необоснованные расходы

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А41-61944/13 от 17.09.2014 признал, что расходы общества на приобретение спортивной одежды и сопутствующих товаров не связаны с деятельностью, направленной на получение дохода, поэтому необоснованно учтены при налогообложении прибыли в проверяемом периоде.

Суд указал, общество занимается реализацией нефтепродуктов (бензина). Указанные спортивные товары не предназначены для использования сотрудниками АЗС и не могут рассматриваться как специальная одежда, средства индивидуальной защиты.

Кроме того, общество не представило доказательства отражения приобретенных товаров в регистрах бухгалтерского учета, передачи одежды сотрудникам, возврата или выплаты компенсации за полученную одежду при увольнении сотрудников, а также доказательства наличия расходов, связанных с использованием специальной одежды (чистка, ремонт и т.д.).

Заявителем не представлены доказательства того, что приобретенные у контрагента спортивные товары отвечали требованиям к специальной одежде, подлежащей использованию на АЗС.

Таким образом, довод жалобы, что расходы общества на покупку спортивных и сопутствующих спортивных товаров являются обоснованными и экономически оправданными, правомерно отклонен судами.

Президент РФ Владимир Путин подписал накануне законы, которые определяют порядок осуществления контроля и механизм обращения в доход РФ имущества чиновников, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы.

Вместе с тем, очевидным минусом законов  является ограниченный перечень оснований для установления контроля над расходами чиновников, отмечает редактор ИА «Клерк.Ру» Сергей Виряскин.

Так, никакого телефона доверия в указанных целях закон не предусматривает, а решения о проведении проверок будут приниматься на основании письменных заявлений от правоохранителей, банков, страховых компаний, общественных организаций и СМИ.

Подробней о механизме контроля над расходами лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц читайте в статье «Борьба с нетрудовыми расходами чиновников».

Федеральная налоговая служба «обкатывает» процедуру предъявления претензий к банкам по новому поводу. Речь идет об обоснованности принятия в расходы гарантий материнских банков. Об этом в ходе конференции Ассоциации региональных банков «Правовое регулирование кредитных договоров: практика, проблемы и перспективы" заявил партнер юридической компании Goltsblat BLP Евгений Тимофеев. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

«Эти претензии системные, и сами налоговые органы характеризуют их как «пилотный проект», - отметил Тимофеев. - С точки зрения ФНС, отдельные расходы, направленные на обеспечение возвратности кредитов, экономически необоснованны. В частности, речь идет о гарантиях материнских банков (зарубежных банков, чьи филиалы действуют в России)».

 «Налоговые органы полагают, что эти расходы не должны уменьшать налоговую базу, поскольку их цель – лишь формальное соблюдение Н6 (норматива максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков). Но я не могу себе представить, как можно соответствовать этому нормативу лишь формально, - заявил представитель BLP. – Далее, ФНС настаивает, что расходы по этой комиссии осуществляются в пользу третьих лиц (заемщиков), а сами гарантии не соответствуют понятию «банковская гарантия» (ст. 368 ГК РФ): она должна выдаваться лишь по заявлению заемщика, который в данном случае даже не знал о выдаче гарантии. И вообще, ФНС считает, что это скорее перестрахование или пари – а значит, расходы не должны вычитаться по прямому указанию НК РФ».

«Наши аргументы в опровержение этой позиции таковы, - сообщил Евгений Тимофеев. – Прежде всего, связь с деятельностью, направленной на получение дохода, прослеживается в следующем: снижение риска получения убытка от невозврата, увеличение объема кредитования и доходов, получение возможности участия банка в большинстве синдикаций на рынке.

Указание в пп. 16 п. 2 ст. 291 НК РФ на гарантии, поручительства, акцепты и авали является примером и подтверждает обоснованность любых расходов, направленных на обеспечение возвратности кредитов.

Что касается якобы формального соблюдения Н6, то оценка его соблюдения относится к компетенции не налоговых органов, а ЦБ РФ. А проверкой ЦБ РФ, в свою очередь, признано уменьшение кредитных рисков в связи с наличием гарантии.

О расходах в пользу заемщиков. Гарантии предоставляются на случай их банкротства, т.е. они выиграть от этого не могут.

По поводу несоответствия ст. 368 ГК РФ. Гарантия – односторонняя сделка и действует безотносительно к просьбе принципала. Она вполне может считаться «другим способом» обеспечения (п. 1 ст. 329 ГК РФ). И вообще, соблюдение гражданского закона неважно в налогообложении, поскольку это разные отрасли законодательства.

Что же касается переквалификации комиссии на перестрахование или пари, то я не вижу здесь никакого сходства. Здесь нет ни первичного страхования, ни риска случайности».

Ссылки по теме:

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А53-1945/2011 от 12.12.2011 отклонил доводы о том, что расходы общества являются необоснованными, поскольку не отвечают принципу экономической целесообразности.

ФАС отметил, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Экономическая обоснованность расходов, как одно из требований к расходам, является оценочной.

К прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на управление организацией и ее отдельными подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией и ее отдельными подразделениями.

При этом НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиком расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А67-7702/2010 от 19.10.2011 отклонил довод заявителя о получении товара неуполномоченным лицом ввиду отсутствия доверенности.

