фиктивная сделка

Пресс-служба ФНС рассказала об очередном выигранном налоговиками судебном деле

Компания закупала лом и отходы цветных металлов, перерабатывала их в алюминиевые сплавы и продавала готовую продукцию. Делалось это через формальный документооборот по договорам комиссии. Выявив эту схему минимизации налогов, инспекция доначислила компании НДС и налог на прибыль.

Организация не согласилась с этим решением и обратилась в суд. Она указала, что материалы проверки не подтверждают мнимость спорных договоров и получение необоснованной налоговой выгоды. Инспекция также не опровергла достоверность его первичной документации, которая подтверждает фактическое исполнение договоров комиссии и поставки.

Суды трех инстанций отказали компании в удовлетворении требований. Они указали, что компания необоснованно занижала налоговую базу по НДС и доходы от реализации готовой продукции, которые учитываются при определении базы по налогу на прибыль. Она использовала фиктивные договоры комиссии и поставки, чтобы уменьшать выручку от продажи готовой продукции, увеличивать налоговые вычеты по НДС и расходы, которые учитываются при налогообложении прибыли. То есть налогоплательщик создал искусственную ситуацию, которая позволила ему скрывать реальные доходы от реализации алюминиевых сплавов конечным покупателям. Поэтому они признали правомерными выводы инспекции

Многие уже отлично понимают, что применять схемы не надо. Но компаниям продолжает прилетать за налоговые нарушения прошлых лет. Тогда многим казалось, что схемы – это нормально.

Например, в 2014 году компания из Архангельской области фиктивно купила в Дагестане 11 тыс. тонн щебня. В 2018 году прошла выездная проверка, которая решила, что этой сделки на самом деле не было, а у компании был свой щебень, который она использовала для строительства дорог. Вот как инспекция доказала это в суде:

– товарные накладные со стороны покупателя якобы подписал заведующий базой. Но в период поставки щебня он у покупателя не работал. Поставщика щебня он не знает, ничего не подписывал, и по этой ситуации сказать вообще ничего не может. Что интересно, потом, после этого допроса, завбазой пришёл в налоговую самостоятельно и изменил показания. Теперь он говорил, что якобы работал на заводе, но по ГПХ, накладные подписал и поставщика вспомнил. Ему не поверили ни ФНС, ни суд.

– Экспертиза подтвердила, что подписи на товарных накладных выполнены не тем лицом, которое их якобы подписало. Покупатель попытался это оспорить, но не вышло.

– Чтобы перевести спорный щебень из Дагестана до Архангельской области, нужно было 1400 КАМАЗов. В деле рассматривалась покупка щебня двух фракций: 0-10 и 20-40. Перевозка только мелкой фракции потребовала бы расхода топлива на 16,5 млн руб, что делает всю операция нерентабельной. Расстояние от карьера, где якобы добывался щебень, до покупателя — 2500 км.

– Поставщик не задекларировал и не заплатил НДС, у него масса признаков однодневки, у него нет ресурсов, чтобы добывать щебень.

– Покупатель не рассчитался за щебень. Поставщик перевел долг на другую организацию, причём директор поставщика и директор компании, которая получила право требования долга — одно и то же лицо. Так покупатель получил доначисления на 5,5 млн руб.

Выводы из этой истории настолько очевидны, что не будем вас ими утомлять: вы и сами все понимаете.

Директор строительной компании покупал у предпринимателей стройматериалы и инструмент за наличные, которые он получал в своей компании под отчёт. Купил всего на 22,6 млн руб.

А вот инспекция решила, что ничего он у предпринимателей не покупал, потому что:

– предприниматели заявили, что ничего они директору не продавали, товарные чеки не выдавали и не подписывали, да и самих товаров в глаза не видели;

– выручка, указанная в авансовых отчетах, не соответствует выручке предпринимателей;

– предприниматели, которые якобы продали директору материалы, были на ЕНВД, а компания заявляет вычет по НДС;

– в товарных чеках нет информации о должности, ФИО тех, кто эти чеки выдал;

– инспекция нашла те компании, у которых налогоплательщик купил строительные материалы на самом деле по безналичному расчёту.

Чтобы определить это, инспекция провела сравнительный количественный анализ и проанализировала количество материалов, отраженных в актах о приёмке выполненных строительных работ. А значит, покупок за наличные точно не было. А значит, по спорным операциям налогоплательщику не положены ни вычет по НДС, ни зачёт расходов по налогу на прибыль (дело № А32-33822/2018).

А директор пусть заплатит из своих средств НДФЛ – 2,1 млн, так как деньги, якобы выданные ему его компанией, стали его доходом (раз инспекция решила, и суды подтвердили, что эти деньги не расходовались на стройматериалы).

