уголовная ответственность предпринимателей

Бизнес-омбудсмен Борис Титов назвал успешным решением введение Единого реестра проверок, который администрирует Генпрокуратура, и призвал распространить этот опыт и на уголовную сферу.

«Только по экономическим статьям УК и статье 159 («мошенничество») в 2017 году было возбуждено 242 тысячи уголовных дел, – напомнил бизнес-омбудсмен. – Прекращено – чуть более 5 тысяч из них. Передано в суд 49 тысяч. А где же остальные дела? Цифровые технологии помогут решить такого рода проблемы.

Титов напомнил, что в некоторых странах внедрены информационные системы, обеспечивающие учёт документооборота при расследовании преступлений. Правоохранительные органы отражают в таких системах сообщения о преступлениях, принятые по ним процессуальные решения, следственные и процессуальные действия, в том числе меры пресечения, данные о заявителях и участниках уголовного процесса».

«А у нас в прошлом году было возбуждено уголовное дело на следователей Следственного комитета по городу Ногинску Московской области, которые, чтобы избежать информирования своего руководства и прокуратуры о делах против предпринимателей, присваивали им номера уже прекращенных и проводили следственные действия (обыски, допросы, экспертизы). Похожая ситуация заявлена в одном из обращений к нам из Ростова», – сообщил Борис Титов.

Уклонение от уплаты страховых взносов является преступлением, напоминают налоговики Ульяновской области.

10.08.2017 вступил в силу Федеральный закон от 29.07.2017 №250-ФЗ, который вносит изменения в Уголовный кодекс РФ. Согласно положениям закона, уклонение от уплаты страховых взносов, совершенное в крупном и особо крупном размере считается преступлением. Данные изменения законодательства касаются организаций, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, производящих выплаты и иные вознаграждения.

В соответствии со статьей 199.2 Уголовного кодекса РФ преступлением признается сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах и (или) законодательством об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном или особо крупном размере. Данное преступление наказывается штрафом в размере от 200 до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 18 месяцев до 3 лет, либо принудительными работами на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового, либо лишением свободы на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового.

То же деяние, совершенное в особо крупном размере, наказывается штрафом в размере от 500 тысяч до 2 млн рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 2 до 5 лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет или без такового, либо лишением свободы на срок до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового.

Согласно примечанию к ст. 170.2 УК РФ крупным размером для целей применения статьи 199.2 УК РФ признается сумма сокрытых денежных средств (имущества), превышающая 2 250 тысяч рублей, а особо крупным размером признается сумма сокрытых денежных средств (имущества), превышающая  9 млн рублей. В соответствии с ч. 2 ст. 76.1 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ст. 199.2 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причиненный государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере двукратной суммы причиненного ущерба.

Всё вышенаписанное не пустая страшилка от налоговиков. В 2017 году Управлением ФНС России по Ульяновской области в Следственное управление регионального СК было направлено 5 материалов на общую сумму более 50 млн рублей по факту сокрытия денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по страховым взносам. В настоящее время  возбуждены уголовные дела по 4 материалам, ведутся следственные мероприятия.

Федеральная налоговая служба направила в нижестоящие органы письмо № СА-4-18/45@с от 09.01.21018 г. подробными инструкциями по взысканию ущерба физических в размере налоговых недоимок и пеней, не оплаченных организацией. Письмо основании на Постановлении Конституционного суда РФ от 8 декабря 2017 г. № 39-П.

Письмо касается только случаев взысканий ущерба с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, связанных с неуплатой налогов организацией, или в отношении которых уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Документ весьма масштабный, отметим только некоторые моменты его.

