Материалы с тегом неосновательное обогащение

Ассоциация российских банков проинформировала банки о фактах злоупотребления правом с целью незаконного обогащения за счет кредитных организаций. По мнению АРБ, речь идет о механизме незаконного обогащения физических лиц.

Даже в случае правомерного отказа банка принять на банковское обслуживание, физическое лицо может обратиться в суд с требованием о взыскании убытков, возникших в связи с таким отказом и доказать в суде неправомерный характер отказа банка от предоставления банковской услуги, руководствуясь Законом РФ от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей». В таком случае суд может принять решение о выплате физлицу значительных денежных средств.

Так, согласно материалам одного из дел, рассмотренных в суде первой инстанции, сразу несколько банков отказали физлицу в заключении договора банковского вклада в пользу третьего лица (ст. 842 ГК РФ), поскольку клиент не представил всех сведений, необходимых для идентификации выгодоприобретателя. Такая идентификация должна осуществляться банками в соответствии с требованиями Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ и Положения Банка России от 15.10.2015 № 499-П.

В заявлениях клиента об открытии вклада в пользу третьего лица были указаны только его ФИО, дата рождения и адрес регистрации клиента, и такие же сведения о третьем лице. Паспортные данные клиента и третьего лица в заявлении отсутствовали. К заявлениям также не были приложены документы, удостоверяющие личность клиента и третьего лица.

Поскольку требования закона об идентификации клиента и выгодоприобретателя не были выполнены, банки отказали клиенту в принятии вклада.

Спустя некоторое время клиент обратился в суд с иском о защите своих прав, потребовав взыскания с каждого из банков убытков в размере 3 млн. рублей и сумму морального вреда.

В процессе рассмотрения дела было установлено, что клиент предпринял попытку открыть вклад в каждом из банков на имя третьего лица с целью возврата этому лицу ранее полученной от него суммы займа. В договоре займа, заключённом вносителем средств (заёмщик) с указанным третьим лицом (займодавец), было установлено, что возврат займа должен осуществляться путём открытия на имя займодавца специально указанных в договоре займа определённых типов вклада в специально указанных в договоре займа внутренних структурных подразделений банков, расположенных в другом субъекте РФ. За несвоевременный возврат суммы займа договором предусматривался штраф в размере 3 млн. рублей, который позже по иску займодавца был взыскан с заемщика в ходе рассмотрения другого гражданского дела. Указанный штраф клиент и попытался взыскать с каждого из банков, аргументируя своё требование тем, что штраф был взыскан в связи с неправомерным отказом банками своевременно открыть вклад в пользу займодавца.

Рассматривая указанное дело, суд, не взирая на объяснения банков и указание ими причин такого отказа открыть счёт, сделал вывод о том, что банки неправомерно отказали вкладчику в заключении договора банковского вклада и удовлетворил иск к каждому из банков в размере 50% от суммы штрафа, присуждённому займодавцу по его иску к заёмщику. По мнению АРБ, при вынесении решения судом не были учтены требования законодательства о борьбе с отмыванием доходов и финансированием терроризма.

В АРБ считают, что подобными решениями судов общей юрисдикции может быть сформирована негативная судебная практика, прямо противоречащая требованиям законодательства о борьбе с отмыванием доходов и финансированием терроризма и использующая право для необоснованного обогащения физлиц.

В некоторых случаях для обоснования исков клиенты могут использовать отсутствие надлежащим образом задокументированного представления потенциальному клиенту объяснения необходимости соблюдения требований Закона № 115-ФЗ.

Ассоциация просит банки принять к сведению указанную информацию с целью минимизации их рисков.

ФНС письмом от 04.04.2017 N СА-4-7/6265@ направило по нижестоящим инспекциям подробные разъяснения по взысканию сумм ошибочно предоставленных налоговых вычетов по НДФЛ.

