постановление суда

Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.12.2013г. по делу №А27-19510/2012 было принято решение в пользу налогового органа и отменено Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2013 в части признания недействительным решения ИФНС России по г. Кемерово по доначислению налога на добавленную стоимость в сумме 61,2 млн. рублей, а также в части пени и штрафа, начисленных на указанные суммы налога. Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 20.05.2013 по делу № А27-19510/2012 в сумме 89,5 млн. рублей оставлено в силе.

Судом сделан вывод, что указание в решении Инспекции на предложение налогоплательщику уплатить недоимку по налогу без учета имеющейся на момент вынесения этого решения по лицевому счету налогоплательщика переплаты по этому, или иным налогам не является нарушением прав налогоплательщика и не может служить основанием для признания решения налогового органа недействительным. Указанный вывод суда согласуется с позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 25.09.2012 № 4050/2012.

ФАС Московского округа в Постановлении от 13 ноября 2008 г. N КА-А40/10641-08-Б дал налоговым органам рекомендации по определению рыночной стоимости арендной платы за помещения. Изучив материалы дела, ФАС отклонил довод налогового органа о том, что он может  провести проверку правильности применения налогоплательщиком размера арендной платы.

Суд пояснил, что для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен. Рыночной же ценой товара признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных товаров в сопоставимых экономических условиях. Идентичными признаются товары, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки. При определении идентичности товаров учитываются, в частности, их физические характеристики, качество и репутация на рынке, страна происхождения и производитель.

Как было установлено ФАС, в решении налогового органа отсутствовали сведения о сравнении размера арендной платы, установленной между Обществом и арендатором, с арендной платой, взимаемой с арендаторов идентичных или однородных помещений в сопоставимых условиях.

При этом ФАС указал, что в подобном решении должны присутствовать следующие сведения: год постройки здания, проведение в нем строительно-монтажных работ, наличие и работоспособность систем обеспечения микроклимата, количество санитарных узлов, транспортная доступность, наличие достаточного количества парковочных мест, проведение вблизи здания ремонтных или строительных работ, “престижность” самого здания в глазах потенциальных арендаторов.

 

 

 

 

ФАС Западно-Сибирского округа в  Постановлении от 17 ноября 2008 г. N Ф04-6424/2008(14479-А46-34) отклонил кассационную жалобу налоговой инспекции, в которой доказывалась необоснованность предъявления к вычету НДС, уплаченного при приобретении товара.

Одним из доводов инспекции являлось отсутствие у налогоплательщика чеков контрольно-кассовой техники, подтверждающих факт внесения наличных денежных средств в кассу организации-продавца. Суд, отклонил данный довод, указав на то обстоятельство, что в соответствии с пунктом 1 статьи 172 Кодекса в редакции, действующей с 01.01.2006, наличие документов об оплате не является обязательным условием для принятия сумм налога на добавленную стоимость к вычету.

 

К такому выводу пришел Тринадцатый Арбитражный Апелляционный Суд в Постановлении N А56-32254/2005, подтверждающем право организации на вычет НДС.

В ходе разбирательства суд указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 172 НК РФ вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров, после принятия на учет указанных товаров и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, как пояснил суд, достаточными условиями принятия сумм налога к вычету являются факт оплаты объектов приобретения и факт принятия на учет этих объектов в данном объекте недвижимости. Все остальные условия признаются несущественными.

В том числе несущественным, по мнению суда, признается и факт использования при расчетах заемных средств. Данный факт не свидетельствует об отсутствии фактических расходов и не является достаточным основанием для отказа в применении налоговых вычетов. Сама же уплата НДС за счет заемных средств не противоречит законодательству о налогах и сборах.

Об этом сотрудникам налоговых органов напомнил ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-7741/08-С2, в котором отменил решение ИФНС о доначислении НДС по выручке от продажи билетов на культмассовые мероприятия.

Суд пояснил, что согласно подпункту 20 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса реализация входных билетов на посещение театрально-зрелищных, культурно-просветительных и зрелищно-развлекательных мероприятий освобождена от обложения НДС.

При этом не имеет значения  характер основной деятельности предприятия, осуществившего реализацию билетов, а важен лишь смысл проведенных мероприятий, которые должны иметь культурную и зрелищную направленность.

Девятый арбитражный апелляционный поддержал позицию ФАС России по вопросу привлечения к административной ответственности ОАО “Внуково-Инвест”. Ранее ФАС признала данную компанию нарушившей законодательство о конкуренции и вынесла в ее отношении соответствующее предписание.

