банкротство

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд 11 апреля удовлетворил жалобу бухгалтера Галины Ахмадеевой, с которой пытаются взыскать миллионы рублей в рамках дела о банкротстве.

История судебных мытарств Ахмадеевой началась с попытки взыскания с неё налоговых долгов компании, где она вела бухгалтерию. Более того, было заведено уголовное дело в рамках которого с неё потребовали возмещения ущерба, причиненного бюджету в сумме 2,7 млн. руб. Дело дошло до Конституционного суда, решение которого было по сути в пользу Ахмадеевой.

Но история на этом не закончилась. Теперь конкурсный управляющий, занимающийся банкротством организации, требует с бывшего бухагалтера возместить убытки от доначисленных налогов и штрафов. И суд первой инстанции его поддержал, постановив взыскать с Галины Ахмадеевой и директора солидарно 5,7 млн руб. (определение Арбитражного суда Свердловской области № А60-59392/20166 от 06.02.2019)

Адвокатом бухгалтера Дмитрием Шубиным была подана апелляционная жалоба (текст её можно найти в блоге на сайте zakon.ru), которая и была сегодня удовлетворена.

Мотивировка решения пока не опубликована.

С Галиной Ахмадеевой в зале суда пообщался корреспондент газеты «Учет.Налоги.Право». Она довольна решением и считает его справедливым, поскольку долги компании должна платить сама организация. Судебные разбирательства идут четвертый год, и Галина Гавриловна призналась, что уже очень устала. Несмотря на это, она готова к тому, что налоговики не отстанут и оспорят решение апелляции. Бухгалтер сообщила корреспонденту, что готова идти до конца в этом деле.

Газета «Коммерсантъ» пишет о парадоксальной ситуации — Агентство по страхованию вкладов (АСВ) через суд требует от ФНС восстановления «мертвых» фирм в ЕГРЮЛ, при том, что взыскать с них в пользу кредиторов нечего.

В пример приводится спор АСВ с МИФНС № 46 по поводу исключения из ЕГРЮЛ ООО «ПС-Хостелс». Уставный капитал компании был минимальным, по ее юридическому адресу находилась еще 2191 компания, а учредитель и одновременно ее директор возглавлял еще три компании-однодневки. Принудительно из ЕГРЮЛ налоговики ее исключили из-за того, что она год не подавала признаков жизни — отчетность не сдавалась, движения по счетам не было. Однако АСВ со ссылкой на кредиторскую задолженность перед банкротом требовало возродить ее.

В ФНС на запрос «Ъ» сообщили, что они ликвидируют не подающих признаков жизни в строгом соответствии с законом 129-ФЗ (о регистрации и ликвидации юрлиц). В АСВ же отметили, что действуют «в целях наиболее полного и оперативного удовлетворения требований кредиторов»: выявляют должников банков-кредиторов, при получении сведений о предстоящем исключении компании из ЕГРЮЛ АСВ направляет в ФНС заявление об отказе от ликвидации в связи с нарушением интересов банков-банкротов. Если же ФНС не приостанавливает ликвидацию — судится.

Каждый спор по возвращению в ЕГРЮЛ фирм-однодневок по самым скромным расценкам на юруслуги может обходиться агентству в 200–300 тыс. руб., которые тратятся из конкурсной массы банков-банкротов. По запросу «Ъ» АСВ не мог назвать ни одного примера, когда восставший «мертвец» погасил задолженность.

566 НДС

В соответствии с подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК реализация имущества, в том числе изготовленного в ходе текущей производственной деятельности организаций-должников, признанных в соответствии с законодательством РФ несостоятельными (банкротами), объектом налогообложения НДС не является.

Об этом сообщает Минфин в письме № 03-07-11/5779 от 01.02.2019.

При этом освобождения от НДС операций по выполнению работ (оказанию услуг) не предусмотрено.

Вместе с тем согласно правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда РФ от 26.10.2018 № 304-КГ18-4849, под реализацией имущества должника понимается продажа имущества, входящего в конкурсную массу, за исключением продукции, изготовленной должником в процессе своей текущей хозяйственной деятельности, и на основании пункта 1 статьи 11 НК в этом же значении понятие «реализация имущества должника» должно толковаться в целях применения подпункта 15 пункта 2 статьи 146 НК.

В этой связи Минфин предписывает руководствоваться вышеназванным решением ВС невзирая на то, что ранее в письмах Минфина содержалисбь другие рекомендации.

Межрайонная инспекция федеральной налоговой службы № 1 по Санкт-Петербургу подала иск о банкротстве к ОАО «Метрострой». Об этом пишет «Фонтанка» по данным «Электронного правосудия».

Сумма требований в карточке дела не отображается, однако, по информации издания, фискалы потребовали более 700 млн рублей, которые по итогам проверки дополнительно насчитали  компании в прошлом году. Как пояснили в «Метрострое», компания уже полностью обеспечила требование налоговой с помощью своей недвижимости, стоимость которой соответствует сумме требований. В этом иске налоговиков фирма увидела только положительное - суд может дать возможность заключить мировое соглашение и рассрочить платеж. После чего будет снята блокировка счетов и организация сможет вести полноценную работу.