Конституционный суд 24 марта 2017 года рассмотрел вопрос связанный с наличием у налоговых органов права, в случае ошибочного предоставления имущественных налоговых вычетов по НДФЛ, обратиться в суд общей юрисдикции с требованием о взыскании задолженности по НДФЛ в качестве неосновательного обогащения минуя порядок, установленный в Налоговом кодексе. Вердикт судей оказался в пользу представителей налоговой службы.

Таким образом, налоговые органы получили возможность взыскивать ошибочно полученные налоговые вычеты черед суд, обращаясь с исками о взыскании неосновательного обогащения.

Руководство ФНС в разосланном письме обращает внимание налоговиков на то, что обращение в суды с такими исками не должно носить произвольный характер и возможно только в том случае, когда данная мера оказывается единственно возможным способом защиты интересов бюджета.

Среди рекомендаций следует отметить недопустимость применения в отношении таких налогоплательщиков иных правовых последствий, то есть взыскание с них сумм, превышающих размер денежных средств, полученных физлицом неправомерно. Исключение составляют ситуации, когда в распоряжении налогового органа имеются исчерпывающие доказательства того, что неосновательное обогащение явилось следствием противоправных действий самого налогоплательщика (например, подлог документов).

Обиван Кеноби мастерски мог убедить любого в чем угодно. Однако и в реальной жизни такой прием часто используется. И не всегда светлой стороной силы. Ярким примером такого приема является свежее и весьма объемное (36 страниц) Постановление Конституционного суда РФ от 24.03.17 №9-П.

Конституционный суд 24 марта 2017 года рассмотрел вопрос о взыскании с налогоплательщика  необоснованно полученного имущественного вычета по НДФЛ. В суд обратились три гражданина по одной и той же причине - с них взыскали имущественный вычет как неосновательное обогащение (согласно нормам Гражданского кодекса).

Конституционный суд признал, что в законодательстве нет спецрегулирования порядка возврата подобного вычета. Однако  в системе действующего налогового регулирования не исключается использование институтов и норм гражданского законодательства в целях обеспечения реализации имущественных интересов стороны налоговых отношений, нарушенных неправомерными или ошибочными действиями (бездействием) другой стороны.

То обстоятельство, что налогоплательщик мог добросовестно заблуждаться относительно законности основания получения имущественного налогового вычета, а налоговый орган по тем или иным причинам не опроверг правомерность заявленных им требований, не может служить основанием для невозврата задолженности перед бюджетной системой, образовавшейся в результате неправомерного предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

Поэтому с налогоплательщика может быть взыскана сумма, полученная им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного по решению налогового органа вычета, в порядке возврата неосновательного обогащения, если эта мера - единственно возможный способ защиты фискальных интересов государства.

Соответствующее требование может быть заявлено налоговым органом - в случае, если предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено ошибкой самого налогового органа, - в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета; если же предоставление  вычета было обусловлено противоправными действиями налогоплательщика, то налоговый орган вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

В случае, если неправомерный имущественный вычет был предоставлен не по умышленным действиям налогоплательщика, к получателю не могут быть применены какие-либо иные меры, кроме взыскания самого неосновательного обогащения.

Постановление № 9-П от 24.03.2017 г. опубликовано на сайте Конституционного суда.

Половина россиян считает, что забрать из банкомата неверную сумму, выданную излишне, не является противоправным действием. Такие выводы содержатся в опросе аналитического центра НАФИ, подготовленном специально для Банки.ру. Однако банкиры вместе с юристами предупреждают: за все придется заплатить.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

В силу пункта 2 статьи 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. Поэтому если Общество пользовалось частью стены для размещения рекламных конструкций без внесения платы собственнику, то на его стороне образовалось неосновательное обогащение. Такое решение вынес АС Северо-Западного округа в постановлении № А56-57350/2015 от 25.05.2016 г.