1. Налоговые органы наряду с исками, прямо упомянутыми в статье 31 НК РФ, вправе предъявлять иски о возмещении вреда на основании статьи 1064 ГК РФ к физическим лицам, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений, было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Особое внимание рекомендовано уделять доказательствам причастности привлекаемого к ответственности физического лица к хозяйственной деятельности организации и влияния на ее действия. При этом в гражданских исках налоговым органам необходимо указывать на презюмирование вины причинителя вреда, поскольку в силу указанной нормы бремя доказывания отсутствия вины возлагается на ответчика
 
2.  Вред, причиняемый нарушениями законодательства о налогах и сборах, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня суммы неуплаченных налогов (недоимки) и пеней, как компенсации потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в установленный срок. Штраф в в сумму вреда, подлежащего взысканию с физического лица, не включается. При этом применительно к иным механизмам гражданско-правового регулирования, это не исключает права налоговых органов на предъявление к указанным физическим лицам требований о возмещении указанной суммы штрафа в качестве убытков в пользу должника-юридического лиц
 
3. При определении субъектов ответственности и степени вины каждого из них налоговым органам необходимо исследовать обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения иска о возмещении субъектами ответственности вреда.

При определении факта и степени обогащения (выгоды) могут быть учтены различные факторы, в частности:

  • изменение уровня материального состояния физического лица и (или) связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) в сторону улучшения в период, который может быть связан с совершением преступления (в том числе до и после непосредственного совершения налогового преступления);
  • превышение (в том числе систематическое) расходов физического лица и (или) и связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) над официально установленными доходами в период, который может быть связан с совершением преступления либо после совершения налогового преступления;
  • наличие существенных активов у лица и связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) при отсутствии обоснования и доказывания источников их происхождения;
  • прямое либо косвенное (путем создания схемы по распределению выгоды и убытков) направление средств юридического лица на обезличенного выгодоприобретателя (фиктивные юридические лица, подставные физические лица, структуры в иностранных юрисдикциях с осложненным либо невозможным к прослеживанию дальнейшим направлением движения денежных средств и др.);
  • любой иной прямой или косвенный финансовый (материальный) интерес, выгода, бонус, иные привилегии и преимущества, которые физическое лицо получило непосредственно или через третьих лиц, их размер;
  • наличие иного личного интереса как мотива преступления (карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п.
Однако поскольку факт получения выгоды от причинения вреда не указан в законодательстве как условие привлечения к возмещению вреда, налоговые органы должны обращать внимание судов на то, что отсутствие доказательств непосредственного или косвенного обогащения (выгоды) физлица не может рассматриваться как основание для освобождения от возмещения

4. Налоговые органы должны исключить ситуацию взыскания ущерба в двойном размере (один раз - с юридического лица в порядке налогового законодательства, а второй - с физического лица в порядке гражданского законодательства).

Сумма ущерба, подлежащая взысканию с физического лица, должна к уменьшаться на сумму фактической взысканной (уплаченной) задолженности. В случае, если до фактического исполнения уже вынесенного судебного акта сумма вреда была полностью или частично возмещена за счет иных источников, налоговым органам следует предъявлять к взысканию только соответствующую оставшуюся сумму неисполненного обязательства.

5. Привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности в рассматриваемой ситуации возможно лишь при  невозможности взыскания налогов за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

К ситуациям отсутствия возможности применения различных механизмов удовлетворения налоговых требований за счет организаций относятся:

  • возвращение исполнительного документа взыскателю после возбуждения исполнительного производства по мотивам, связанным с невозможностью его исполнения;
  • прекращение производства по делу о банкротстве или возврате заявления о признании организации-налогоплательщика банкротом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;
  • наличие у организации-налогоплательщика признаков недействующего юридического лица, в том числе до окончания процедуры исключения юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц («фактически недействующее юридическое лицо»);
  • наличие в едином государственном реестре юридических лиц сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности;
  • наличие данных о финансово-хозяйственном состоянии организации которые, указывают на невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей, которые не поступили в бюджет в результате преступных действий;
  • отсутствие правовых и (или) фактических оснований и (или) достаточной доказательной базы для взыскания задолженности с лиц, привлекаемых к ответственности по долгам организации (в том числе в случае, когда у лиц, в отношении которых имеются соответствующие правовые основания и добытые доказательства, отсутствуют активы, за счет которых может быть произведено взыскание).
Во всех случаях в гражданском иске налоговые органы должны указать одно или несколько оснований исчерпания.

