выездная налоговая проверка

ИП отказался добровольно декларировать и платить налог от продажи квартир, и ИФНС пришлось назначить выездную проверку.

История произошла в Республике Алтай. Налоговики обнаружили, что порядка 8 млн рублей доходов ИП от реализации недвижимого имущества (квартиры) не были включены в налогооблагаемую базу.

Квартиры принадлежали налогоплательщику на праве собственности и использовались в предпринимательской деятельности путем сдачи в аренду физлицам.

Из анализа содержания полученных договоров купли-продажи установлено, что в период с 2016 по 2018 годы реализовано 8 квартир, а сумма неуплаченного по данным сделкам налога в бюджет составила порядка 500 тыс. рублей, сообщает республиканское УФНС.

В рамках ведения открытого диалога с налогоплательщиками, направленного на побуждение к добровольному уточнению ими своих налоговых обязательств, до назначения выездной налоговой проверки индивидуальный предприниматель был приглашен на комиссию по легализации налоговой базы, на которой ему были представлены выявленные нарушения и установленные доказательства.

Между тем ИП не отреагировал на действия налогового органа, в связи с чем, в отношении данного налогоплательщика назначена выездная налоговая проверка. По её результатам предпринимателю будет предъявлен не только налог к уплате, но и соответствующие пени и штрафные санкции.

Учитывая возможные негативные последствия такой проверки, налогоплательщикам стоит систематически самостоятельно оценивать налоговые риски, своевременно уточнять свои налоговые обязательства, а также отражать доходы от реализации имущества, используемого в предпринимательской деятельности, настоятельно рекомендуют налоговики.

Номинальный руководитель — это человек, который формально является руководителем компании, но на самом деле не руководит. Номинал — марионетка загадочного и таинственного бенефициара.

Номинал несет субсидиарную ответственность, как и реальный руководитель, но суд может освободить номинала от субсидиарки, если тот выдаст реального бенефициара.

Иногда реальные директора пытаются воспользоваться этой возможностью и заявляют, что они номиналы. Но избежать субсидиарной ответственности под этим предлогом удается далеко не всегда, рассказывают «Налоговые адвокаты».

Например, компания поставляла оборудование в школы Пензы и Пензенской области. Налоговая провела проверку, установила, что контрагенты, у которых компания якобы купила оборудование, фиктивны. Были начислены налоги. Компания пошла на банкротство и была признана банкротом.

Налоговая решила, что директор налогоплательщика действовал неосмотрительно и неосторожно, выбрав поставщиками компании, которые явно не могли поставить оборудование. Встал вопрос о субсидиарной ответственности директора.

Директор заявил, что он номинал. Но суд в это не поверил и взыскал с директора все 15 млн руб. Почему суд признал директора реальным?

Даже если руководитель — номинал и принимает ключевые решения по указанию фактического бенефициара, номинальность статуса не означает потерю возможности влиять на компанию. Сама по себе номинальность не освобождает руководителя от обязанности обеспечивать нормальную работу компании.

Директор собственноручно подписывала документы.

Доказательств того, что директор подписал документы против своей воли, под влиянием насилия или угрозы, нет. Нет доказательств того, что кто-то давал указания директору, как действовать.

Какие выводы можно сделать из этого случая? Вероятность признания директора номиналом увеличивается, если директор докажет, что есть фактический бенефициар, который давал директору обязательные для исполнения указания. Указания были обязательны для номинального директора в силу зависимости директора от бенефициара, либо под влиянием насилия или угрозы.

Простое заявление директора, что он подписывал договоры по указанию некоего бенефициара, не доказывает номинальность и, как следствие, не дает шанса уйти от субсидиарной ответственности.

Напоминаем, что сам факт признания директора номиналом тоже от субсидарки сам по себе не освободит; это по усмотрению суда.

А началось все с выездной проверки. Так что если инспекция вдруг начала проявлять лишний интерес к вашей компании, лучше сразу идите к налоговому адвокату.

