экономические преступления

Госдума приняла закон, направленный на вывод бизнес-структур из-под уголовной статьи об организованных преступных сообществах.

В статью 210 УК РФ добавлено примечание. Согласно нему, учредители, руководители и работники организации не подлежат уголовной ответственности за участие в ОПС только лишь по причине того, что они работали в одной структуре, совершившей экономическое преступление. Исключение составляют фирмы или компании, заведомо созданные для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

По мнению Владимира Путина, который и предложил такие поправки, правоохранительные органы смогут применять в отношении бизнесменов статью 210 УК РФ, если только докажут, что компания изначально была создана с преступным умыслом.

Еще один принятый закон, смягчает ответственность за нарушение требований валютного законодательства. В соответствии с ним за нарушение обязанности по репатриации (возвращении в страну) валюты предусматривается административная ответственность, к уголовной же ответственности по ст. 193 УК будут привлекать только тех, кто ранее уже был подвергнут административному наказанию за подобные преступления.

Одновременно с этим в УК РФ устанавливаются суммы крупного и особо крупного размера нерепатриированных денежных средств: крупный размер — в сумме от 100 млн рублей, особо крупный – 150 млн рублей. Также закрепляется равная повышенная уголовная ответственность за указанные деяния, совершенные как группой лиц по предварительному сговору, так и организованной группой.

«Основателя российского банка обвинили в налоговом мошенничестве», – с таким заголовком вышел релиз на сайте Министерства юстиции США.

Согласно обвинительному заключению, Олег Тиньков был косвенным мажоритарным акционером внеофисного онлайн-банка, который предоставлял своим клиентам финансовые и банковские услуги. Обвинение заявляет, что в результате первичного публичного размещения акций (IPO) на Лондонской фондовой бирже в 2013 году, Тиньков фактически владел акциями банка на сумму более 1 миллиарда $.

Через три дня после IPO Тиньков отказался от своего гражданства США – облагаемое налогом событие, требующее от Тинкова доложить в IRS о конструктивной продаже своих активов по всему миру, сообщить о прибыли от конструктивной продажи этих активов в IRS и уплатить налог на такую прибыль в IRS.

Хотя Тиньков предположительно владел более чем 1 миллиардом $ акций TCS на момент его экспатриации через структуру Британских Виргинских островов, Тиньков подал налоговую декларацию за 2013 год, в которой сообщалось о доходах менее 206 000 $, и некорректные первоначальный и годовой отчет об экспатриации за 2013 год, где сообщалось, что его чистая стоимость составляла 300 000 $.

Если вину Тинькова докажут, его грозит максимальное наказание в виде трех лет лишения свободы по каждому пункту. Как мы понимаем, речь идет о шести годах. Ему также грозит период контролируемого освобождения, реституция и денежные штрафы.

Следующее заседание пройдет в суде Лондона 27 апреля. 

Статистика уголовных дел по экономическим преступлениям пока что противоречит наметившейся тенденции на новую гуманизацию, заявил бизнес-омбудсмен Борис Титов.

В 2019 году по экономическим статьям УК РФ зарегистрировано 317 627 преступлений — на 37% больше, чем годом ранее.

«От статистики двойственное ощущение, — отметил Борис Титов. — С одной стороны, в последнее время однозначно чувствуется некоторое „потепление“. И в законодательство внесли изменения, и Председатель Верховного Суда выступил с очень важными инициативами. И прокуратура все чаще не поддерживает чрезмерно жесткую меру пресечения, все чаще возвращает следствию „высосанные из пальца“ дела. И суды сразу по нескольким резонансным делам вынесли гораздо более мягкие решения, было даже несколько оправдательных приговоров.

Хочется надеяться, что мы живем в начале „второго периода“ гуманизации уголовного судопроизводства, ведь крайне важным является именно правоприменение. А здесь основные решения еще не приняты. И статистика за последний год не дает расслабиться.

Конечно, хорошо, что поменьше людей ждут приговора в СИЗО. В 2018 году было 5638 человек, в 2019 — 5284. Обратите внимание, кстати, сколько из них — по „резиновым“ статьям 159-159.6 УК РФ о мошенничестве — 4387, то есть четыре пятых. Но количество зарегистрированных преступлений существенно выросло. И здесь 80% занимает то же мошенничество. Конечно, не все из обвиняемых в мошенничестве — предприниматели, но все же».

Госдума в первом чтении приняла поправки в Уголовный кодекс РФ. Они выводят из-под уголовной статьи об организованных преступных сообществах бизнес-структуры, созданные без преступного умысла, а также смягчают валютное законодательство. Это президентский проект.