Не надо схем. Тем более, таких топорных.

Компания передала полномочия директора другой компании по договору управления. Стоимость оказанных услуг составила 281 млн руб. Но инспекция решила, что это обман, полномочия были переданы формально, чтобы уменьшить налог на прибыль и получить возможность вычесть НДС.

Суд согласился с налоговой, что передача полномочий была формальностью и отказался учитывать затраты при исчислении налога на прибыль.

А вот с НДС вышло иначе. Услуги были оплачены. Управляющая компания получила оплату и перечислила НДС в бюджет.

Это подтверждается налоговыми декларациями, книгами продаж, счетами-фактурами и платежными поручениями на уплату сумм НДС. Следовательно, источник возмещения НДС в бюджете сформирован. А значит, налогоплательщик может получить вычет.

Тем более, что компания не претендует на вычет каких-либо сумм НДС, кроме тех, которые были уплачены ею в составе цены услуг управления и перечислены в бюджет управляющей компанией (Дело № А14-4300/2017).

Если у вашей компании есть сотрудник или целый отдел, который может выполнить работы, но вы обращаетесь за выполнением этих работ к контрагенту, инспекция это заметит. И задаст вопрос «зачем вы обратились в другую компанию, если можете своими силами выполнить работы?».

У вас должен быть готов внятный ответ. У одной компании внятного ответа на этот вопрос не было. Она заказала рекламный ролик у контрагента, хотя у самой были сотрудники, которые могли изготовить этот ролик своими силами. Инспекция заподозрила, что контрагенты – технички, а ролик делали сотрудники самого налогоплательщика.

Инспекция выяснила, что рекламу в Яндексе и Google, которая вела на страницы с роликами, оплачивал сам налогоплательщик. По условиям договора с контрагентом ролик также размещался в Facebook. Однако компания не может оплатить рекламу в этой соцсети – сделать это может только физическое лицо. Ещё один подозрительный момент.

К контрагенту тоже были претензии. Впрочем, они были стандартными: контрагент платит мало налогов, массовый директор, нет сотрудников, нет типичных для работающего бизнеса расходов и т.д. В результате инспекция доначислила налогоплательщику около 13 млн руб. Суды поддержали.

Когда инспекция хочет доказать, что контрагент фиктивен, она часто опирается на его банковскую выписку – смотрите, у контрагента нет расходов, свойственных бизнесу, значит, он не ведёт реальную деятельность. Или он получает всю выручку от налогоплательщика. Значит, контрагент подконтролен налогоплательщику.

Или, например, у контрагента нет техники, необходимой для выполнения работ. Компания заявляет, что контрагент мог взять технику в аренду. Чтобы подтвердить или опровергнуть это, нужна банковская выписка, которая покажет, проходили по счёту платежи за аренду техники или нет.

Иногда инспекторы жульничают с выписками. Например, они могут:

– продемонстрировать в суде выписку не за все время, а только за какие-то периоды. Так можно «спрятать» платежи, свойственные бизнесу – аренду, закупку канцтоваров и т.д. В глаза суда такой контрагент, вероятно, будет выглядеть техничкой.

– Иногда выписки передаются в суд в нечитаемом или плохо читаемом виде. При этом инспекторы устно заявляют, что платежей со счёта контрагента нет, а значит, он техничка.

– Инспекторы также могут прикладывать к материалам проверки выписку со счёта контрагента в непрошнурованном виде, без печати и подписи сотрудника банка. Но в таком случае эта выписка не будет являться банковским документом.

Что противопоставить аферам инспекции с выписками? Попросите контрагента, чтобы он сам прислал вам выписки со своих счетов. Если инспекция действительно «нахимичила» с выписками, то это вскроется.

Инспекция цепляется за любую возможность не возмещать НДС из бюджета. Но при этом она иногда сильно перегибает палку, и компаниям приходится тратить по полтора года на суды.

Например, завод покупал у контрагентов товар и заявил к возмещению из бюджета 60 млн рублей НДС. Инспекция отказалась возмещать, и аргумент у неё при этом был всего один: часть контрагентов в цепочке не оплатили товар по безналу. А значит, решает инспекция, сделка фиктивна и никакого возмещения НДС заводу не положено.

Оцените, как много у завода было аргументов в пользу того, что сделка совершенно реальна:

– есть договоры, счета-фактуры, товарные накладные и ТТС;

– завод принял товар к бухучёту, использовал его в производстве и экспортировал;

– спорные контрагенты подтвердили поставку товара и представили инспекции документы по сделке, которые она потребовала;

– товарные накладные по форме ТОРГ-12 содержат все необходимые сведения;

– у инспекции нет никаких доказательств, что товар поставлялся кем-то другим;

– контрагенты представляют отчетность по НДС;

– инспекция не опровергла деловую цель выбора именно этих контрагентов, а также не опровергла их деловую привлекательность и экономическую выгоду от сделки;

– сделка типична для налогоплательщика;

– завод проявил должную осмотрительность, запросив у контрагентов большое количество документов.

