ничтожность сделки

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-91248/14 от 02.10.2015 пояснил, что уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора не имеет значения, осуществляется без согласия должника.

Суд отметил, что стороны свободны в согласовании условий договора.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Не допускается без согласия должника лишь уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении № А40-22001/2014 от 26.05.2015 пояснил, что сделки с предпочтением являются оспоримыми, но не ничтожными.

Суд указал, что сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, для признания ее недействительной не обязательно доказывать недобросовестность контрагента.

Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении № Ф06-9465/2013 от 26.05.2015 подтвердил, что фактически исполненная сторонами сделка не может признаваться мнимой.

Суд отметил, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Действия сторон договора были направлены на достижение цели договора и не свидетельствуют о его мнимости. Поэтому довод кассационной жалобы о мнимости договора отклоняется судом кассационной инстанции.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-23978/2013 от 14.10.2014 пояснил, что договор аренды госимущества доложен быть заключен при условии предварительного опубликования в средствах массовой информации соответствующего сообщения.

Суд отметил, что у предпринимателя не возникло право на получение земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, для осуществления деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства.

Договор аренды заключен без предварительного и заблаговременного опубликования в средствах массовой информации сообщения о наличии предлагаемых для такой передачи земельных участков, что позволило апелляционному суду сделать вывод о ничтожности данного договора.

Реализация арендатором в установленном законом порядке преимущественного права на заключение нового договора аренды земель сельскохозяйственного назначения фактически исключает возможность передачи уполномоченным органом этих земель другим лицам.

При недействительности (ничтожности) договора аренды условие о преимущественном праве на заключение нового договора применению не подлежит, поэтому отказ апелляционного суда в удовлетворении заявленных требований коллегия суда кассационной инстанции считает правомерным.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении № А27-834/2014 от 08.10.2014 пояснил, что условия кредитного договора, предусматривающие внесение платы за предоставление кредита, обслуживание кредита и его сопровождение, являются ничтожными.

Суд указал, что услуги по предоставлению кредита, обслуживанию и сопровождению кредита, не создают для заемщика какое-либо отдельное имущественное благо или иной полезный эффект, то есть не являются самостоятельной услугой.

В данном случае комиссия предусмотрена за стандартные действия, без совершения которых банк не может заключить и исполнить договор. Суды отметили, что банк не доказал, что взимание платы за предоставление кредита, обслуживание и его сопровождение, установлено наряду с процентами за самостоятельные услуги, предоставленные заемщику.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что денежные средства, уплаченные во исполнение этого пункта договора, подлежат возврату с применением меры ответственности в виде взыскания процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении № А32-14870/2013 от 28.07.2014 подтвердил, что в договоре возмездного оказания услуг может отсутствовать условие о стоимости данных услуг и порядке их оплаты.

ФАС отметил, что стороны в договоре об оказании правовых услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные условия оплаты оказанных услуг, в том числе самостоятельно устанавливать порядок и сроки внесения платежей (уплаты аванса, предварительных платежей, рассрочки платежа, предоставления кредита, почасовой оплаты, исчисления размера вознаграждения в процентах от цены иска и т.д.), не могут, однако, обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения.

Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Если в возмездном договоре цена не предусмотрена, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги.

Зачет взаимных требований не может являться сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, так как спорная сделка, направлена не на создание каких-либо новых обязательств, обеспечивающих хозяйственную деятельность, а связана с урегулированием вопроса о прекращении ранее возникших обязательств должника.

Такой вывод содержится в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа № А70-8536/2012 от 16.04.2014.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении № А02-539/2013 от 26.12.2013 подтвердил, что сделка может быть признана ничтожной как притворная только в том случае, если обе стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять.

ФАС отметил, что притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели ввиду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

По смыслу данной нормы сделка может быть признана ничтожной, если обе стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать ее исполнения, то есть при ее совершении их воля не была направлена на возникновение соответствующих правовых последствий, которые наступают при совершении данной сделки.

Такая сделка характеризуется несоответствием волеизъявления подлинной воле сторон.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении № А21-9283/2012 от 21.10.2013 пояснил, что отсутствие в договоре уступки права требования цены договора не свидетельствует о безвозмездности договора.

ФАС отметил, что договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования).

Отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями.

ФАС Московского округа в Постановлении № А40-17225/13-11-152 от 19.09.2013 пояснил, что сделка по проведению торгов, в случае нарушения правил их проведения, является оспоримой, а не ничтожной.

ФАС указал, что проведенные повторные торги заложенным имуществом банкрота не оспорены и недействительными не признаны. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" содержит императивные нормы, определяющие порядок проведения торгов. Возможность отменить торги, изменить цену и начать торги заново законом не предусмотрена.

Судом первой инстанции сделан также правильный вывод о том, что оценка действий конкурсного управляющего не может являться предметом оценки при рассмотрении данного спора, торги по продаже заложенного имущества не признаны недействительными, истцом не приведено каких-либо нарушений закона или правовых актов при совершении сделки.

При отсутствии решения суда о признании торгов недействительными, доводы заявителя о ничтожности оспариваемой сделки со ссылкой на нарушение правил проведения торгов не могут быть приняты.