трудовой договор

Обязательно ли организация должна нумеровать трудовые договоры и какова структура номера?

Такой вопрос задали Минтруду. Ответ содержится в письме № 14-2/В-519 от 28.04.20220.

Сообщается, что номер трудового договора не относится к обязательным сведениям, предусмотренным статьей 57 НК. Вместе с тем унифицированные формы первичной учетной документации по учету труда и его оплаты, утвержденные Постановлением Госкомстата от 05.01.2004 № 1, предусматривали нумерацию трудовых договоров.

Действующими нормативными правовыми актами не регламентирована процедура нумерации трудовых договоров, основным смыслом которой являются упорядочение договоров с точки зрения надлежащего делопроизводства и идентификация договоров.

Как правило, на практике используется система, при которой номер трудового договора состоит из собственного номера договора и цифр, обозначающих год его заключения. Например, трудовому договору, заключенному в январе 2020, может быть присвоен номер 1-20/01.

Дополнительное соглашение к трудовому договору, как правило, имеет нумерацию, начинающуюся с № 1, к каждому трудовому договору.

Конкретный порядок нумерации трудовых договоров и дополнительных соглашений к трудовым договорам может быть установлен локальным нормативным актом работодателя.

Опубликовано Постановление Конституционного суда №25-П/2020 от 19.05.2020, в котором рассмотрен вопрос соответствия нормы ТК о срочных трудовых договорах нормам Конституции.

Речь идет об абзаце восьмом части первой статьи 59 ТК.

В нем говорится, что можно заключать срочные ТД с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой.

В суд обратился охранник ЧОПа. С ним неоднократно заключали срочные договоры сроком с 1 января по 31 декабря. И так каждый год много лет. В итоге по окончании последнего договора 31 декабря 2018 он был уволен.

Мужчина с увольнением не согласился и просил признать договор бессрочным. Но суды были на стороне работодателя.

Дело в том, что у работодателя был заключен договор с заказчиком (нефтяной компанией) и сотрудники были ему нужны только на то время, пока этот договор действует.

Если заказчик от услуг отказывается, договор не продлевает, сотрудников увольняют, ведь у них срок трудового договора тоже заканчивается.

По мнению судов, поскольку прекращение договоров об оказании охранных услуг и незаключение их на новый срок исключало бы для работодателя возможность обеспечить работников (охранников) другой работой по определенной трудовым договором трудовой функции, трудовые отношения с такими работниками не могли быть установлены на неопределенный срок.

Факт же многократного заключения срочных трудовых договоров с заявителем отнюдь не свидетельствует о бессрочном характере имевших место трудовых отношений, поскольку выполняемая им работа была заведомо ограничена определенным сроком, который, в свою очередь, был обусловлен сроком действия гражданско-правового договора об оказании охранных услуг, заключенного работодателем с заказчиком такого рода услуг.

Однако Конституционный суд с такой трактовкой не согласился.

Причем тут договор с заказчиком?

Истечение срока действия отдельного договора возмездного оказания услуг, как правило, не свидетельствует ни о прекращении работодателем – исполнителем услуг своей уставной деятельности в целом, ни о завершении работы его работниками, обеспечивающими исполнение обязательств работодателя по такому гражданско-правовому договору, а потому и не освобождает работодателя от обязанности предоставить работникам работу в соответствии с трудовой функцией, предусмотренной заключенными с ними трудовыми договорами.

Если работы нет, надо объявлять простой.

Таким образом, ограниченный срок действия гражданско-правовых договоров возмездного оказания услуг, заключенных работодателем с заказчиками соответствующих услуг, при продолжении осуществления им уставной деятельности сам по себе не предопределяет срочного характера работы, подлежащей выполнению работниками.

Иное обессмысливало бы законодательное ограничение случаев заключения срочных трудовых договоров, говорится в решении КС.

Увязывание срока заключенного с работником трудового договора со сроком действия заключенного работодателем с третьим лицом договора возмездного оказания услуг фактически приводило бы к тому, что занятость работника ставилась бы в зависимость исключительно от результата согласованного волеизъявления работодателя и заказчика соответствующих услуг в отношении самого факта заключения между ними договора возмездного оказания услуг, срока его действия и пролонгации на новый срок.

Тем самым работник был бы вынужден разделить с работодателем риски, сопутствующие осуществляемой работодателем экономической деятельности в сфере соответствующих услуг (в том числе связанные с колебанием спроса на эти услуги), что приводило бы к искажению существа трудовых отношений и нарушению баланса конституционных прав и свобод работника и работодателя.

