судебно-арбитражная практика

Право ФСС самостоятельно отнести страхователя к имеющему наиболее высокий класс профессионального риска виду экономической деятельности не является санкцией, применяемой к страхователю за нарушение им сроков представления документов, подтверждающих основной вид деятельности. Это всего лишь мера, призванная гарантировать права застрахованных лиц на страховое обеспечение в случае неисполнения страхователем своих обязанностей по подтверждению основного вида экономической деятельности. Об этом заявил Верховный суд в определении № 309-КГ18-7926 от 11.09.2018 г.

Общество опоздало с подтверждением основного вида деятельности за 2016 год. Заявление и справка были поданы через портал «Госуслуги» только 18 апреля.

Уведомлением от 26 апреля фонд установил обществу тариф в размере 1,70 процента, что соответствует виду экономической деятельности общества «Производство профилей с помощью холодной штамповки или гибки, ОКВЭД 24.33», имеющей наиболее высокий класс профессионального риска (15 класс) из видов экономической деятельности общества, которые указаны в ЕГРЮЛ. При этом указанный вид экономической деятельности общества был определен фондом в качестве основного в соответствии с пунктом 5 Порядка подтверждения основного вида экономической деятельности, так как в установленный срок общество не представило в фонд документы.

Общество же посчитало, что на дату составления уведомления ФСС уже получил документы об основном виде деятельности и должен был установить 5 класс проф.риска, соответствующий виду деятельности «Сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества».

Первая судебная инстанция согласилась с Обществом, однако апелляционная и кассационная инстанция встали на сторону ФСС.

Точку в деле поставила Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Судьи посчитали, что если до момента установления фондом размера страхового тарифа в соответствии с пунктом 5 Порядка, страхователь представил документы для подтверждения основного вида экономической деятельности, фонд должен оценить эти документы и учесть их при определении размера страхового тарифа. Иной подход противоречит принципу дифференцированности страховых тарифов в зависимости от класса профессионального риска осуществляемых видов экономической деятельности.

Владимир Туров в своей статье: «Не примем декларации у «нищебродов»…» рассказывает о появившейся тенденции, когда от репутации компании зависит судьба ее деклараций.

В идеале, чтобы налогоплательщик был богат, как на работников, так и на имущество, был щедр в уплате налогов, и, конечно же, грамотен. А вот нищенское состояние – это отличный повод отказать в приеме декларации.

Ситуация: компания отправила в инспекцию электронную декларацию по НДС, а инспекция отказала в приеме документа со ссылкой на п.28 Административного регламента ФНС России. Якобы «декларация содержит ошибки и не принята к обработке». Декларация подписана директором, статус которого подтвержден в ЕГРЮЛ, документ содержит все необходимые реквизиты, соответствует установленному формату, с усиленной электронной подписью тоже все в порядке…

Краткая справочка по п.28 Административного регламента ФНС России или «6 причин для отказа в приеме декларации»:

?

При этом инспектор обязан четко указать, в чем именно ошибся налогоплательщик. И никакой отсебятины: данный перечень из шести пунктов не может расширяться по усмотрению проверяющего.

Кроме этого, налоговый орган должен не позднее четырех часов с момента получения электронной декларации проверить ее на соответствие многочисленным требованиям, которые описаны в Приложении №1 Методических рекомендациях по организации электронного документооборота при представлении налоговых деклараций (расчетов) в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи, утвержденных приказом ФНС России от 31.07.2014 № ММВ-7-6/398@. И, в случае обнаружения ошибок, сформировать сообщение об ошибке. Но это «как надо»: в реальности все наоборот…

Вот и в нашем деле, что-то пошло не так… Инспекция не указала «конкретных пунктов раздела I приложения № 1 к Методическим рекомендациям, на соответствие которым проводилась проверка соответствующим программным обеспечением, а также конкретных оснований, указанных в пунктах 28, 194 Административного регламента». Типа, есть ошибки, предусмотренные нашим «личным законодательством», у нас более высокие планки для приема деклараций.
Собственно, в чем заключались эти «особые» требования? Я бы назвала их «ты нам не нравишься, ты нищеброд, хотя и грамотный. Именно поэтому мы не примем у тебя декларацию»,

— Владимир Туров.