А что не было оплаты по безналу — так это не исключает другой допустимой формы оплаты: хоть наличностью, хоть взаимозачёт, хоть вексели. Суды поддержали завод и решили, что он может возместить из бюджета 60 млн рублей. Но почти полтора года завод потерял на суды.

Инспекция проверяла компанию, которая торговала дорожно-строительной техникой оптом. Кроме просто торговли, компания модифицировала технику, например, устанавливала другие шасси.

Налоговая решила, что два контрагента, у которых компания покупала технику — технички, а на самом деле фирма закупала технику напрямую у большого завода и доначислила порядка 14 млн руб. Но суды поддержали компанию, потому что она смогла объяснить, зачем ей понадобились посредники-контрагенты.

Налогоплательщик — небольшая компания. И большие заводы работать с такими компаниями не хотят. А у контрагентов были налажены контакты с руководством крупных заводов, поэтому работа с ними стала возможной.

Налогоплательщику требовалось получить одобрения типа транспортного средства на переоборудованные автомобили, и контрагенты с этим также помогли. Налогоплательщик заявил:

«Налаженные взаимоотношения с заводами позволяли директорам [контрагентов] проводить необходимые работы очень быстро, без очереди, что позволяло Обществу выполнить договорные обязательства и принимать заказы на срочные поставки, сложные и особо сложные модернизации техники со стороны наших заказчиков. Это особенно важно, так как работа на этих машинах имеет сезонный характер, очень важно поставить ее вовремя и промедление с поставкой означало бы отказ от приобретения такой техники со стороны заказчика».

Но компания не только на этом строила аргументацию, что с контрагентами все нормально. Она проявила должную осмотрительность, проверив контрагентов на сайтах:

zakupki.gov.ru   – в «Реестре недобросовестных поставщиков». Контрагенты как недобросовестные поставщики не числились;

k-agent.ru  – это база данных«Контрагент», где есть информацию об 11 миллионах компаниях. Видно, что оба контрагента — действующие, а один из них наращивает прибыль год от года;

Также было проверено, что судебных производств против компаний, их руководителей и учредителей нет. Налогоплательщик направлял запросы в компании, ища контрагента, и выбранные контрагенты обладали самыми конкурентными преимуществами.

Наличие расписки  и признание долга должником в силу специфики дела о банкротстве не может являться безусловным основанием для включения  основанного на них требования в реестр.

УФНС России по Ульяновской области, представляющим интересы Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве индивидуального предпринимателя К.  в судебном порядке доказала несостоятельность требований  кредитора -  физического  лица при  включении в реестр требований кредиторов задолженности в размере 4,08  млн. рублей.

Задолженность возникла на основании договора займа денежных средств,  подтвержденный распиской.  Наличие расписки  и признание долга должником в силу специфики дела о банкротстве не может являться безусловным основанием для включения  основанного на них требования в реестр, посчитал суд и истребовал дополнительные доказательства добросовестности сторон при заключении договора.

Однако в материалы дела такие доказательства представлены не были. Имущественное положение  кредитора, позволяющее ему предоставить такой заём, не подтверждено

По результатам рассмотрения дела №А 72-9103/2016  Арбитражный суд Ульяновской области согласился с доводами налогового органа и отказал фиктивному  кредитору   в удовлетворении требований в полном объеме.

Депутат Валерий Рашкин просит Следственный комитет проверить на коррупционную составляющую сделку «Газпрома» и микропредприятия «Интер менеджмент», которое выиграло 34 подряда на 7,85 млрд руб. по проекту «Сила Сибири».

Письма депутата с просьбой есть в распоряжении РБК.

«Сила Сибири» должна быть нормальным инфраструктурным проектом, а не распильной статьей в государственном бюджете. Честно говоря, я не понимаю, как пять человек могут освоить почти 8 млрд руб., не иначе как переведя их на офшорные счета, а затем самоликвидировавшись», — заявил депутат РБК.

Это достаточно распространенная у мошенников схема — создание фирм-однодневок, под которые создают безальтернативные аукционы, отметил Рашкин. «В год возбуждают сотни дел из-за проведения подобных схем. Странно, что органы проглядели данный эпизод, ведь он касается крупнейшей госкомпании страны», — подчеркнул парламентарий.

Он также напомнил, что «фиктивные сделки запрещены у нас в стране». «Поэтому пусть соответствующие структуры разберутся, является ли эта сделка «Газпрома» законной или нет», — заключил Рашкин.