Организация не может заключать срочные договоры с работниками только на том основании, что у нее заключены договоры с заказчиками на определенный срок.

В общем, заказчики сами по себе, работники сами по себе. Как говорится, мухи отдельно, котлеты отдельно.

Кроме того, факт многократности заключения срочных трудовых договоров для выполнения работы по одной и той же должности (профессии, специальности), как правило, свидетельствует об отсутствии обстоятельств, объективно препятствующих установлению трудовых отношений на неопределенный срок.

В Постановлении КС говорится, что оспариваемая норма ТК не противоречит Конституции. Просто работодатели и суды ее неправильно применяют.

В итоге дело заявителя (охранника) должно быть пересмотрено.

Очевидно, теперь мужчина сможет получить от бывшего работодателя компенсацию за вынужденный прогул.

Интересный вопрос прилетел в «Красный уголок бухгалтера». Обычно люди возмущаются, что из официально не устраивают на работу. А тут, наоборот, не хотят официального трудоустройства.

«Вопрос на злобу дня. Возникла ситуация что два работника принципиально не хотят чтобы их официально устраивали на работу. Специалисты хорошие. Сказали что подпишут что угодно и пойдут куда угодно. Самозанятыми не вариант так как оба сидят в офисе. По договору работать тоже не хотят. Что делать в этом случае и как подстраховаться работодателю?».

Собственно, комментарии не заставили себя ждать.

«Не работать с такими. Больше проблем будет, проверено. Если и так не хотят, и эдак не хотят. Они в один прекрасный день просто не выйдут. Или уйдут с чем-нибудь».

Кто-то добавляет, что еще и приведут кого-нибудь. Вроде трудовой инспекции.

Кто-то высказывает предположения, почему они не хотят трудоустройства:

«Странная ситуация. Хотя они может не хотят именно по ТД? Причины могут быть разные, например алименты, или еще какие долги по ФССП. Разберитесь, выясните».

Еще одно предположение:

«А может пособия какие получают и не хотят отказываться».

Потом топикстартер немного прояснила ситуацию:

«Они IT-технологии. Алиментов нет. Ничего нет. Не хотят платить налоги. Хотят все на руки».

Им уже и варианты с ИП, самозанятыми предложили - не хотят. Дальше пошли предположения:

«Насколько я сталкивалась с этой сферой – зарплаты у них высокие. Переманить конкуренты могут в любой момент. Ждут предложений, возможно».

Правда, сейчас не та ситуация на рынке, когда конкуренты кого-то с руками отрывают. Самим бы выжить.

Были также высказаны мнения, что они при любом конфликте сдадут работодателя налоговикам и в трудовую инспекцию. При этом, даже если они нигде не проходят по документам:

«К большому сожалению, сейчас достаточно нескольких свидетелей, для того, чтобы доказать, что человек работал. Например, даже есть прецеденты, когда человек числится простым бухгалтером или даже менеджером, но если два-три сотрудника организации скажут, что по сути он был главбухом, то спрос с него будет как с главбуха, со всеми вытекающими. Думаю, аналогия понятна. Работая в организации, по факту, они легко могут найти доказательства этому и «потопить» контору».

И в завершение, приведем вот такой комментарий:

«Не хотят работать, пусть не работают вообще, ищите других. Сейчас особенно с этими пропусками и объединением сервисов стало не сложно понимать, кто и где находится. Тем более, если они официально не устроены, значит на их ЗП надо ещё как-то деньги добывать. Вы очень рискуете».

Кстати сказать, все верно. При больших «черных» зарплатах нужно где-то брать наличные. А за «обналичку» тоже нужно платить. Вот и стоит посчитать, стоит ли так рисковать. Специалистов на рынке сейчас будет много.

Сегодня в первом чтении принят законопроект № 859678-7 о введении в России электронного кадрового документооборота. Пока в качестве эксперимента.

Участвовать в нем будут лишь отдельные работодатели. Они самостоятельно определят виды документов, оформляемых в электронном виде.

В настоящее время ряд крупных предприятий (РЖД, «Мечел», «Вымпелком») согласились участвовать в этом эксперименте. Из госструктур в эксперименте планируется участие ФСС.

Эксперимент планируется проводить с 1 апреля по 31 декабря 2020 года.

Ведение электронных документов, касающихся трудовых отношений с работниками, осуществляется работодателем посредством использования информационной системы работодателя или с использованием электронного сервиса «Работа в России».

Первые итоги предполагается подвести 1 сентября, окончательные — 31 декабря.

После подведения итогов предполагается подготовить предложения по изменению действующего законодательства.