В письме особо подчеркивается, что в силу прямого указания Конституционным Судом РФ правовая позиция о недопущении взыскания вреда с физического лица до исчерпания иных возможностей возмещения вреда не применяется в случаях, если юридическое лицо-налогоплательщик служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица и фактически не являлось самостоятельным участником экономической деятельности.
 
В конце письма приводятся поручения территориальным органам ФНС. В частности,  в отношении уже поданных гражданских исков, решение по которым не принято судом,необходимо провести анализ финансового (имущественного) состояния ответчика. По результатам данного анализа на согласование в ФНС должны быть представлены проекты уточнений гражданских исков с учётом исчерпания и (или) отсутствия возможности применения различных механизмов удовлетворения заявленных налоговых требований.

К 2025 году в стране самым радикальным образом должна измениться уголовная политика. В проекте концепции, подготовленной Центром стратегических разработок Алексея Кудрина, предусмотрен отказ от лишения свободы за экономические преступления, максимальное использование альтернативных видов наказания за нетяжкие преступления и приведение уголовного законодательства в соответствие с современными требованиями.

Инициаторы реформы уголовной политики предлагают уйти от репрессивных тенденций в уголовном законотворчестве и двигаться в сторону гуманизации, передают "Известия".

В случае принятия концепции первые изменения коснутся экономических преступлений. Документ предполагает принципиальный и полный отказ от лишения свободы за них. А в качестве базового наказания предлагается введение штрафа, кратного размеру причиненного ущерба.

— Несколько лет назад была такая же инициатива со стороны уполномоченного по правам предпринимателей. Суть была такова: если обвиняемый в совершении экономического преступления возместит в кратном размере причиненный им ущерб, он будет освобождаться от уголовной ответственности. Инициатива была хорошая, но она не сработала потому, что сегодня обвиняемому проще, не платя громадных сумм, согласиться на признание себя виновным и получить условный срок, — пояснил один из авторов документа — заведующий кафедрой уголовного права и криминалистики НИУ «Высшая школа экономики» профессор Геннадий Есаков. — Эту систему можно точечно перенастроить, предложив человеку несколько ступенчатых альтернатив и сохранив при этом норму об освобождении от уголовной ответственности. Ступенчатая альтернатива в этом случае означает, что он может освободиться от уголовной ответственности, выплатив кратную сумму ущерба государству. Если человек на это не согласится, в качестве базовой инициативы можно предложить кратный штраф. Только в том случае, если он откажется, будет не в состоянии платить, либо будет уклоняться от уплаты, можно применять наказание в виде лишения свободы.

По мнению юриста, лишение свободы как вид наказания за экономические преступления бессмысленно.

— Люди не убивают, не насилуют. Да, они совершают экономическое преступление, но за экономическое преступление надо бить рублем, а не лишением свободы. То, что мы отправляем человека в места лишения свободы, не имеет абсолютно никакого смысла, — считает Геннадий Есаков.

"Моё дело. Бюро" представляет обзор самых интересных новостей законодательства за прошедшую неделю. Сегодня вы узнаете кому грозит уголовная ответственность за неуплату налогов, как выписка из ЕГРП заменила свидетельство о регистрации и почему онлайн-касс еще нет, но штрафы уже повысили.