Отказали, потому что налогоплательщик обладает признаками транзитной организации. А именно:

  • Нет движимого и недвижимого имущества;
  • Нет работников;
  • Не находится по юридическому адресу;
  • Нет платежей по ведению хозяйственной деятельности;
  • Взаимодействие с другими организациями и участие в цепочке сомнительных операций;
  • Доля вычетов в сумме налога, исчисленного с налогооблагаемых операций, составляет 100%.
Суды не согласились с таким подходом (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.08.2018 года по делу №А67-7436/2017). Есть закон – соблюдай, что написано, а не интерпретируй по-своему: «По убеждению суда, обстоятельства, негативно, с точки зрения налогового органа, характеризующие налогоплательщика, не имеют правового значения на стадии представления налоговой декларации и не могут служить основанием для отказа в ее принятии, поскольку не указаны в качестве таковых ни в статье 80 НК РФ, ни в нормах Административного регламента, который содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии деклараций.

Комментарии эксперта и подробности здесь.

 

Верховный Суд РФ в определении № 307-КГ18-11239 подтвердил, что для применения ЕСХН налогоплательщик должен быть признан сельскохозяйственным товаропроизводителем, который является собственником производимой продукции. Об этом сообщается на сайте ФНС.

По договору с ООО (заказчиком) налогоплательщик (исполнитель) оказывал услуги по содержанию, обслуживанию, выращиванию пушных зверей (норки). ООО предоставляло в безвозмездное пользование исполнителю свое имущество для оказания указанных услуг. Последний же должен был возвратить продукцию (невыделанные шкурки норки) в сроки согласно технологии производства. Договор предусматривал, что приплод, продукция и доходы, полученные исполнителем в результате использования переданного пушного зверя, являются собственностью заказчика. В связи с тем, что доля дохода налогоплательщика от оказания услуг в области животноводства составляла более 70% его дохода, он посчитал возможным применить систему налогообложения в виде единого сельскохозяйственного налога (ЕСХН).

Инспекция в ходе выездной проверки установила, что поголовье норки, принятое исполнителем от ООО по договору, в собственность налогоплательщика не переходило, непосредственная реализация им не производилась. Исполнитель возвращал заказчику пушных зверей по накладным. Инспекция пришла к выводу, что налогоплательщик был не вправе применять ЕСХН, так как сам не является сельскохозяйственным товаропроизводителем, а также собственником сырья и производимой продукции. Поэтому ему были начислены налоги по общей системе налогообложения.

Налогоплательщик, не согласившись с инспекцией, обратился в суд, так как посчитал, что применял ЕСХН правомерно. Суд первой инстанции поддержал его позицию, указав, что для получения статуса сельскохозяйственного товаропроизводителя налогоплательщику не обязательно участвовать во всех циклах процесса производства сельскохозяйственной продукции. Кроме того, п. 2 ст. 346.2 НК РФ и ст. 3 Федерального закона от 29.12.2006 № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства» не устанавливают способ оказания налогоплательщиком соответствующих услуг: собственной ли техникой, производственными мощностями или же с привлечением сторонних организаций.

Суды апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции отменили. Они поддержали позицию инспекции, указав, что налогоплательщик неправомерно применял систему налогообложения в виде ЕСХН, не являясь сельскохозяйственным товаропроизводителем. Доход, полученный им за оказанные услуги по договору, не может быть квалифицирован как доход от реализации произведенной налогоплательщиком собственной сельскохозяйственной продукции, как того требует пп. 1 п. 2 ст. 346.2 НК РФ. Следовательно, он должен уплатить налог на прибыль организаций и НДС.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам.