В статью 210 УК РФ, посвященной ответственности за организацию преступного сообщества (ОПС), добавят примечание. Согласно тексту внесенных поправок, учредители, руководители и работники организации, зарегистрированной в качестве юрлица, или руководители, работники ее структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности за участие в ОПС только лишь по причине того, что они работали в одной структуре, совершив экономическое преступление. Исключение составляют фирмы или компании, заведомо созданные для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

«Недобросовестные представители правоохранительных органов зачастую используют именно эту статью в отношении предпринимателей, чтобы получить легкие бонусы. Статья сейчас применяется в отношении учредителей, руководителей и сотрудников компаний, которые осуществляют обычную экономическую и иную деятельность и никак не связаны с профессиональной организованной преступностью. Ситуация для бизнеса усугублялась тем, что мы наблюдали многократный рост применения статьи 210. Кроме того, в «Опоре России» мы фиксируем рост потока жалоб на незаконные дела именно по этой тяжелой для бизнеса статье», – отметил президент организации Александр Калинин.

Госдума также одобрила законопроект, смягчающий ответственность за нарушение требований валютного законодательства. В соответствии с ним за нарушение обязанности по репатриации валюты предусматривается административная ответственность, к уголовной же ответственности по ст. 193 УК будут привлекать только тех, кто ранее уже был подвергнут административному наказанию за подобные преступления.

Президент России Владимир Путин внес в Госдуму поправки, которые убирают «размытые нормы в части уголовного законодательства в части так называемых экономических составов». Об этом он заявил во время послания Федеральному Собранию.

«Так предприниматели, неоднократно обращали внимание на 210 ст. УК РФ, по которой любая компания, чьи руководители нарушили закон могла квалифицироваться как организованное преступное сообщество», — заявил Путин. Это означало, что под статью подпадали практически все сотрудники.

Теперь, по словам президента, правоохранительные органы должны будут доказать, что организация умышленно создавалась под незаконные цели. По его словам, данная законодательная инициатива позволит снизить административное давление на предпринимательское сообщество. Путин отметил, что правоохранительные органы смогут применять в отношении бизнесменов статью 210 УК РФ (создание организованного преступного сообщества), если только докажут, что компания изначально была создана с преступным умыслом.

Сегодня в Россию вернулся тринадцатый участник «лондонского списка» – сахалинский бизнесмен Алексей Латыпов. И это не просто возвращение, с него сняты обвинения, пишет на своей странице бизнес-омбудсмен Борис Титов.

До отъезда из России Алексей Латыпов руководил в Южно-Сахалинске дачным некоммерческим товариществом «Жемчужное». Уголовное дело в отношении него по ч. 5 ст. 33 (пособничество в совершении преступления), ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере) возбудили в апреле 2017 года. Следствие считало, что Латыпов обманом получил у администрации Южно-Сахалинска два земельных участка, чтобы затем размежевать их и перепродать третьим лицам. Обвинения не доказаны. 30 декабря 2019 года уголовное преследование Алексея Латыпова прекращено, за ним признано право на реабилитацию, а также право на предъявление гражданского иска к управлению МВД по Сахалинской области.

Омбудсмен также поведал, что в конце января можно ждать возвращения еще одного участника списка, а до конца первого квартала – еще пятерых.

Фамилии пока не раскрываем, все очень сложно. Согласование безарестного возврата каждый раз проходит очень тяжело. Желающих возвратиться много, но в 90% случаев сталкиваемся с отказами со стороны следствия

.

 

489 ОПГ

Верховный Суд РФ выступает за то, чтобы ограничить действие статьи об организации преступного сообщества в отношении предпринимателей.

Поэтому, в ближайшее время в УК РФ могут быть внесены поправки, которые ограничат применение к предпринимателям ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества). Об этом на заседании дискуссионного клуба имени Д. Н. Замятина рассказал, зампредседателя Верховного суда Владимир Давыдов.

«Можно попытаться сформулировать норму о нераспространении действия статьи 210 УК РФ на руководителей и сотрудников организаций, которые осуществляют обычные экономическую деятельность, не имеющую отношения к профессиональной преступной деятельности, и такая формулировка, разработана в Администрации Президента и уже поддержана Верховным Судом РФ. В ближайшее время она будет принята – но пока еще идет ее доработка». 

Что касается деклараций по амнистии капиталов, то практики таких наказаний не было и не будет: «Одно дело — это не практика, это казус».

Президент России Владимир Путин подписал закон, предусматривающий исключение возможности продлевать срок содержания под стражей предпринимателей, если по уголовному делу не производятся активные следственные действия.

Поправки внесены в статью 109 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, они вводят обязанность следствия обосновать суду причины ходатайства о продлении срока содержания в СИЗО.

