передача права требования

Минфин в своем письме № 03-04-05/6676 от 9 февраля 2016 г. уточняет порядок налогообложения доходов при приобретении прав требования по договору займа при ликвидации организации.

Доходы в натуральной форме в виде приобретенных при ликвидации иностранной организации прав требования по договору займа освобождаются от налогообложения. Данную норму предусматривает пункт 60 статьи 217 НК РФ.

Вместе с тем, в случае ликвидации российской организации доходы в виде приобретенных прав требования по договорам займа подлежат налогообложению в установленном порядке.

Дата фактического получения дохода определяется как день передачи доходов в натуральной форме.

Минфин РФ в своем письме № 03-03-06/2/75808 от 24.12.2015  уточняет порядок налогового учета операций с закладными для целей налогообложения прибыли.

Ведомство напоминает, что приобретение права требования рассматривается для целей налогового учета как приобретение имущественного права.

При покупке указанные имущественные права принимаются к налоговому учету по стоимости, определяемой исходя из цены их приобретения и расходов, связанных с их покупкой.

Расходы в валюте, связанные с приобретением права требования, при принятии к налоговому учету пересчитываются в рубли по официальному курсу на дату приобретения права требования.

При этом стоимость приобретения права требования после его принятия к налоговому учету текущей переоценке не подлежит.

ФАС Поволжского округа в Постановлении № А65-16094/2012 от 29.03.2013 пояснил, что выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как страхователь предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения.

ФАС указал, что страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Закон ограничивает право страхователя на замену выгодоприобретателя, не допуская проведение такой замены после предъявления выгодоприобретателем страховщику требования о выплате в связи с наступлением страхового случая. Предъявлением подобного требования указанный в договоре выгодоприобретатель признает себя участником страхового правоотношения и выражает свою волю, направленную на реализацию принадлежащих ему прав.

В спорном случае третье лицо является одновременно страхователем и выгодоприобретателем по договору страхования, и как выгодоприобретатель оно уже предъявило страховщику требование о выплате страхового возмещения.

Так как выгодоприобретатель (третье лицо) предъявил страховщику требования о выплате страхового возмещения до передачи своих прав на основании договора уступки, следовательно, такая передача прав не может повлечь замены лица в пользу которого должна быть произведена страховая выплата.

2427 УСН

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 16 апреля 2010 г. по делу N А57-7108/2009 признал, что не установленное и не возникшее обязательство не может быть предметом уступки права требования.

ФАС отметил, что право и требование, принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке - уступка требования или перейти к другому лицу на основании закона. При этом уступлено может быть только такое право, которое имеет сам кредитор.

Для уступки права требования кредитор должен этим требованием обладать. Договор является основанием для уступки права требования.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 23 июля 2009 г. N Ф09-5107/09-С5 пояснил, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности (существования) требования, которое передается новому кредитору.

ФАС пояснил, что передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права. 

При этом под недействительным требованием понимается как право, которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее право.

Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право.