Александр Бастрыкин, председатель Следственного комитета РФ

Главным препятствием для освобождения предпринимателей из мест заключения по объявленной амнистии являются разногласия в сумме причиненного ущерба, подлежащего компенсации. Об этом 12 сентября в ходе круглого стола «Защита интересов бизнеса - необходимое условие улучшения инвестиционного климата» заявил уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

Как известно, постановление Госдумы об экономической амнистии вступило в силу 4 июля. Документ распространяется на осужденных по 27 статьям УК РФ, а также действует в отношении тех, кто на этот момент находился под следствием или чье дело рассматривалось в суде. За шесть месяцев с момента объявления амнистии человек, претендующий на освобождение из мест заключения, или же снятие обвинения (если речь идет о следствии), должен будет полностью возместить ущерб потерпевшей стороне. 

"На 9 сентября в стране амнистирован 461 человек. - сообщил Титов. - Конечно, это не те тысячи, о которых говорилось ранее. Но мы пока даже не в середине того периода, который отведен для амнистии. Кстати, надо напомнить, что все дела, начатые в шестимесячный срок с даты объявления амнистии, будут доведены до конца. Главная проблема - как считать ущерб. Следователи используют цифру, фигурирующую в материалах уголовного дела. И ущерб заставляют гасить еще до приговора, в котором эта сумма будет зафиксирована".

Другая серьезная проблема, по словам омбудсмена - это переквалификация тех, кто был осужден по 159 статье (мошенничество). Как известно, в конце 2012 года была разделена на шесть составов, одни из которых дают право на амнистию, другие - нет. Кроме того, предельный срок заключения по части 4 статьи 159 (мошенничество в сфере предпринимательства) снижен с 10 до 5 лет."Сейчас ведем переговоры с Верховным судом, - сообщил Борис Титов. - На 9 сентября переквалифицировано более 1200 дел, своей очереди ожидают еще более 200".

В условиях замедления роста экономики сохраняющийся уровень рисков становится все более неприемлемым для инвесторов. Об этом 12 сентября в ходе круглого стола «Защита интересов бизнеса - необходимое условие улучшения инвестиционного климата» заявил уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

"40% обращений к омбудсмену касаются уголовного преследования бизнесменов, - сообщил Титов. - Впрочем, говорить о сотнях тысяч предпринимателей, которые подверглись уголовному преследованию, было бы неправильно. Сегодня в местах лишения свободы по "экономическим" статьям находится около 13 тысяч человек. Притом, что в 2012 году по этим статьям было открыто более 150 000 дел, из них 30 000 передано в суды и 5 000 закрыто. А  где остальные? А ведь в прошлые годы было и 170 000, и 200 000 возбужденных дел".

Причину такого парадокса рассекретил председатель комитета «Гражданских инициатив» Алексей Кудрин. "Среди моих друзей-предпринимателей нет ни одного, против кого не было бы в свое время возбуждено (и потом закрыто) уголовное дело, - заметил политик. - К этому привыкли, и с этим даже научились работать. Просто это означает рост издержек бизнеса". 

Впрочем, похоже, что издержки становятся все менее приемлемыми. "Если раньше бизнесмены были готовы к высоким рискам, которые компенсировались высокими прибылями, то сегодня риски не уменьшаются, а норма прибыли падает, - подчеркнул Борис Титов. - Вкладываться в Россию становится все менее интересно".

Новые поправки в Уголовный кодекс сильно урезают для коррумпированных полицейских возможности вымогать у бизнесменов деньги за прекращение уголовного дела. Об этом 28 ноября в ходе пресс-конференции "Модернизация законодательства  в экономической сфере" заявил уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

Сегодня Совет Федерации одобрил пакет поправок в Уголовный кодекс РФ, которые, помимо прочего, вводят в статью 159 ("мошенничество") шесть новых составов преступления. Теперь, помимо общего состава мошенничества (в обиходе называемого "бытовым"), в ст. 159 вводятся шесть отдельных подразделов: мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат (пособий, компенсаций, субсидий и т.д.), с платежными картами, при осуществлении предпринимательской деятельности, в сфере страхования, в сфере компьютерной информации.

