переквалификация договоров

Страхователям не всегда удается оспорить в суде переквалификацию ФСС гражданско-правовых договоров в трудовые. Так произошло и в деле № А33-16095/2015, по которому АС Восточно-Сибирского округа вынес решение об отказе в кассационной жалобе страхователя.

Фондом социального страхования была проведены выездная и документальная выездная проверки ООО по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, а также по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. В результате проверки были доначислены взносы по двум гражданско-правовым договорам, которые фонд квалифицировал как трудовые.

Суды пришли к выводу, что рассматриваемые договоры фактически обеспечивали выполнение соответствующих трудовых функций личным трудом исполнителей в течение определенного периода времени, что соответствует определению и условиям срочного трудового договора, в частности систематическому характеру договоров, закреплению в предмете договоров трудовой функции (выполнение работником лично работ определенного рода, а не разового задания заказчика), отсутствию в договорах конкретного объема работ (значение для сторон имел сам процесс труда, а не достигнутый в результате этого результат). Акты выполненных работ к договорам, отчеты агента не содержат необходимых индивидуализирующих признаков и не позволяют установить, какие именно услуги фактически были выполнены исполнителем и приняты заказчиком.

Также суды приняли во внимание, что в штатном расписании ООО предусмотрены должности, в трудовую функцию по которым, исходя из названия должностей, должны входить работы, аналогичные выполняемым по договору оказания услуг.

Отказывая в удовлетворении требований ООО, АС Восточно-Сибирского округа пришел к выводу о том, что фонд правомерно квалифицировал правоотношения как трудовые и доначислил взносы.

Фонд социального страхования Астрахани пытался переквалифицировать договоры подряда в трудовые и доначислить страховые взносы. Но суд его выводы не поддержал.

Согласно материалам дела, организация заключала гражданско-правовые договоры  с физлицами на уборку нежилых помещений и охрану территории.  Судами установлено, что по указанным договорам выполнялась не какая-либо определенная трудовая функция, входящая в обязанности физического лица, а конкретная работа с указанием объема, конкретных действий, которые исполнитель обязуется совершить по заданию ответчика.

Договоры не содержат условий о соблюдении определенного режима работы и отдыха, условиями договоров не предусмотрена выплата сумм по временной нетрудоспособности и травматизму, предоставление физическим лицам иных гарантий социальной защищенности. Работы, исполняемые по данным договорам (оказываемые услуги), не предполагают подчинение физических лиц правилам внутреннего трудового распорядка в организации.

Физическим лицам, с которыми были заключены договоры, не предоставлялись гарантии, предусмотренные Трудовым кодексом РФ (оплата отпусков, социальные гарантии и пр.), им не производились какие-либо выплаты из средств ФСС, не производились выплаты, предусмотренные коллективным договором. Спорные договоры предусматривали фиксированные суммы оплаты за выполненные работы, не учитывающие тарифные ставки и должностные оклады.

Утверждение Астраханского регионального отделения ФСС о том, что Приложение N 1 к договорам на оказание услуг по охране объектов производственной базы является должностной инструкцией, а Приложение N 2 - графиком работы суд посчитал подтверждением факта оказания услуг для целей учета, так как основанием для оплаты по гражданско-правовому договору является не количество проработанного времени, а совершение исполнителем определенных действий.

АС Поволжского округа в постановлении от 22.06.2016 N Ф06-9672/2016 по делу N А06-9620/2015 в кассационной жалобе представителям ФСС отказал.