязательным платежам в качестве единственного основания для принятия определения об отказе в принятии заявления является ошибочной, поскольку положения пункта 2 статьи 33 Закона о банкротстве в данном случае не подлежат применению.

Таким образом, законные основания для отказа в принятии заявления о признании общества банкротом в данном случае отсутствовали, заключил ФАС.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 5 февраля 2009 г. по делу N А56-48775/2007 отметил, что сокрытие от арендатора информации об обременении арендуемого помещения залогом не может квалифицироваться как обман, влекущий недействительность договора аренды.

ФАС указал, что при заключении договора аренды арендодатель обязан предупредить арендатора о всех правах третьих лиц на сдаваемое в аренду имущество (сервитуте, праве залога и т.п.). Неисполнение арендодателем этой обязанности дает арендатору право требовать уменьшения арендной платы либо расторжения договора и возмещения убытков.

Таким образом, правовые последствия сокрытия арендодателем от арендатора сведений об обременении залогом передаваемого в аренду имущества прямо предусмотрены в законе. При этом установленные законом последствия не влияют на юридическую силу договора аренды. Следовательно, сокрытие от арендатора такой информации не может квалифицироваться как его обман в смысле статьи 179 ГК РФ, влекущий недействительность договора аренды, заключил ФАС.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 21 января 2009 г. N Ф09-10430/08-С3 отметил, что принятие объекта капитального строительства к бухгалтерскому учету в качестве объекта основных средств должно производиться только в случае, если окончательно сформирована первоначальная стоимость указанного объекта.

Здесь ФАС отметил, что основные средства могут приниматься к бухгалтерскому учету в случаях: приобретения, сооружения и изготовления за плату; сооружения и изготовления самой организацией; поступления от учредителей в качестве вкладов в уставный капитал, паевой фонд; поступления от юридических и физических лиц безвозмездно и в других случаях. Принятие основных средств к бухгалтерскому учету осуществляется на основании утвержденного руководителем организации акта приемки-передачи основных средств, который составляется на каждый отдельный инвентарный объект.

Если же объект обладает признаками объекта незавершенного строительства и фактически не эксплуатируется для извлечения прибыли, доначисление инспекцией сумм налога на имущество, пеней и наложения штрафа по данному объекту незаконно, заключил ФАС.

Девятый арбитражный апелляционный суд Москвы рассмотрит жалобу на решение ФАС России о привлечении к ответственности Комитета экономического развития города Санкт-Петербург.

Как следует из материалов дела, к ответственности Комитет был привлечен по заявлению, поступившему в антимонопольный орган от руководства ООО “Корпорация “Инжтрансстрой”. В жалобе заявитель обращал внимание ФАС на то, что Комитет  без объяснения причин и, не имея никаких законных оснований, не допустил общество к участию в публичном конкурсе на проектирование и реконструкцию взлетно-посадочной полосы аэропорта Пулково.

В последствие данная жалоба ООО была отозвана, но, несмотря на это, Комитет был признан виновным в нарушении федерального закона “О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд”. Чиновники посчитали свои права нарушенными и попытались оспорить решение ведомства в судебном порядке.

Ранее суд уже отклонил претензии Комитета и признал решение ФАС законным.