ФАС указал, что полномочие лица может явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.). При централизованном завозе и доставке товаров и материалов предприятиям, торговым и другим организациям отпуск товаров и материалов поставщиками (предприятиями, оптовыми организациями и т.п.) может осуществляться без доверенности.

В этих случаях получатель товаров (материалов) обязан сообщить поставщикам образец печати (штампа), которой материально-ответственное лицо, получившее завезенный товар (материал), скрепляет на экземпляре сопроводительного документа (накладной, счете и т.п.), остающегося у поставщика, свою подпись о получении названных ценностей. Следовательно, получение товара без доверенности само по себе не может свидетельствовать о том, что товар не был доставлен покупателю.

Представленные истцом в обоснование своих требований товарно-транспортные накладные признаны судами надлежащими доказательствами поставки, так как на них проставлена печать и имеются подписи работника покупателя - заведующего складом.

ФАС Московского округа в Постановлении № А41-2301/09 от 17.10.2011 отклонил довод о том, что привлечение со стороны общества к участию в деле двух представителей не является обоснованным.

ФАС отметил, что обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя.

При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя принимаются во внимание: относимость расходов к делу; объем и сложность выполненной работы; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в данном регионе стоимость на сходные услуги с учетом квалификации лиц, оказывающих услуги; продолжительность рассмотрения дела; другие обстоятельства, свидетельствующие о разумности этих расходов.

Суды пришли к обоснованному выводу, что привлечение со стороны общества к участию в деле двух представителей является обоснованным в связи со сложностью рассматриваемого дела, наличием первоначальных и встречных требованием, а также большим объемом материалов дела.

ФАС Центрального округа в Постановлении № А14-10332/2006 от 09.09.2011 пояснил, что привлекая специалиста, арбитражный управляющий обязан учитывать возможность оплаты его услуг за счет имущества должника.

ФАС отметил, что арбитражный управляющий имеет право привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено настоящим Федеральным законом, собранием кредиторов или соглашением кредиторов.

При проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Полномочия утвержденного арбитражным судом арбитражного управляющего, возложенные лично на него в соответствии с настоящим федеральным законом, не могут быть переданы иным лицам.

Предоставляя арбитражному управляющему право привлечения на договорной основе для осуществления своих полномочий иных лиц, закон о несостоятельности не предусматривает возможность неограниченной и неразумной реализации предоставленного права в ущерб интересам предприятия-должника.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А15-1707/2010 от 05.07.2011 указал, что организация, финансируемая из бюджета, обязана использовать поступающие ей бюджетные средства в точном соответствии с размером и целевым назначением средств, определенных соответствующими сметами расходов и реестрами на перечисление средств.

ФАС отметил, что закон определяет нецелевое использование бюджетных средств как направление и использование их на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетном ассигновании, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения.

Каждая из статей расходов, являющихся структурным подразделением сметы, имеет предметно-целевое назначение, определяемое экономической классификацией расходов бюджетов. Статьи расходов имеют строго обязательный характер и произвольному изменению не подлежат. Данное правило вытекает из требований сметно-бюджетной дисциплины, определяемой бюджетным законодательством.

Любое расходование бюджетных средств должно быть документально обоснованным и подтвержденным надлежащими бухгалтерскими документами. Нецелевое использование бюджетных средств влечет наложение штрафов на руководителей получателей бюджетных средств.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении № Ф03-2249/2011 от 06.06.2011 пояснил, что для принятия расходов в целях налогообложения, налогоплательщик должен документально подтвердить не только сам факт несения расходов, но и фактическое получение выполненных ему конкретных работ, а также обосновать целесообразность и необходимость приобретения этих работ и их связь с производственной деятельностью.

ФАС отметил, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты. При этом под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В Арбитражном суде Липецкой области завершилось рассмотрение жалобы уполномоченного органа в лице Межрайонной ИФНС № 1 по Липецкой области на действия (бездействия) конкурсного управляющего СХПК «Кубань» Проскурякова Н.И.

Предметом обжалования явились необоснованные расходы конкурсного управляющего.
Судебное разбирательство не раз откладывалось, но в итоге 06.04.2011 г. Арбитражный суд Липецкой области признал неправомерно потраченными 87 351,92 руб. В том числе уполномоченному органу удалось доказать завышенные расходы на ГСМ в размере 38 447,90 руб., запчасти автомобиля - 32 972,43 руб., телефонные переговоры в размере 12 847 руб., а также 3 091,51 руб. потраченные на хозяйственные нужды.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 22 апреля 2010 г. N Ф09-2641/10-С3 подтвердил, что экономическая обоснованность расходов определяется не фактическим получением им доходов в конкретном налоговом периоде, а целевой направленностью понесенных расходов, направленных на получение дохода в результате всей его хозяйственной деятельности.

ФАС отметил, что под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

В состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и реализацией. К таким расходам относятся, в частности, расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным налогоплательщиком. При этом расходом признаются проценты по долговым обязательствам любого вида вне зависимости от характера предоставленного кредита или займа.

Таким образом, если рассматриваемые затраты являются экономически оправданными, то на этом основании они могут быть включены в состав расходов для целей налогообложения прибыли при условии их документального подтверждения.

При этом законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.