В пресс-службе ФАС говорится о том, что в ходе проведения проверки был обнаружен факт установления экономически и технологически необоснованной платы за каждый неполный час пребывания автотранспорта потребителей на платной парковке ОАО “Внуково-Инвест” на привокзальной площади аэропорта “Внуково” как за отдельный, полный час.

По мнению ФАС подобное коммерческое условие нарушало положение пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

Признано неконституционным положение части 2 статьи 5 закона “О минимальном размере оплаты труда”.

Данная норма устанавливает две величины МРОТ – изменяемую и неизменяемую. Вторую применяют для исчисления налогов и штрафов, и она равна 100 рублям. Именно эту цифру до настоящего времени применяли плательщики ренты при расчетах с рентополучателями. Конституционный Суд счел подобный порядок недопустимым.

В постановлении говорится о том, что граждане – получатели ренты, заключают соответствующие договоры ради сохранения уровня жизни, и для многих из них рента – основной источник существования, следовательно исчисление платежей при базовой сумме в 100 рублей, снижает гарантии социальных прав получателей ренты.

Кроме того, КС подчеркивает, что часть 2 статьи 5 закона о МРОТ не позволяет пересматривать размер минимального рентного платежа с учетом индексации, что создает предпосылки к несоразмерному ограничению права собственности и свободы договора.

В результате суд постановил, что часть 2 статьи 5 Федерального закона “О минимальном размере оплаты труда” не соответствующей Конституции РФ и обязал законодателя  принять новую норму, которая будет соответствовать принципам социальной справедливости и гуманности.

Высший Арбитражный и Верховный Суд РФ разработают текст совместного постановления, разъясняющего порядок привлечения физических граждан к ответственности за использование контрафактных компьютерных программ.

Постановление будет рассматривать процедуру принятой год назад статьи 1250 ГК РФ, посвященной проблемам охраны объектов интеллектуальной собственности. Согласно данной статье отсутствие вины в действиях пользователя не освобождает последнего от необходимости прекратить использование контрафакта, а также не исключает применения к нему санкций со стороны государства. Буквально это означает, что пользователь теперь не будет освобождаться от ответственности даже в случае неведения по поводу характера используемого ПО.

Как отмечают в Верховном Суде, отныне человеку, который использовал контрафакт неосознанно, могут лишь снизить сумму штрафа, но никак не освободить от него. Для сознательных любителей пиратского софта сумма штрафных санкций будет колебаться от 10 тысяч до пяти миллионов рублей.

 

ФАС Уральского округа в Постановлении от 16.10.08 № Ф09-7459/08-С2 закрепил за налогоплательщиком право вычета НДС уплаченного подрядным организациям.

В Постановлении суд указал, что суммы НДС, предъявленные налогоплательщику с 01.01.2005 до 01.01.2006 подрядными организациями и уплаченные им при проведении капитального строительства, но не принятые к вычету в установленном порядке, подлежат вычетам в течение 2006 г. равными долями по налоговым периодам.

Также судом были отмечены ситуации, когда объект завершенного капитального строительства принят на учет в 2006 г., а объект незавершенного капитального строительства реализован в 2006 г. В этих случаях, как поясняет ФАС, уплаченные суммы НДС, не принятые ранее к вычету в порядке, установленном настоящей частью, подлежат вычетам по мере принятия на учет объекта завершенного капитального строительства или при реализации объекта незавершенного капитального строительства.

ФАС Северо-западного округа в Постановлении от 27 октября 2008 г. по делу N А66-7604/2007, отклонил претензии налоговой инспекции, сославшись на недостаточность свидетельских показаний для проверки всех обстоятельств дела.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что представленных в суд доказательств недостаточно: в рамках проведения выездной налоговой проверки ответчика  налоговый орган не назначал экспертизу по проверке доказательств, не оспаривал реальность осуществления изучаемых хозяйственных операций, и, наконец, не заявлял ходатайств о фальсификации со стороны ответчика.

Показания ответчика суд при этом не принял во внимание и по итогам разбирательства постановил, что имеющийся в материалах дела протокол опроса свидетеля не может безусловно подтверждать обстоятельства, заявленные инспекцией.

ФАС Поволжского округа принял Постановление № А55-17484/2007, где подтвердил позицию Минфина в отношении вычета НДС по счету, выставленному организацией, состоящей на специальном режиме.               

Суд счел, что  вычет по счетам-фактурам, выставленным контрагентом, находящимся на упрощенной системе, невозможен в силу самого факта освобождения его от уплаты НДС.