А вы знаете, на что способны проверяющие в погоне за доначислениями? Вы в курсе всех приемчиков, которые есть в арсенале сотрудников фискальной службы? Вы, наверно, слышали байки на тему психологических уловок, обысков и каверзных вопросов. Итак, истории из судебной практики на тему «как вывести налогоплательщиков на чистую воду».

Провести выемку и взломать жесткие диски

Ничто хакерское нам не чуждо. Ну, хорошо, не хакерское, ведь инспекция действует исключительно в рамках закона. Поэтому проверяющие могут провести компьютерно-техническую и бухгалтерскую экспертизу и восстановить удаленные файлы. Именно так и докопались до реальности работники налоговой в Постановлении АС Северо-Западного округа от 26.07.2018 года по делу №А26-7252/2016.

Допросить всех-всех-всех

Если вы думаете, что допросы касаются только лиц, которые имеют непосредственное отношение к спорной сделке, вы глубоко ошибаетесь. Возьмем, к примеру, так называемую «транспортную обналичку». Наверняка, вы будете рассуждать следующим образом: «Допросят водителей, логистов, директора, главбуха. Ну, и механика. На всякий случай». Нет, на этом список не ограничивается: допросят еще и медицинских работников, которые проводят медосмотры водителей. Так и поступили проверяющие в Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 24.04.2018 года по делу №А27-7374/2017. Плюс, конечно же, инспекторы сделали запросы в ГИБДД.

А еще в арсенале налоговиков такие приемы, как: найти противоречия в документах, оценить логическую целесообразность, не верить в пожары и... капризничать. О них читайте в статье Владимира Турова.

 

 

УФНС Волгоградской области похвасталось на своем сайте выигранным судебным делом, пополнившим казну на 134 млн рублей.

АС Поволжского округа отказал в кассационной жалобе ИП о признании недействительным решения ИФНС о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения по результатам выездной проверки.

Претензии налоговиков возникли из-за продажи недвижимости. В 2009-2011 годах он до регистрации в качестве индивидуального предпринимателя приобрел 34 объекта недвижимости нежилого, торгового и производственного назначения, а также четыре земельных участка под объектами торговли. Имущество было передано в доверительное управление. В 2012 году владелец этого имущества зарегистрировался как глава КФХ (они регистрируются как ИП) и начал применять УСН.

Посчитав, что получение арендных платежей через доверительное управление не является предпринимательской деятельностью, ИП не включал эти суммы в доходы по УСН. А доверительный управляющий удерживал у него НДФЛ, как налоговый агент и перечислял в бюджет.

По истечении трех лет ИП продал имущество обществу, которое все эти годы его арендовало. При этом УСН он не уплатил, поскольку не считал это предпринимательством, а НДФЛ не посчитал нужным платить, потому как имущество принадлежало ему более 3-х лет.

В ходе налоговой проверки налоговый орган пришел к выводу, что доход, полученный от аренды недвижимого имущества и от его последующей продажи, является доходом ИП, полученным от предпринимательской деятельности, а не доходом физического лица. Следовательно, как посчитал налоговый орган, налогоплательщик должен был определить размер подлежащего уплате в бюджет единого налога по УСН, НДФЛ и НДС с учетом суммы полученного дохода от аренды спорных нежилых помещений, а также суммы дохода от их от реализации.

НДФЛ и НДС в решении налоговиков появились потому, что с учетом доходов от сдачи в аренду имущества ИП потерял право на УСН.

По результатам выездной проверки ИП было начислено 134 млн.рублей налогов, пеней и штрафов. Их и пришлось уплатить предпринимателю, после того, как суд встал на сторону налоговиков.

Ваш бухгалтер будет на 100% прав, когда сошлется на статью 169 НК РФ или на статью 172 НК РФ и скажет: «Нет, категорически нельзя поставить НДС к вычету без счета-фактуры». А суды будут на вашей стороне, если вы его поставите к вычету, рассказал Владимир Туров, практикующий и ведущий специалист по планированию налогов.