ЖСК обратилось в суд с иском к ООО о взыскании 127 472 руб. неосновательного обогащения за использование в период с 01.09.2011 по 31.03.2014 фасадных стен многоквартирного дома для размещения объектов наружной рекламы, а также 26 611,49 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 01.09.2011 по день фактической оплаты суммы неосновательного обогащения.

В соответствии с договором Кооператив обязался предоставить Обществу в пользование на срок с 01.02.2008 по 01.02.2009 для размещения трех рекламоносителей площадью 2,8 кв. м, 1.3 кв. м и 1,3 кв. м часть стены дома N 69, а последнее - принять ее и вносить плату в размере 4112 руб. в месяц.

На предоставленной Кооперативом части стены Общество разместило одну конструкцию в виде букв "СПЕКТР" и две конструкции в виде цветов с буквой "С".

Собственники помещений дома N 69 решением от 25.12.2009 (протокол от 25.12.2009 N 3-69/2009) подтвердили право правления Кооператива самостоятельно принимать решения о предоставлении части общего имущества дома N 69 организациям и индивидуальным предпринимателям в том числе и для размещения рекламоносителей, а также установили для Общества плату в размере 4112 руб. в месяц за использование части стены.

Ссылаясь на невнесение Обществом платы по договору за размещение на стене рекламных конструкций, Кооператив в 2013 г. обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о взыскании 98 688 руб. задолженности, однако суд признал договор незаключенным, поскольку он не прошел государственную регистрацию. Вместе с тем, суд отметил, что между Кооперативом и Обществом возникли правоотношения, вытекающие из обязательств вследствие неосновательного обогащения.

Ссылаясь на то, что Общество в период с 01.09.2011 по 31.03.2014 уклонилось от внесения платы за пользование частью стены, Кооператив опять обратился в арбитражный суд.  

По мнению Общества, не согласного с иском ЖСК, судами необоснованно не принято во внимание, что размещенная на фасаде многоквартирного дома конструкция является информационной, а не рекламной и не носит дополнительного характера, так как размещена над входом в магазин и содержит наименование ответчика и зарегистрированный товарный знак. Однако суд не согласился с этим доводом и взыскал с общества неоснованительное обогащение за период в пределах  срока исковой давности.

Ни для кого не секрет, что зачастую мошенники используют судебные органы в качестве инструмента для установления тех или иных юридически значимых фактов с помощью поддельных документов. Нередки ситуации, когда недобросовестный истец в обоснование своей позиции прикладывает к исковому заявлению сфальсифицированные документы с целью установления через суд факта возникновения задолженности.

Если полученные организацией суммы неосновательного обогащения связаны с оплатой реализованных данной организацией товаров (работ, услуг), подлежащих налогообложению налогом на добавленную стоимость, то такие суммы включаются в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость. Об этом сообщает Минфин РФ в письме № 03-07-11/19709 от 07.04.2016 г.

Так же Минфин уточняет, что в письме Минфина России от 25.10.2013 N 03-07-11/45200, упоминаемого автором вопроса, были даны разъяснения по вопросу, касающемуся получения налогоплательщиком сумм неосновательного обогащения, не связанных с оплатой реализуемых им товаров (работ, услуг).

Минфин уточняет необходимость выставления счета-фактуры исполнителем работ по строительству объекта на сумму необоснованного обогащения, взысканного с инвестора по решению суда с учетом НДС.

В письме № 03-07-14/10157  от 24 февраля 2016 г. рассматривается ситуация, в которой решением суда с инвестора было взыскано необоснованное обогащение в связи с превышением стоимости работ, выполненных исполнителем, над стоимостью, предусмотренной договором.

Ведомство отмечает, что в случае, если полученные исполнителем от инвестора суммы необоснованного обогащения фактически являются оплатой стоимости работ, выполненных исполнителем, то такие суммы включаются в базу по НДС.

При этом счет-фактура составляется исполнителем в одном экземпляре и инвестору не выставляется.