Налоговые органы самостоятельно определяют контрольные мероприятия, которые необходимо провести в рамках налоговой проверки, а также целесообразность получения дополнительных документов.Так что жаловаться на продление выездной проверки бессмысленно. Такой вывод содержится в решении, которое было вынесено Центральным аппаратом ФНС по жалобе организации (№ СА-4-9/19303@ от 23.09.2019).

В жалобе организация утверждала, что им были представлены все истребованные в ходе выездной налоговой проверки документы по требованиям инспекции. Однако срок проведения проверки был продлен до четырех месяцев в связи с непредставлением документов и неявки части свидетелей на допрос. Кроме того, компания посчитала, что затягивание сроков вынесение решения по выездной проверке приведет к увеличению сроков для начисления пеней, по неуплатам налогов, которые доначислят по акту проверки.

ФНС отвергла все доводы общества, уличив его в том, что часть документов все-таки не была предоставлена по требованиям, выставленным в первоначальный срок проверки (два месяца). А ссылка на то, что организации придется заплатить больше пеней вообще несостоятельна, поскольку компания сама виновата в том, что неуплатила положенные налоги.

В решении указывается, что действия УФНС по продлению срока проведения выездной налоговой проверки до четырех месяцев направлены на обеспечение всестороннего и наиболее полного проведения налогового контроля  и служат целям определения правильности исчисления, полноты и своевременности внесения данным налогоплательщиком налогов и сборов. 

В ходе выездной проверки налоговики обычно доначисляют более 20 млн. рублей.

В 2018 году налоговики провели 14,2 тыс. выездных налоговых проверок, что на 29,8 % меньше, чем в 2017 году, из которых 11,8 тыс. проверок организаций (или 94 %) проведено на основании риск-ориентированного подхода. В 2017 году данный показатель составлял 100 %.

Вместе с тем сумма доначислений, приходящаяся на одну выездную налоговую проверку, выявившую нарушение, возросла с 15,75 млн. рублей в 2017 году до 22,23 млн. рублей в 2018 году.

Такие данные приводятся в отчете Счетной палаты.

В ходе 5,2 тыс. выездных налоговых проверок (36,8 % общего количества ВНП) выявлены схемы с участием фирм-однодневок.

По результатам выездных и камеральных налоговых проверок дополнительно поступило 217 125,8 млн. рублей (на 2,4 % меньше, чем в 2017 году).

Уровень взыскания налоговых платежей по результатам выездных и камеральных налоговых проверок, решения по которым вступили в силу, в 2018 году составил 66,4 %, (в 2017 году — 60,5 %).

Верховный Суд РФ определением от 13.06.2019 № 305-ЭС19-7994 подтвердил, что инспекция имела право изъять документы налогоплательщика у взаимозависимой с ним организации.

В рамках выездной проверки инспекция изъяла документы и носители информации (жесткие диски, usb-накопители), которые принадлежали не только самому налогоплательщику, но и его контрагенту. Она посчитала, что их могли уничтожить или скрыть, так как вместе с несколькими организациями налогоплательщик являлся предполагаемым участником схемы уклонения от уплаты налогов. Была изъята переписка между налогоплательщиком и его контрагентом (подконтрольной ему компанией), которая свидетельствовала об их участии в этой схеме.

Контрагент проверяемой компании обратился в суд. Он посчитал, что инспекция незаконно вскрыла и осмотрела помещение, а также забрала документы, которые принадлежат компании и его сотрудникам, а значит нарушила его права при выемке (п.5 ст. 94 НК РФ).

Суды отказали ему в удовлетворении требований. Они указали, что налоговый орган действовал в соответствии с законодательством (ст. 31, 94 НК РФ). Инспекция имеет право изъять подлинники документов, если у нее есть основания полагать, что они могут быть уничтожены (п. 8 ст. 94 НК РФ). Суды учли довод инспекции, что обе организации (налогоплательщик и его контрагент) занимают одни и те же офисы, одни и те же лица управляли денежными потоками и отвечали за бухгалтерский и налоговый учет в проверяемом периоде с его контрагентами, из чего следовал вывод, что эти компании взаимозависимы.