У налоговой не впервые возникают претензии к «Метрострою». Однако до этого иски о банкротстве шли к дочерним структурам компании или близким подрядчикам. Так, летом налоговики направили банкротные иски к ЗАО «СМУ-11 Метростроя» и к ЗАО «Управление-15 Метрострой».

В конце прошлого года в Санкт-Петербурге разгорелся скандал - рабочие подрядной организации метростроителей объявили голодовку из-за четырехмесячной невыплаты зарплаты. Оказалось, что подрядчикам не могут перевести деньги из-за того, что по счетам ОАО «Метрострой» наложены инкассо. И городские власти не перечисляют обществу деньги, потому что они сразу уйдут в уплату доначисленных налогов и до подрядных организаций деньги не дойдут.

На Кипре по иску ВТБ арестованы акции компаний, владеющих долями в ретейлерах «Дикая орхидея» и «Рив Гош», пишет «КоммерсантЪ». Их банк счел утаенными от кредиторов активами совладельца «Юлмарта» Дмитрия Костыгина.

Поводом для наложения обеспечительных мер стало решение Дзержинского райсуда Санкт-Петербурга, признавшего 5 июля 2017 года, что Дмитрий Костыгин как личный поручитель по кредиту должен вернуть ВТБ более 650 млн руб. Разбираясь в судьбе активов господина Костыгина, сотрудники ВТБ выяснили, что в ноябре того же года его компания Koshigi Limited, зарегистрированная на Британских Виргинских островах, передала 79% акций в кипрской компании Kohuhu Enterprises Limited, владеющей пакетом акций сети по торговле бельем «Дикая орхидея», Инне Мейер. Последняя является супругой бизнес-партнера Дмитрия Костыгина Августа Мейера.

Кроме того, в банке установили, что 51% акций в холдинговой кипрской компании группы «Рив Гош» — Polnamon Trading & Investments Limited, которыми господа Костыгин и Мейер владели через компанию Elshtere Ltd (БВО), также были переданы Инне Мейер. Причем, как отмечает источник «Ъ» в ВТБ, отчуждение произошло в апреле этого года — за день до того, как апелляционная инстанция горсуда Санкт-Петербурга отклонила жалобы господина Костыгина на решение райсуда о взыскании с него долга.

В банке сочли, что передача акций была призвана скрыть активы бизнесмена от ареста, после чего 10 октября ВТБ подал иск в суд. Ответчиками по нему выступили сам Костыгин и Мейер.

Недавно Дмитрию Костыгину было предъявлено окончательное обвинение в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК) по делу о хищении кредита Сбербанка в 1 млрд руб. и вскоре он вместе со своими защитниками приступит к ознакомлению с материалами следствия.

Компании, взявшие в банке «Югра» кредиты почти на 270 млрд руб., принимают активные меры, чтобы минимизировать «вероятность возврата средств банку как кредитору», говорится в письме первого зампреда Банка России Сергея Швецова в адрес главы комитета Госдумы по финрынкам Анатолия Аксакова от 3 октября 2018 года. В отношении этих заемщиков в массовом порядке запускается процесс ликвидации и банкротства, пишет РБК.

По данным ЦБ, процедуры ликвидации/банкротства уже начаты в отношении 29 заемщиков, задолжавших «Югре» 144,94 млрд руб. Еще 106 компаниям с задолженностью в 234,44 млрд руб. контрагенты планируют предъявить иск о банкротстве. Число ликвидирующихся и банкротящихся заемщиков банка выросло более чем вдвое по сравнению с ситуацией на конец февраля.

На 114 заемщиков — ликвидирующихся, банкротящихся и находящихся под угрозой банкротства — приходится практически весь объем задолженности по кредитному портфелю банка «Югра».

Как следует из картотеки арбитражных дел, временная администрация «Югры» с момента отзыва у банка лицензии подала в суд 115 исков более чем к сотне компаний об истребовании задолженности, обращении долга на залог и об участии в процедуре банкротства в качестве кредитора. Заявления от различных юрлиц о намерении подать иск о банкротстве опубликованы в отношении 94 из этих компаний, в том числе в отношении 12 компаний, находящихся в стадии ликвидации, выяснил РБК на основе данных Единого федерального реестра юридически значимых сведений. При этом 80 заявлений были опубликованы в очень узкий временной промежуток — 19 заявлений датированы 3 мая 2018 года, 66 заявлений были опубликованы 4 мая 2018 года.

Столь слаженная работа разрозненных кредиторов в отношении должников дает повод подозревать, что управляется она одним бенефициаром. Иски, поданные третьими лицами к должникам банка, могут быть обусловлены намерением этих лиц перехватить инициативу в процедуре банкротства заемщиков «Югры», поскольку кредитор-заявитель получает право назначить собственного управляющего.

Банк «Югра»  будет иметь основания на включение в реестр кредиторов и удовлетворение своих требований. Но в случае, если банк по объему своих требований не сможет получить большинства голосов, его контроль над процессами банкротства снизится. А в конечном итоге это приведет к снижению шансов на полное или частичное удовлетворение требований банка, говорят эксперты.