1. Уменьшение НДС с помощью фиктивного приобретения товаров у фирм-однодневок. Опасность схемы в том, что с помощью автоматизированной системы АСК НДС 2 налоговики могут увидеть расхождения в налогах, уплаченных компаниями-участниками сделки. Штраф за это до 40% от невыплаченной суммы.

2. Полная неуплата НДС. Поставщик и покупатель выстраивают фиктивные цепочки поставок, ведут документооборот. Обязанность по уплате НДС возникает у заранее выбранной на эту роль брошенной компании. Но налог по факту никто не платит. С помощью всё той же системы АСК НДС 2 схема станет прозрачнее для налоговиков и рискованнее для бизнеса.

3. Фиктивное дробление. У маленьких компаний более выгодные налоговые режимы и льготы. Налоговики расценивают подобные действия как уклонение от уплаты НДС и налога на прибыль. В результате происходит доначисление налогов.

4. Маскировка сделок купли-продажи недвижимости. Продажа недвижимости оформляется в виде сделок займа, вкладов в уставной капитал и т.д. Это позволяет сэкономить на налоге на имущество. Или же предприниматели переводят объект на спецрежим налогообложения, предполагающий пониженные налоговые ставки по налогу на имущество.

5. Схемы с расчетами процентными векселями. Махинация до сих пор встречается в различных вариациях. Фирма может перевести долю выручки от продажи товаров во внереализованный доход по ценной бумаге, который освобожден от НДС. Риск возникновения вопросов у ФНС слишком высок.

6. Оформление трудовых отношение с наемными сотрудниками как с самозанятыми. Новый налоговый режим для самозанятых позволяет платить мало налогов. На практике ФНС без проблем раскрывает такие схемы. За такие действия предусмотрена уголовная ответственность.

Правозащитник Александр Хаминский оценил обстоятельства спора между Rambler и Игорем Сысоевым об изначальных правах на главный мировой веб-сервер Nginx.

Вы, наверняка, слышали, что 12 декабря Rambler Group заявила о владении исключительным правом на Nginx, программное обеспечение которого было разработано бывшим сотрудником компании Игорем Сысоевым. В тот же день в офисе компанииNginx в Москве прошёл обыск, а против Nginx, как выяснилось, по инициативе компании Lynwood Investments CY Ltd, представляющей интересы Rambler Group, было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 146 УКРФ.

По мнению юриста и общественного деятеля Александра Хаминского, в выдвинутых претензиях исходили из того, что наличие трудовых отношений является приоритетными обстоятельствами при любом споре о принадлежности объектов интеллектуальной собственности, созданных в период таких отношений. Однако же, как он отмечает, имеются также обстоятельства и условия, которые претенденту на исключительные права использования объектов интеллектуальной собственности ещё надлежит доказать.

«В соответствии с российским законодательством авторское право неподлежит специальной регистрации и возникает у гражданина в силусоздания им произведения. Этот же принцип относится и к смежным правам.Однако следует различать авторское право в чистом виде и исключительноеправо на использование произведения. При наличии трудовых отношений впериод создания произведения (как это и было в случае Игоря Сысоева) исключительным правом на использование такового произведения обладает работодатель. Это законодательная норма, и нет совершенно никакой необходимости дублировать её в трудовом договоре и иных обязательственных документах. Тем не менее, в случае возникновения подобного спора это обязанность работодателя – доказать, что действия,направленные на создание произведения, прямо или косвенно входят в трудовые обязанности работника. И вот это уже может быть прописано как всамом трудовом договоре и/или приложениях к нему, так и в должностной инструкции, акцептованной личной подписью работника», – заявил правозащитник.

В таких крупных компаниях, как Rambler, во избежание рисков нарушения законодательства системным администраторам, каковым и являлся Сысоев, запрещено использование нелицензированного программного обеспечения, тогда как создание собственного продукта обычно проходит все стадии документарного оформления: от формирования технического задания и утверждения персонального состава группы разработчиков до приёмки и передачи в дальнейшую эксплуатацию созданного продукта. Таким образом, если всё вышеперечисленное имело место, то обращение заинтересованного лица в правоохранительные органы вполне допустимо.

«Почему я считаю, что, скорее всего, ничего этого не было? Просто потому, что иначе такая крупная информационно-сетевая компания не могла бы не заметить появления на рынке стартапа стоимостью более $500 млн, который «поднялся» на принадлежащем интернет-гиганту продукте, ещё много лет назад», – добавил Хаминский.

