Уголовно-процессуальный кодекс

Правительство внесло в Госдуму пакет законопроектов, направленных на борьбу с контрафактом продукции легкой промышленности.

Документы должны оптимизировать порядок уничтожения товаров, изъятых из незаконного оборота.

Ситуация в сфере оборота промышленной продукции характеризуется значительными объёмами незаконно ввозимых импортных товаров, отмечается в пояснениях на сайте Кабмина. По экспертным оценкам, объём теневого рынка товаров лёгкой промышленности составляет порядка 1 трлн рублей – 30% суммарного объёма ввозимых и производимых на территории России товаров этой отрасли. Доля поставщиков, использующих схемы серого импорта, оценивается от 20 до 60%, доля продукции, реализуемой с нарушением законодательства о защите интеллектуальной собственности, – 10–20%. Производители одежды и обуви из кожи называют долю 40–50%. Оценка доли производителей, нарушающих законодательство о техническом регулировании, – 45%.

В УПК и КоАП есть нормы, согласно которым изъятые из незаконного оборота товары лёгкой промышленности подлежат уничтожению. Однако на практике реализация этих норм затруднена.

В частности, решение суда об уничтожении изъятых из незаконного оборота товаров лёгкой промышленности должно содержать информацию о подлежащих уничтожению товарах с указанием кодов ОКПД 2. При этом не установлен орган, уполномоченный определять и присваивать эти коды. Органы же, осуществляющие изъятие из незаконного оборота товаров, не могут самостоятельно без проведения дополнительных экспертиз присваивать товару коды ОКПД 2.

Уничтожение – одно из самых затратных после хранения имущества составляющих. Вместе с тем такие товары являются предметом или объектом правонарушений или преступлений и подлежат уничтожению. Присвоение кодов такому товару, обращение его в государственную собственность и выделение средств федерального бюджета в целях последующего уничтожения нецелесообразно.

Внесенными законопроектами предлагается отнести затраты на уничтожение изъятых из незаконного оборота товаров лёгкой промышленности к процессуальным издержкам.

Расчёт размера таких издержек планируется производить на основе ставок экологического сбора по группе товаров лёгкой промышленности, утверждённых постановлением Правительства от 9 апреля 2016 года №284 «Об установлении ставок экологического сбора по каждой группе товаров, подлежащих утилизации после утраты ими потребительских свойств, уплачиваемого производителями, импортёрами товаров, которые не обеспечивают самостоятельную утилизацию отходов от использования товаров».

Государственная Дума РФ одобрила в третьем (окончательном) чтении закон с поправами в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, сообщает РАПСИ.

В УПК вводится новая мера пресечения — запрет определенных действий.

Статья 105.1 кодекса дополняется новыми положениями, согласно которым запрет определенных действий в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Суд может запретить подозреваемому или обвиняемому: выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает; находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать определенные мероприятия и участвовать в них; общаться с определенными лицами; отправлять и получать почтово-телеграфные отправления; использовать средства связи и Интернет; управлять автомобилем или иным транспортным средством, если совершенное преступление связано с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Запрет определенных действий может быть избран в любой момент производства по уголовному делу. В случае возложения на подозреваемого или обвиняемого запрета управлять автомобилем или иным транспортным средством у подозреваемого или обвиняемого дознавателем, следователем или судом изымается водительское удостоверение.

Подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом всем запретам либо отдельным из них.

При этом отмечается, что подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения со следователем, с дознавателем и контролирующим органом. О каждом таком звонке в случае установления запрета, связанного с использованием средств связи, подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

При нарушении запретов, отказа от применения аудиовизуальных, электронных средств контроля или умышленного их повреждения суд по ходатайству следователя может изменить меру пресечения на более строгую.

Возможность наложения запретов допускается также при избрании таких мер пресечения, как залог и домашний арест.

Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству одобрил положительное заключение к первому чтению на законопроект, регулирующий запрет на заключение предпринимателей в СИЗО на время следствия и суда. Зампред комитета, член совета регионального отделения «Деловой России» Рафаэль Марданшин рассказал о том, зачем понадобилось дополнять уже действующую статью УПК:

«Недобросовестные представители правоохранительных органов зачастую заинтересованы в заключении предпринимателя в СИЗО для выбивания из него признания. Для этого использую разные методы, в том числе проводят уголовные дела по смежным, не упомянутым в запрете, статьям УК либо игнорируют то, что человек действовал в качестве предпринимателя. Это приводит к тому, что на них не распространяются установленные законодателем дополнительные материально-правовые и процессуальные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

С учетом этого законопроектом предлагается усовершенствовать процессуальные нормы, регламентирующие сроки содержания под стражей и порядок их продления, - установить закрытый перечень лиц, подпадающих под данные гарантии. Таким образом, будут усилены гарантии прав на свободу и личную неприкосновенность обвиняемых, в том числе лиц, являющихся субъектами предпринимательской деятельности, при продлении в отношении их срока содержания под стражей в связи с обвинением в совершении не только экономических, но и других преступлений».

Правительство РФ сегодня внесло в Госдуму два законопроекта (101350-7 и 101467-7), совершенствующих правовое регулирование в сфере международного сотрудничества по вопросам конфискации доходов, полученных преступным путем.

Проектами вносятся изменения в Уголовно-процессуальный кодекс и в закон об исполнительном производстве. Устанавливается порядок признания и исполнения приговоров и постановлений судов иностранных государств о конфискации преступных доходов, находящихся на территории России. В частности, законопроекты определяют подсудность запросов иностранных компетентных органов о признании и исполнении приговоров, а также органы и лица, которые могут участвовать в судебном заседании при их рассмотрении. Кроме того, устанавливается перечень оснований, при которых российский суд может отказать в исполнении запроса.

Елена Мизулина внесла в Госдуму законопроект «О внесении изменений в статью 12.1 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Проектом предлагается  установить единую дату вступления в силу поправок в УПК - 1 марта года, следующего за годом их принятия. Кроме того, законопроекты с поправками должны будт рассматриваться только при наличии официальных отзывов Верховного Суда РФ и Генеральной Прокуратуры.

Как отмечается в пояснительной записке, с момента введения в действие УПК РФ принято более 190 федеральных законов о внесении в него изменений. 40% из них связаны с внесением изменений в правила о подсудности и подследственности уголовных дел. Динамика вносимых изменений в отдельные годы (например, в 2013, 2014 годах) доходит до 2-3 законов в месяц. Распространенной стала практика, когда ряд законов принимаются в один день. Рекорд установлен 31 декабря 2014 года, когда было принято сразу 7 законов о поправках в УПК РФ.

По мнению автора проекта,  возникает впечатление, что поправки являются не результатом согласованной позиции всех основных участников уголовного судопроизводства, а обусловлены исключительно пробивными способностями отдельных представителей ведомств, проталкивающих те изменения в УПК, которые удобны именно данному ведомству без учета их последствий для решения задач уголовного правосудия в целом. Такая нестабильность основного процессуального закона отрицательно сказывается на правоприменительной практике.

В ноябре прошлого года группа депутатов внесла в Госдуму законопроект № 391683-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ», который уточняет порядок передачи на хранение вещественных доказательств и порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Так, в частности, законопроект предусматривает, что решение о передаче на хранение больших партий изъятой продукции и товаров любым юридическим и физическим лицам должно приниматься актом Правительства РФ.

Кроме того, законопроект предусматривает исключение права полиции уничтожать в порядке, установленном правительством изъятые у граждан и должностных лиц документы, имеющие признаки подделки, а также вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособные, находящиеся у них без специального разрешения.

«Принятие указанных изменений приведет к возникновению препятствий при реализации полицией своей основной обязанности по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений», - уверен наш колумнист Иван Соловьев, д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ.

Подробней о предлагаемых поправках и правовых последствиях их принятия, читайте в статье «Беспорядочное изъятие».

Президент РФ подписал закон, вносящий изменение в статью 443 Уголовно-процессуального кодекса.

Как сообщает пресс-служба Кремля, законом из части второй статьи 443 Уголовно-процессуального кодекса исключается положение, согласно которому суд обязан прекратить уголовное дело и отказать в применении принудительных мер медицинского характера в отношении лица, совершившего деяние небольшой тяжести, несмотря на то, что по своему психическому состоянию это лицо может представлять опасность как для себя, так и для других лиц.

Федеральный закон направлен на реализацию постановления Конституционного Суда от 21 мая 2013 г. № 10-П.