Согласно новому закону, в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания под стражей следователь обязан будет обосновать причину продления. При этом суду предоставляется право избрать меньший срок содержания под стражей, чем тот, что просит следствие, или избрать более мягкую меру пресечения (запрет определенных действий, домашний арест или залог).

Если одним из мотивов продления срока содержания обвиняемого под стражей является необходимость производства следственных действий, приведенных в предыдущих ходатайствах, то следствие должно указать причины, по которым они не были произведены в установленные ранее сроки содержания обвиняемого под стражей.

Также вносятся изменения в статью 108 УПК РФ («Заключение под стражу»), уточняющие перечень лиц, в отношении которых не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, при условии, что они имеют постоянное место жительства в России и не совершали попыток скрыться от следствия или суда.

К таким лицам относятся совершившие преступления против собственности индивидуальные предприниматели в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности или управлением принадлежащим им имуществом, которое используется в целях предпринимательской деятельности. Также к ним отнесены представители управляющего органа коммерческой организации в связи с осуществлением ими своих полномочий либо в связи с осуществлением такой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

Лидер «Гражданской платформы», внефракционный депутат-одномандатник Госдумы Рифат Шайхутдинов внес в нижнюю палату проект закона, предлагающий запретить дополнительную квалификацию правонарушений в сфере бизнеса по статье 210 Уголовного кодекса РФ «Организация преступного сообщества или участие в нем».

Документ размещен в понедельник в электронной базе данных нижней палаты, сообщает ТАСС.

«Предлагается внести в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения, предусматривающие установление запрета дополнительной квалификации по статье 210 УК РФ действий лиц, подозреваемых или обвиняемых в отдельных преступлениях, совершенных в сфере предпринимательства», — говорится в пояснительной записке. В проекте закона уточняется, что действие этой статьи предлагается не распространять на преступления, проходящие по статьям 159-160, 165, 171-183, 185-185.6, 193, 193.1, 194-201 Уголовного кодекса.

Автор проекта отмечает, что сложившаяся широкая практика применения правоохранителями ст. 210 «демонстрирует необоснованность предъявления обвинения в отношении данной категорий лиц».

Помимо этого, Уголовный кодекс дополняется примечанием, согласно которому лица, добровольно прекратившие участие в преступном сообществе или входящем в него структурном подразделении, в собрании организаторов, лидеров сообщества «и активно способствовавшие раскрытию или пресечению этих преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Ранее в ходе прямой линии президент Владимир Путин заявил, что «на сегодняшний день юридическая техника такова, что под преступное сообщество» можно подвести совет директоров любой организации. Данную ситуацию глава государства назвал недопустимой, добавив, что необходимо «внести изменения в действующий закон».

Заключения налоговых органов вновь могут стать обязательными для возбуждения дел о неуплате налогов, а преступное сообщество запретят вменять фигурантам ненасильственных преступлений в сфере бизнеса.

О соответствующем законопроекте, подготовленном председателем Счетной палаты Алексеем Кудриным, рассказали «Ведомости».

Проект предлагает вернуть действовавшую до осени 2014 г. практику, когда возбуждение уголовного дела о налоговых преступлениях зависело от решения налогового органа. Сейчас следователь по УПК обязан запросить налоговую службу, но решение принимает сам и, более того, может возбудить дело о неуплате налогов до получения ответа налогового органа, если есть повод или данные, указывающие на признаки преступления. Поправки предлагают связать возбуждение дел с решением налогового органа о наличии недоимки.

Предложено изменить определение преступного сообщества: им может быть только объединение для тяжких и особо тяжких насильственных преступлений, преступлений против общественной безопасности, порядка и власти. Это исключит необоснованное вменение ст. 210 УК в случае совершения ненасильственных экономических преступлений, говорится в пояснительной записке к проекту, но сохранит ее для экономических преступлений, связанных с коррупцией, незаконным оборотом оружия, наркотиков и др.

Действуй предложенные поправки ранее, статью 210 УК не вменили бы владельцу группы «Сумма» Зиявудину Магомедову и его брату Магомеду, экс-министру Михаилу Абызову, бывшим руководителям Тольяттинского азотного завода Владимиру и Сергею Махлаям и многим другим.

Проект предлагает согласовать тяжесть преступления и наказания и запретить назначать лишение свободы, если преступление в экономической сфере совершено впервые. УК дает возможность компенсировать ущерб и избежать ответственности. Но иногда бывает выгоднее быть осужденным и приговоренным к штрафу, чем компенсировать ущерб, говорится в записке. Поэтому нужно ввести штрафы за экономические преступления, которые превышали бы сумму компенсации.

Также в проекте предлагается декриминализировать, т. е. убрать из УК и перенести в КоАП, умышленное повреждение и уничтожение имущества, нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, незаконное предпринимательство, незаконное использование товарного знака, нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и камней.