Это возможно по той лишь простой причине, что с точки зрения логики главы 21 НК РФ, которая описывает НДС, вы в составе цены услуги, в составе цены работы, в составе цены товара, сырья или материалов, НДС в бюджет, посредством вашего поставщика или подрядчика, уже заплатили. Вы свою обязанность по НДС выполнили, потому что у вас есть платежка, где написано «оплата с НДС», договор, в котором написано «оплата с НДС». С вашего банковского счета деньги списаны с НДС, и у вас есть все доказательства, подчеркнул эксперт.

Итак, судебное решение, которое это подтверждает: Постановление АС Дальневосточного округа № Ф03-1719/2018 от 31 мая 2018 года по делу №А51-14757/2017. Цитата: «Удовлетворяя заявленные обществом требования, исследовав и оценив, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь положениями статей 168, 169, 171, 172, 173, 176 НК РФ, апелляционный суд исходил из того, что бездействие контрагента по не выставлению счета-фактуры, не может служить непреодолимым препятствием для получения вычета по НДС добросовестным налогоплательщиком – ООО «…», пришел к выводу о правомерности применения обществом спорных налоговых вычетов сумм НДС».

У вас есть все документы, подтверждающие факт выполнения этой работы или факт этой поставки, а счета-фактуры нет. Но эта работа действительно выполнена, и это подтверждено бумажками. Я всегда говорил о том, что НДС все равно можно ставить к вычету, и суд будет на вашей стороне,

Владимир Туров.

 

 

Изготовление счетов-фактур за контрагента не поможет получить вычет. Такой вывод следует из дела А14-843/2016, которое прошло четыре судебных инстанции и на всех этапах судьи поддержали налоговиков.

А претензии ФНС вылились в кругленькую сумму для компании: доначисление НДС — 30 006 907 руб., пени — 5 725 566 руб. и штраф за неполную уплату налога — 12 002 763 руб.

Суть дела. В результате выездной проверки налоговики обнаружили, что данные книги-покупок и счетов-фактур за некоторые кварталы 2013 года не соответствуют друг другу. Суммы, указанные в книге-покупок превысили суммы в счетах-фактурах. Компания не согласилась с актом проверки, предоставила копии и оригиналы счетов-фактур, а так же обновленные книги-покупок.

Налоговая инспекция не приняла суммы, указанные в предоставленных счетах-фактурах к вычету, установив, что они изготовлены проверяемой компанией на собственной компьютерной технике и затем были направлены поставщикам для проставления оттисков печати в целях восстановления документов.

Подробности читайте здесь.

Верховный Суд РФ в определении № 307-КГ18-2404 подтвердил, что денежные средства за работы, выполненные в период действия патента, но полученные после окончания его срока, облагаются единым налогом по упрощенной системе налогообложения, которую налогоплательщик применял в момент их поступления.

Индивидуальный предприниматель применял УСН. Позже налогоплательщик получил патент на право применения патентной системы налогообложения  по виду деятельности «Ремонт жилья и других построек» на пять месяцев. В этот период он наряду с УСН применял ПСН. Оплату за проведенные работы предприниматель получил после истечения срока действия патента, но посчитал, что данную сумму не нужно отражать в декларации по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН.

Инспекция в ходе камеральной проверки декларации указала, что полученные позже денежные средства нужно было учесть в качестве дохода, облагаемого единым налогом по УСН, так как они поступили на счет ИП в период, когда он уже не применял ПСН, а находился на УСН.

Налогоплательщик, не согласившись с инспекцией, обратился в суд. Он посчитал, что спорная сумма на его счет поступила за работы, подпадающие под действие патента, и за период, когда он находился на ПСН. Следовательно, она не может быть признана доходом, облагаемым единым налогом по УСН. Суды первой и апелляционной инстанций поддержали предпринимателя. Они указали, что стоимость патента не зависит от полученного дохода, поэтому при поступлении платы за выполненные работы, спорные доходы следует считать полученными в рамках ПСН.