Не согласившись с этими выводами, компания обратилась в Верховный Суд РФ, который отказал ей в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения, сообщает пресс-служба налогового ведомства.

Замначальника Контрольного управления ФНС России Константин Новоселов на примерах объяснил, как анализировать налоговые риски в рамках утвержденных критериев их оценки (Концепция системы планирования выездных налоговых проверок).

Например, критерий № 1: налоговая нагрузка у налогоплательщика ниже среднего уровня по хозяйствующим субъектам в конкретной отрасли. Налоговые органы должны выяснить причины такого снижения. Они могут быть объективными: вновь созданный бизнес, который несет инвестиционные расходы, а выручка еще мала или отсутствует. Если же очевидных причин для снижения налоговой нагрузки нет, отметил представитель ФНС России, нужно анализировать другие критерии. В частности, снижение налоговой нагрузки может говорить о том, что компания использует какие-то схемы для снижения своих налоговых обязательств.

Другой пример — критерий № 3: отражение в налоговой отчетности значительных сумм вычетов по НДС за определенный период, а именно 89 % и выше от суммы начисленного налога за 12 месяцев. «Это средний уровень вычетов в целом по стране. Если уровень вычетов завышен, то это повод для углубленного анализа формирования налоговой базы по НДС. При необходимости налогоплательщику необходимо дать соответствующие пояснения», - пояснил Константин Новоселов.

Соответствие организации только одному критерию налоговых рисков не является основанием для автоматического включения ее в план выездных налоговых проверок. Деятельность организации оценивается комплексно и всесторонне. К примеру, если у нее на протяжении ряда лет уровень вычетов составляет 98—99 %, сумма налогов к уплате и налоговая нагрузка минимальны, имеются убытки, то к деятельности такой организации возникнет много вопросов.

В период 2015 год — 9 месяцев 2018 года столичными налоговыми органами проведена 2031 комплексная выездная налоговая проверка, не выявившая нарушения по НДС, что составляет 24,7 % от общего количества проведенных ВНП.

Такие данные приводятся в докладе Счетной палаты.

Так, по итогам 9 месяцев 2018 года проведено 189 проверок, не выявивших нарушения по НДС (18 %).

В этой связи Счетная палата рекомендует исключение из практики налоговых органов проведение выездных налоговых проверок, не приводящих к выявлению нарушений законодательства о налогах и сборах.

Счетная палата провела проверку администрирования НДС налоговиками Москвы и обобщила результаты в своем докладе.

В документе, в том числе, приводится перечень нарушений, которые допустили налоговики в ходе налоговых проверок.

В ИФНС № 7 по г. Москве:

• в нарушение пункта 6 статьи 89 НК не соблюдены сроки проведения ВНП (на 1 и 2 календарных дня);

• в нарушение пункта 5 статьи 100 НК в отношении 7 налогоплательщиков нарушен 5-дневный срок вручения акта по результатам выездных налоговых проверок от 9 до 122 рабочих дней;

• в нарушение пункта 1 статьи 100 НК, в соответствии с которым:

— акт по результатам выездной налоговой проверки должен быть составлен в течение 2 месяцев со дня составления справки о проведенной ВНП, в 1 случае акт составлен на 1 день позднее;

— акт по результатам камеральной налоговой проверки (в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах) должен быть составлен в течение 10 дней после окончания камеральной налоговой проверки, в 21 случае нарушен срок составления акта от 1 до 647 рабочих дней;

• в нарушение пункта 1 статьи 101 НК в 6 случаях нарушен срок принятия решения по камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций по НДС (срок нарушения от 2 до 82 рабочих дней).