Он также пояснил, что даже в ситуации с передачей Rambler’ом исключительного права инвест-компании Lynwood не всё очевидно: каким образом эти права были зафиксированы ранее? Почему вплоть до 2019 года никаких шагов, чтобы зафиксировать эти права, компанией Rambler предпринято не было? Была ли сделка, в настоящий момент оцениваемая в$670 млн возмездной и была ли проведена на некую сопоставимую попорядку сумму с корректным для рынка дисконтом? Всё это предстоит выяснить прежде, чем предъявление претензий станет правомерным.

Самым главным в этом споре является следующее: продукт был создан на территории России. Следовательно, к его обороту применяются нормы российского законодательства. И единственным возможным способом передачи прав в данном случае является цессия. Только она недопустима вслучае, если для первоначальных сторон имели значение личность должникаи кредитора. Кроме того, по трудовым отношениям 2002 г., о которых идёт речь в случае с Сысоевым, имеется позиция Верховного Суда РФ,выраженная в Постановлении Пленума от 23.04.2019 г. No 10: «Так, к служебным произведениям отнесены произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя».

Таким образом, не зависимо от наименования должности Сысоева в периодтрудоустройства, Рамблер должен подтвердить, что создание программных продуктов типа веб-сервера было отнесено к его компетенциям (должностной инструкцией либо трудовым договором) либо надлежащим образом оформленным служебным заданием. И любой из этих документов должен быть акцептован личной подписью работника.

На заседании, состоявшемся 16 декабря, Совет директоров Rambler Group поручил менеджменту холдинга обратиться в правоохранительные органы для прекращения уголовного дела против веб-сервера Nginx, а также разорвать отношения с компанией Lynwood Investments CY Ltd и предложить ей обратиться в правоохранительные органы с просьбой об отзыве своего заявления. 

Десятки кадровых документов, которые сейчас оформляют на бумаге, переведут в электронный формат.

Медведев на заседании кабинета министров предложил рассмотреть проект закона об эксперименте по ведению отдельными работодателями электронных документов, касающихся трудовых отношений с работниками, пишет ТАСС.

«Важно обезопасить персональные данные людей, чтобы они привыкли к новому порядку оформления документов, как это сделано с введением электронных трудовых книжек», – сказал Медведев.

Он напомнил, что электронные трудовые книжки в полном объеме начнут действовать с 2021 года, а в течение 2020 года люди должны будут определиться, нужно ли им, чтобы работодатель предложил вести трудовую книжку еще и на бумаге или достаточно электронного формата. Премьер-министр отметил, что планируется «запуск пилотного проекта по внедрению электронного ресурса и его проведение в течение нескольких месяцев в следующем году – с 1 апреля по 31 декабря».

«Сейчас трудовым законодательством предусмотрено более 60 документов по кадровым вопросам, многие из них можно перевести в электронный вид, в том числе трудовой договор, договор о так называемой полной материальной ответственности, иные виды договоров, графики, приказы о командировках, о дисциплинарных взысканиях, снятии взысканий», – считает председатель правительства.

Он подчеркнул, что «при этом эксперимент не распространяется на отчетность, налоговую или пенсионную».

Вести кадровые документы в электронной форме разрешат добровольно, при обоюдном согласии компании и работников.

Напомним, что закон об электронных трудовых книжках Госдума уже приняла

Вывод Конституционного суда: ст. 370 ТК не позволяет произвольно включать в должностную инструкцию дополнительные обязанности, схожие с основными, равно как и не предоставляет возможности увольнения в случае отказа от их выполнения.

Гражданин устроился на работу в профсоюз правовым инспектором труда. Он контролировал соблюдение работодателями трудового права, общался с госорганами, писал обращения в органы власти и защищал интересы членов профсоюза.

Видя упорство и рвение сотрудника, профсоюз предложил ему за доплату стать техническим инспектором. Так что теперь работник стал еще и контролировать безопасность условий труда.

Через полгода гражданин понял, что не справляется с удвоенной нагрузкой, и отказался от совместительства. В ответ на этот шаг работодатель решил просто изменить должностную инструкцию правового инспектора труд, добавив в нее обязанности технического. Сотрудник с такими действиями не согласился и был уволен.

Не добившись в судах общей юрисдикции защиты своих прав, инспектор обратился в Конституционный суд. Тот признал обжалуемые нормы права соответствующими Конституции, но настоял на пересмотре дела (Постановление № 37-П). По мнению суда, можно требовать от работника выполнения только тех функций, которые были изначально прописаны в трудовом договоре. Изменить их можно только по соглашению сторон, но никак не в одностороннем порядке. Более того, работа правового и технического инспекторов не идентична. Так что никаких оснований для увольнения не было.