Суд кассационной инстанции отменил решения нижестоящих судов. Он указал, что доходом в рамках патентной системы налогообложения являются деньги, поступившие на счет налогоплательщика, когда он находился на ПСН. Таким образом, предприниматель должен был включить полученную сумму в налогооблагаемую базу по единому налогу по УСН.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения, согласившись с позицией инспекции и суда кассационной инстанции. Об этом сообщила пресс-служба ФНС.

Индивидуальному предпринимателю в Волгоградской области доначислили налог по УСН на денежные средства, внесенные на расчетный счет его супругой. Однако суды трех инстанций не согласились с доводами налоговой инспекции.

ИП занимался изготовлением мебели на заказ и применял БСО, получая наличные деньги. Выручка вносилась на расчетный счет. Однако проводя камеральную проверку декларации по УСН за 2015 год, налоговые инспекторы обнаружили поступления, которые не были внесены в отчетность и налог с них уплачен не был. Не долго думая, проверяющие обложили налогом весь оборот по счету.

Однако предприниматель с ними не согласился и обратился суд. Деньги на счет вносила его супруга, имевшая доверенность от ИП. Это были кредитные средства (договоры с банками были представлены суду) и личные деньги ИП.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что инспекция не приняла должных мер для выяснению обстоятельств о причинах расхождения сумм доходов по расчетному счету с данными книги учета доходов и расходов, предпринимателя не допросила, сведения об источниках возникновения внесенных членами его семьи на расчетный счет денежных средств не истребовала и не исследовала. Доказательств того, что поступившие на счет деньги явялются выручкой налоговики суду не представили.

Налоговая пыталась в суде ссылаться не только на экономическую нецелесообразность внесения личных денег ИП на счет, но и на возможное нецелевое использование полученных им кредитных средств. Но суд второй инстанции указал им на то, что средства, полученные по договорам кредита или займа, независимо от формы оформления заимствований, налогами не облагаются.

Кроме того, суд отметил, что обязательным условием для возникновения у налогоплательщика обязанности исчислить налог является получением им дохода в конкретной сумме от конкретного вида деятельности. А сам факт внесения денег на счет не может служить основанием для доначисления налога.

Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении № А12-25005/2017 от 1 июня 2018 года отказал в кассационной жалобе МИФНС, подтвердив выводы нижестоящих инстанций.

Верховный Суд РФ отказался признать недействующими Приложения № 2 и 3 к приказу ФНС России от 13.02.2017 № ММВ-7-8/179@, в которых содержатся формы требований об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов для организаций, индивидуальных предпринимателей и физических лиц. Об этом сообщает пресс-служба ФНС.

Налогоплательщики обратились в Верховный Суд РФ с административными исками. Они посчитали, что поскольку формы требований не содержат подпись должностного лица, это противоречит ряду статей Налогового кодекса.

ФНС России и Министерство юстиции просили отказать в удовлетворении исков. Их позицию поддержала Генеральная прокуратура России. Налоговая служба отметила, что состав сведений, содержащихся в формах требований, определен статьей 69 НК РФ. При этом права лиц, которым направляются требования, не нарушаются, если в документах нет реквизита «подпись должностного лица налоговых органов». Состав сведений, предусмотренный данными формами, позволяет налогоплательщикам получить необходимую информацию о размере задолженности, основаниях её взимания, сроках погашения, и правовых последствиях неуплаты налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов. Также в требованиях указывается адрес налогового органа, который их направил.

Верховный Суд РФ в удовлетворении исков гражданам отказал. Он указал, что в формы данных требований включены все сведения, указанные в статье 69 НК РФ. Отсутствие данного реквизита не ограничивает права налогоплательщиков на судебную защиту и получение информации о размере задолженности перед бюджетом.