В Письме Минфина РФ от 13.04.2015 № 03 03 06/20826 содержится вывод о том, что сумма неосновательного обогащения, присужденная к взысканию с ответчика, учитывается истцом в составе внереализационных доходов для целей исчисления налога на прибыль организаций на дату вступления в законную силу решения суда. При этом в письме нет каких-либо пояснений по поводу конкретных ситуаций, когда возникает указанный внереализационный доход.

Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении № Ф09-1720/15 от 06.04.2015 признал, что при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.

Суд отметил, что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон".

Данная норма применима лишь в том случае, если размер предоставленных сторонами встречных предоставлений в рамках исполнения своих договорных обязательств эквивалентен. Если принцип эквивалентности (соразмерности) нарушен, пострадавшая сторона договора вправе требовать возврата ей переданного другой стороне имущества в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных предоставлений (нарушает баланс интересов сторон).

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении № А45-22576/2013 от 03.12.2014 пояснил, что полученный ответчиком и неосвоенный аванс является неосновательным обогащением, которое подлежит возврату.

Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение)

Принимая во внимание сообщение ответчика о расторжении договора на производство и поставку продукции, утрату интереса общества к изготовлению продукции производителем, суд признал состоявшимся расторжение договора по согласованию сторон.

Соглашаясь с расторжением договора на производство и поставку продукции, и в связи с истекшим сроком производства продукции общество обоснованно потребовало от ответчика возвратить ему перечисленный аванс.

Верховный Суд РФ разрешил спор в отношении возврата денежных средств, переведенных безналичным путем без оформления договора и расписки.

Из материалов дела следовало, что ранее истец перевел ответчику безналичным путем денежную сумму в качестве займа на покупку автомобиля. Ответчик получил указанную сумму и ее не вернул, в связи с чем истец просил взыскать в его пользу сумму неосновательного  обогащения, проценты за пользование чужими денежными средствами.

В Определении от 26 ноября 2013 г. N 56-КГ13-9 указывается, что нижестоящаясудебная инстанция отказала в удовлетворении иска, отметив, что основание платежа либо обязательство, в счет которого переведены денежные средства, в отчете по  блиц-переводу не были указаны, и заемные отношения между сторонами не были оформлены.

По мнению суда,передача денежных средств произведена добровольно и намеренно при  отсутствии  какой-либо обязанности со стороны передающего, что исключает возврат этих денежных средств приобретателем.

Сумма неосновательного обогащения не подлежит возврату ответчиком, так как истец при передаче денежных средств знал об отсутствии  обязательств со стороны передающего (дарение).

Верховный Суд РФ не согласился с данными выводами суда, пояснив, что если гражданин приобрел и сберег имущество за счет другого лица, то денежную сумму в любом случае следует вернуть, если это не подарок. Таким образом, сумма, переведенная без оформления договора и расписки, подлежит возврату, если ответчик не докажет, что она передавалась ему в качестве подарка.

Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении № Ф09-6189/14 от 23.10.2014 отклонил довод о том, что заявитель узнал о факте неосновательного обогащения (или должен был узнать) только с момента получения от истца претензии либо иска.

Суд указал, что на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения денежных средств.

В рамках настоящего спора юридически значимым обстоятельством является момент, когда ответчик узнал об отсутствии оснований для получения денежных средств, квалифицированных как неосновательное обогащение, который в каждом случае должен определяться с учетом обстоятельств конкретного дела.

Неосновательное обогащение, на сумму которого начислены проценты, является следствием предоставления одним из собственников в аренду недвижимого имущества, находящегося в общей долевой собственности, и получения от этого доходов в виде арендной платы без учета того, что доходы от использования имущества являются общим имуществом и подлежат распределению между участниками долевой собственности.

Суды сделали правомерный вывод, что действуя разумно и осмотрительно, принимая во внимание действовавшие в соответствующий период нормы законодательства, ИП должен был знать о получении неосновательного обогащения в виде части дохода от передачи в аренду имущества, являющегося общей долевой собственностью, с момента получения этого дохода.