Представитель «Газпрома» отказался от комментариев РБК.

34 подряда «Газпрома» по проекту «Сила Сибири» на общую сумму 7,85 млрд руб. достались московской ООО «Интер менеджмент», созданной буквально за полгода до проведения аукциона — в августе 2016 года. Согласно данным системы «СПАРК-Интерфакс», в компании трудятся не более пяти человек. ООО «Интер менеджмент» полностью принадлежит его генеральному директору Сергею Самарину, который упоминается в базе СПАРК как совладелец уже ликвидированного ООО «Север строй инжиниринг», а также как экс-директор нижневартовского муниципального учреждения «Доставка пенсий».

Это не первый раз, когда подряды «Газпрома» по «Силе Сибири» получает микропредприятие, напоминает РБК.

В январе текущего года стало известно, что 40 подрядов на строительство вспомогательных объектов выиграло томское предприятие «Томпромтранс». Согласно данным СПАРК, численность персонала компании также не превышает пяти человек.

Следственными органами Главного следственного управления Следственного комитета РФ по городу Москве заявлено о возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора ООО «Столичный ювелирный завод» по признакам преступления, предусмотренного пп. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере).

По версии следствия, в период 2012-2014 годов подозреваемый, действуя совместно с неустановленными лицами из числа руководства и сотрудников ООО «Столичный ювелирный завод», входящего в группу сети ювелирных магазинов компании «Адамас», с целью неуплаты налогов в особо крупном размере вступил в сговор и создал преступную схему. Создав фиктивный документооборот с более чем 50-ю фирмами-«однодневками», руководство ювелирной компании обеспечило получение драгоценных металлов через банковское учреждение без уплаты налога на добавленную стоимость, а также якобы приобретало ювелирные изделия у фиктивных организаций. В результате в бюджетную систему Российской Федерации не поступило более 5 млрд рублей.

В рамках уголовного дела проведены обыски в четырех офисах компании и по местам жительства руководителей и сотрудников компании, в ходе которых изъяты документы и техническое оборудование, имеющие значение для установления обстоятельств произошедшего, сообщается на сайте Следственного комитета. Проводятся необходимые следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление всех лиц, причастных к совершенному преступлению в сфере налогообложения. Кроме того, следователями будут приняты все предусмотренные законом меры по возмещению причиненного бюджету ущерба. Расследование уголовного дела продолжается.

С фиктивного бухгалтера взыскали полученную зарплату по иску конкурсного управляющего. Дело рассматривалось в судах Северо-Западного округа.

Как следует из материалов дела, по условиям Трудового договора ООО принимает на работу С.А.В. (с местом регистрации город Ростов-на-Дону) в должности бухгалтера в бухгалтерии организации, с выплатой ежемесячного оклада в размере 50 000 руб. Местом работы бухгалтера определено: офис Общества, расположенный в аэропорту поселка Октябрьский, Брянского района, Брянской области. Трудовой распорядок определен с понедельника по пятницу, с началом рабочего дня 09 час. 00 мин. и с окончанием - 17 час. 00 мин.
Согласно дополнительного соглашения к Трудовому договору, место работы было изменено на офис, находящийся по адресу: Тверская область, город Конаково, площадь Калинина, дом 3.

Пунктом 5.1 Трудового договора предусмотрены обязанности работника, а именно ведение бухгалтерского учета и составление отчетности, начисление и перечисление налогов (сборов) в соответствующие бюджеты и фонды.

Посчитав, что спорный Трудовой договор фактически Соболь А.В. не исполнялся (отсутствуют надлежащие для этого доказательства), и не мог исполняться, поскольку ответчиком не было подтверждено нахождение ее по месту Общества (указанному в договоре), конкурсный управляющий оспорила данную сделку в судебном порядке.

Удовлетворяя заявленные требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того, что в конкурсный управляющий представил доказательства фактического отсутствия исполнения Соболь А.В. предусмотренных спорным Трудовым договором обязанностей бухгалтера. Было принято во внимание отсутствие результатов трудовой деятельности ответчика, а с учетом полученных сведений от налогового органа (об отсутствие сданной налоговой и иной отчетности), сделан вывод о фиктивности спорной сделки, заключенной лишь с целью создания законных правовых последствий в ущерб интересам кредиторов должника.

Суд второй инстанции с решением первой не согласился, однако кассационная инстанция его не поддержала, отменив постановление и оставив в силе определение первой инстанции. В постановлении от 18.07.2016 N Ф07-5766/2016 АС Северо-Западного округа в частности отмечено, что формальное составление договора со стороны работника без намерения его исполнения указывает направленность его действий в ущерб имущественным интересам других кредиторов должника. И поэтому трудовой договор мог быть оспорен в суде, как фиктивная сделка.