Неправомерное получение вычетов по НДС и отнесение расходов для налога на прибыль по фиктивной поставке — суть претензий ИФНС к компании-налогоплательщику, которые поддержал Арбитражный суд Московского округа своим Постановлением № Ф05-5492/18 от 15.05.2018 года. Сумма доначисленная налоговиками по этому делу вместе с штрафом и пени, составила более чем 44 млн. рублей.

Одними из главных документов, подтверждающих обоснованность действий налоговой инспекции стали протоколы допросов:

  • руководителя филиала общества, заключившего договор со спорным контрагентом;
  • главного бухгалтера филиала, от имени которого подписаны накладные на отпуск материалов;
  • руководителя контрагента.
Что сказали допрашиваемые, и почему суд не поддержал компанию в споре с налоговиками, читайте в статье.

Если суд взыскал в пользу арендатора часть арендной платы, которую арендодатель получал незаконно, то налогоплательщик-арендатор учитывает ее в доходах по налогу на прибыль организаций на дату вступления в силу решения суда. К такому выводу пришла ФНС России при рассмотрении жалобы налогоплательщика.

Налогоплательщик арендовал земельные участки у органов государственной власти, затраты по оплате аренды он включал в расходы по налогу на прибыль. Максимальный размер платы по таким договорам предусмотрен в законодательстве. Однако налогоплательщик переплачивал за аренду и поэтому обратился в суд.

Суд признал плату завышенной и обязал арендодателя вернуть ее часть арендатору.

В связи с этим налоговый орган посчитал, что завышенные расходы по налогу на прибыль за предшествующие периоды тоже нужно уменьшить. Налогоплательщик не согласился с этим и обратился с жалобой.

Рассмотрев все обстоятельства, ФНС России пришла к выводу, что в проверяемом периоде налогоплательщик включал в расходы затраты на аренду в соответствии с условиями договора и первичными документами, он не мог произвольно изменить размер платежей. Позднее проверяемого периода суд вынес решение, что арендная плата была незаконно завышена. Таким образом, причин для корректировки расходов за прошлый период нет, налогоплательщик при вступлении в силу решения суда должен учесть взысканную с арендодателя незаконную переплату (неосновательное обогащение) как внереализационные доходы (пункт 3 статьи 250 и подпункт 4 пункта 4 статьи 271 Налогового кодекса).

Арбитражный суд поддержал выводы налогового органа Республики Карелия о том, что операции предпринимателя по реализации квартир связаны с предпринимательской деятельностью и подлежат учету при исчислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения. Об этом сообщила пресс-служба регионального УФНС.

По итогам проведенной выездной налоговой проверки налоговики установили, что предприниматель заключил договоры участия в долевом строительстве шести однокомнатных квартир со строительной организацией республики. В последующем до окончания строительства квартир предприниматель заключил с физическими лицами договоры уступки прав по договорам участия в долевом строительстве всех шести квартир. В результате данных сделок предпринимателем была получена прибыль 4,2 млн рублей. Операции предпринимателя по реализации квартир были расценены налоговым органом как осуществление предпринимательской деятельности, в связи с чем ему доначислен налог по упрощенной системе налогообложения, соответствующие пени и штрафные санкции.

Полагая выводы налогового органа незаконными, предприниматель обратился в арбитражный суд. При этом предприниматель утверждал, что спорные квартиры были приобретены в целях улучшения жилищный условий его семьи.

Однако арбитражный суд признал претензии налоговой службы обоснованными, указав на то, что заявленными видами деятельности предпринимателя являются: «сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества», «предоставление посреднических услуг при покупке, продаже и аренде нежилого недвижимого имущества». Между заключением договоров участия в долевом строительстве и договоров уступки прошел незначительный период времени, реализация предпринимателем своих прав по договорам участия в долевом строительстве носила системный характер, была направлена и привела к получению прибыли по каждой из шести сделок. Спорные квартиры не использовались предпринимателем в личных целях.