Пожалуй, это первый случай, когда судьи и Минфин сошлись во мнениях по этому вопросу. Ранее, позиция судов была обратной. Например, ФАС Центрального округа в Постановлении от 11.02.08 № А14-6555-2007/269/25 и ФАС Московского округа в Постановлении от 30.08.07 № КА-40/7633-07 указывали, что предъявление предпринимателем к вычету НДС по счету-фактуре, выставленному “спецрежимником”, само по себе не свидетельствует о наличии необоснованной налоговой выгоды и о создании искусственной ситуации по неправомерному применению вычета.

Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд РФ подготовили Постановление “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие IV части Гражданского кодекса”, регулирующее рассмотрение споров касательно интеллектуальной собственности в части использования товарного знака.

По общему мнению судов ввоз на территорию России товара с нанесенным на него товарным знаком обязан рассматриваться в качестве самостоятельного способа использования этого товарного знака, что в свою очередь, должно свидетельствовать о самостоятельном правомочии правообладателя.

Далее в Постановлении отмечается, что в соответствии с 1487статьей ГК РФ, в тех случаях, когда товар ввозится для предпринимательской деятельности, и согласие владельца товарного знака на его использование именно этим способом отсутствует, то такое действие должно квалифицироваться судами, как нарушение исключительного права на товарный знак. Исключением из этого правила является ввоз товаров для собственных нужд гражданина, юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Внесены изменения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

В Постановлении указывается, что законные сроки при длящемся административном правонарушении, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. В соответствии с данным положением подчеркивается необходимость исходить из того, что длящимся является такое административное правонарушение, которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей.

В целях соблюдения процессуального законодательства Верховный Суд обращает внимание на то, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения. При этом, как отмечается в Постановлении, срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушение, в отношении которого предусмотренная правовым актом обязанность не была выполнена к определенному сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

 

Принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 11.11.2008, детализирующее законный порядок назначения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Единственными надлежащими доказательствами состояния опьянения водителя в Постановлении признаются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения. В тех случаях, когда водитель отказывается от прохождения медосвидетельствования, законным основанием для направления его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения может являться, по мнению Верховного Суда, сам такой отказ водителя при наличии одного или нескольких признаков опьянения.

Также в Постановлении подчеркивается необходимость наличия двух понятых при составлении протокола о направлении на освидетельствование. Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и в протоколе об административном правонарушении.

 

К этому выводу пришел ФАС Уральского округа в Постановлении № Ф09-7435/08-С3 от 15.10.2008. В Постановлении ФАС отметил, что на налоговом органе лежит бремя доказывания факта совершенного налогоплательщиком правонарушения и размера доначисленного ему налога вне зависимости от каких либо обстоятельств, случившихся по вине налогоплательщика.

В том числе, неправильное исчисление налогоплательщиком размера налоговых обязательств само по себе не является основанием для освобождения инспекции от обязанности представить доказательства того, что в результате неправомерных действий налогоплательщика его налоговые обязательства надлежащим образом не исполнены, то есть причитающаяся за проверяемый период сумма налога исчислена и уплачена им не в полном размере.

В подтверждение своей позиции ФАС сослался на положение части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Согласно данному положению обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий, наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия.



Часть 1 статьи 198 АПК РФ дает право гражданам, организациям и иным лицам обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц. Для реализации этого права указанным лицам достаточно представить суду надлежаще оформленное мнение о том, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом суд может удовлетворить требование истцов полностью, или частично отменив ненормативный правовой акт. Однако, как напоминает ФАС Центрального округа в Постановлении № А68-8230/07-364/13 от 20.10.2008 для этого потребуется соблюдение положения части 2 статьи 201 АПК РФ. Данная норма гласит, что обязательным условием для принятия решения об удовлетворении заявленных требований о признании ненормативных правовых актов, решений и действий государственных органов, органов местного самоуправления недействительными (незаконными) является установление судом совокупности юридических фактов: несоответствия данных актов, действий закону и нарушения ими законных прав и интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. 

Об этом говорится в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа № Ф08-4851/2008 от 09.10.2008. В своем решении ФАС обратил внимание налоговиков, что отказ в регистрации изменений касающихся сведений о юридическом лице по таким основаниям, как, например, необходимость, в соответствии с письмом ФНС России от 11.08.2006 N 15-14/07445 дсп@# и 31.05.2007 N 15-06/11920@ с ФНС России согласовывать все изменения в сведениях содержащихся в ЕГРЮЛ в отношении крупнейших предприятий не может быть признан законным.

Напомним, что в соответствии с пунктом 2 статьи 17 Закона о регистрации юридических лиц для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице в регистрирующий орган должно представляться подписанное заявителем заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ по форме - N Р13001.

Этого, согласно закону, для регистрации изменений достаточно, а все возражения налоговых органов против регистрации по основаниям, не упомянутым в законе, следует трактовать в качестве правонарушений.