Более четверти россиян (27%) высказались за применение телесных наказаний, а именно порки, к преступникам. Такие данные обнародовал ВЦИОМ. 66 процентов респондентов высказались против порки. Еще восемь процентов затруднились ответить на вопрос.

В Москве и Санкт-Петербурге, отмечают социологи, в поддержку введения телесных наказаний выступают 23% респондентов. Столько же сторонников порки в городах-миллионниках. В городах с населением выше 500 тысяч жителей этот показатель выше - 36%. В селах насчитывается 22% сторонников порки.

Опрос проводился в связи с делом Pussy Riot. Политики и общественные деятели выступали за то, чтобы выпороть фигуранток этого дела.

Поправки в уголовно-процессуальное законодательство, позволяющие отменить обязательное участие понятых в процессуальных действиях, могут оказать негативное воздействие на уголовный процесс в целом, развязав руки стороне обвинения, считает наш колумнист Дмитрий Липатов, юрист юридической компании «Налоговик».

Эксперт поясняет, что если не будет понятых, то установить наличие проведенного обыска может оказаться попросту невозможным, поскольку «видеокамера и диктофон никак не смогут подтвердить, что их включили на территории определенной квартиры или офиса».

В своей статье «Чем обернется ликвидация понятых?» автор приводит возможные последствия предлагаемых изменений в уголовно-процессуальное законодательство.

Такое неоднозначное предложение экспертов по праву обсудили на заседании комиссии Ассоциации юристов России по законодательству в сфере обороны, безопасности и совершенствования правоохранительной деятельности, прошедшее в Совете Федерации.

В рамках реализации данной инициативы планируется внести изменения в Уголовно-процессуальный Кодекс РФ и КоАП РФ, согласно которым неявившиеся в суд по неуважительной причине свидетели будут подвергаться санкционированию со стороны государства. Виды санкций будут отличаться в зависимости от степени ценности свидетельских показаний, которыми обладает тот или иной свидетель. Так, в отношении ценных свидетелей правоохранители рекомендуют назначать единое наказание в виде тюремного заключения сроком на 15 суток.

Напомним что на сегодняшний день в соответствии с УПК РФ в случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут принудительному приводу в зал суда судебным приставом.

Однако никаких штрафных санкций для нерадивых свидетелей процессуальный закон не предусматривает, что со своей стороны дополнительно создает благоприятные условия для культивирования в обществе правового нигилизма и неуважения к суду.

Минюст России подготовил и направил на рассмотрение правительства проект федерального закона «О домашнем аресте подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Благодаря этому закону многие подозреваемые в совершении преступлений смогут избежать предварительного заключения в СИЗО.

"Российская газета" пишет, что сегодня многие люди попадают в изоляторы по случайным подозрениям и надолго остаются там, деля камеру с рецидивистами. Благодаря новому закону эти люди смогут оставаться дома, под контролем «электронного конвоира» - радиобраслета или видеокамеры. Подобная мера пресечения, которая давно применяется в Европе и США, поможет избежать психологических травм гражданам, оказавшимся под следствием по ошибке.

В Госдуме рассматривают поправки к УПК, которые позволят расширить применение альтернативных видов наказания.

В частности, предлагается упростить порядок внесения денежного залога. К примеру, подсудимым могут дать право в качестве залога внести не только деньги, но и ювелирные украшения, драгметаллы, недвижимость и другое имущество.

Кроме того, осужденным будет предоставлено право обжаловать отказ применить к ним альтернативные формы наказания - домашний арест или электронное слежение за осужденными, пишет издание "Газета".

Альтернативные виды наказания, по мнению законодателей, должны применяться на срок от двух месяцев до четырех лет за преступления небольшой  тяжести. Таким образом, этот закон позволит выпустить из тюрем примерно 280 тысяч человек.

Конституционный суд признал несоответствующими Конституции ряд положений Уголовно-процессуального кодекса. В частности, речь идёт о нормах, которые регламентируют порядок продажи вещественных доказательств. К примеру, для реализации могли передаваться предметы, которые в силу громоздкости и иных причин не могли храниться при уголовном деле. При этом собственник не получал никакой компенсации.

Суд указал, что согласно Конституции принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. К тому же, судьи постановили, что "лишение же граждан их имущества только потому, что это имущество является вещественным доказательством, неправомерно, несоразмерно и неадекватно".