Налогоплательщики дают отпор проверяющим: одних только «серых» признаков судам становится мало.  В публикации «Моего контрагента подозревают в обналичке» полно оригинальных идей и различных методик, как отбиться от недоимок, пеней и штрафов, взятых из свежей судебной практики. 

Итак, чтобы защититься от претензий налоговиков в суде можно использовать следующие способы:

  • Предоставить нетрадиционные документы;
  • Показать реальность контрагента;
  • Описать дальнейшее использование товара;
  • Обратиться за помощью к «первоисточнику»;
  • Указать на обязанности инспекции и налогоплательщика;
  • Устроить жесткий конкурентный отбор;
  • Знать о контрагенте все и даже больше;
  • Ссылаться на давность;
  • Не надеяться на статью 54.1 НК РФ.
Более подробно о действиях налогоплательщиков и решениях принятых судом, читайте в статье.

Верховный суд поставил точку в споре Пенсионного фонда и налоговой инспекции г. Новый Уренгой.

Бухгалтерия ИФНС указала не тот период в отчетности СЗВ-М,за что ей и был выписан штраф в размере 66,5 тыс.рублей.  При отправке отчета за июль вместо наименования отчетного периода «за июль» было указано «за август». Поэтому Пенсионный фонд утверждал, что это отчет именно за август, а не за июль. И, по мнению ПФР, только в октябре была сдана отчетность за июль.

Все судебные инстанции признали доводы Пенсионного фонда несостоятельными, поскольку 10 августа не могла быть сформирована отчетность за август, сроки представления которой истекают 10 сентября, то есть по истечении отчетного периода (август). При это судьи учли и то, что ПФР доподлинно известно, что 10 августа — срок представления отчетности именно за июль. Кроме того, страхователь самостоятельно выявил ошибку и воспользовался предоставленным ему Инструкцией No 987н правом на корректировку сведений, отправив исправленный отчет 28 октября.

Верховный суд в определении 304-КГ18-3324 от 12.04.2018 г. подтвердил мнение нижестоящих судов и отказался отправить дело на пересмотр.

Верховный суд еще раз подтвердил, что контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок.

29 марта суд рассмотрел кассационную жалобу предпринимателя, которому доначислили НДФЛ и НДС по итогам выездной проверки. Причиной стали цены, по которым ИП продавал товары взаимозависимому ООО (он был там директором). При этом диапазон расхождений цен в пользу взаимозависимого контрагента составлял от 11 до 52 процентов.

Посчитав, что ИП получил необоснованную налоговую выгоду путем занижения налоговой базы по НДФЛ и НДС, инспекция произвела расчет дохода по этим сделкам расчетным путем с применением элементов метода цены последующей реализации из расчета минимального интервала торговой наценки взаимозависимого контрагента.

Три судебные инстанции признали такой расчет правомерным. И только Верховный суд указал на то, что инспекция не имела права оспаривать цену товаров, указанную сторонами сделки и учтенную при налогообложении. В силу прямого запрета, установленного в абзаце 3 пункта 1 статьи 105.17 НК, контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок. На основании пункта 2 статьи 105.3 НК он может осуществляться Федеральной налоговой службой (ее центральным аппаратом) посредством проведения мероприятий налогового контроля в порядке, установленном главой 14.5 Налогового кодекса.

Кроме того, суд указал на то, что сделки со взаимозависимым контрагентом были многократны, поэтому продажа этого же товара другим покупателям по относительно большей цене имеет разумное экономическое обоснование.

Определением 303-КГ17-19327 от 29.03.2018 г. по делу № А04-9989/2016 решения нижестоящих судов в части доначисления НДФЛ и НДС отменены.

Отметим, что это не единственное решение Верховного суда в пользу налогоплательщиков по проверке контролируемых сделок территориальными налоговыми органами.