Есть и еще одно очень значительное новшество. Если поправки будут подписаны президентом в их нынешнем виде, то все дела по обвинению предпринимателей (ИП или членов органа управления коммерческой организации) в мошенничестве, а также присвоению или растрате имущества, причинению имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием будут возбуждаться только по заявлению потерпевшей стороны (кроме случаев, когда ущерб причинен государственному или муниципальному имуществу).

"До сих пор такое право было и у сотрудников органов внутренних дел, чем они с успехом пользовались, - отметил Борис Титов. - Подавляющее большинство дел по обвинению в экономическом мошенничестве возбуждалось именно по инициативе полицейских".

"Оборотням в погонах больше не будет интересно пользоваться 159 статьей, - уверен омбудсмен, - так что в ближайшем будущем можно ожидать заметного сокращения количества таких дел".

Новые поправки в Уголовный кодекс - значительная победа предпринимательского сообщества. Об этом 28 ноября в ходе пресс-конференции "Модернизация законодательства  в экономической сфере" заявил сопредседатель Центра общественных процедур "Бизнес против коррупции" Андрей Назаров. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

28 ноября Совет Федерации одобрил пакет поправок в Уголовный кодекс РФ, которые, помимо прочего, вводят в статью 159 ("мошенничество") шесть новых составов преступления. Теперь, помимо общего состава мошенничества (в обиходе называемого "бытовым"), в ст. 159 вводятся шесть отдельных подразделов: мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат (пособий, компенсаций, субсидий и т.д.), с платежными картами, при осуществлении предпринимательской деятельности, в сфере страхования, в сфере компьютерной информации.

"Раньше понятие "мошенничество" в УК было одно, - пояснил Андрей Назаров. - Если причиненный ущерб превышал 1 миллион рублей, этот автоматически считалось особо крупным размером и влекло за собой наказание вплоть до 10 лет лишения свободы. Для делового оборота сделка в 1 миллион рублей - практически нижний порог, и понятно, что под определение особо крупного мошенничества предпринимателю попасть было легче легкого".

 "Теперь мошенничество в сфере предпринимательской деятельности выделено как отдельный состав, - подчеркнул Назаров. - Из него убраны квалифицирующие признаки группового преступления статьи 159 - бизнес практически всегда делается не в одиночку. Оставлены лишь два определения - крупный и особо крупный размер: полтора и шесть миллионов рублей, соответственно. Максимальная степень наказания, наоборот, понижена - с 10 лет по остальным составам статьи 159 до двух лет лишения свободы".

Изначально поправки, подготовленные "Деловой Россией", предусматривали за экономические преступления исключительно экономическое наказание - в виде штрафов, многократно превышающих сумму нанесенного ущерба. Пока что продвинуть такую меру не удалось, посетовал Назаров, но выразил уверенность, что в будущем мы к ней обязательно придем.

10 октября Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка и Уполномоченный при президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей Борис Титов подписалиСоглашение о взаимодействии в вопросах защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

В рамках соглашения предусмотрен обмен информацией между Генпрокуратурой и омбудсменом по защите прав предпринимателей. Для координации деятельности будет создана постоянно действующая рабочая группа.

"Как правило, сегодня жалобы в правоохранительные органы "спускаются" сверху в ту инстанцию, которая занимается конкретным делом, - пояснил Клерк.Ру Борис Титов. - И мы каждый раз получаем ответ от человека, который собственно, и "наехал" на тот или иной бизнес. Мы надеемся, что соглашение даст нам новые действенные инструменты. Главная функция вновь созданной рабочей группы - это экспертиза по конкретному случаю, которая будет сопутствовать официальному расследованию, и как мы надеемся, будет приниматься во внимание".

Титов напомнил, что прокуратура по закону имеет право вносить протест даже по тем решениям суда, которые вступили в силу. По его словам, деятельность омбудсмена уже принесла свои плоды: в результате совместной работы 7 предпринимателей были освобождены от уголовной отвественности на судебной стадии и еще трое вышли на свободу уже после вынесения приговора.

Закон "О персональных данных" является одним из источников коррупции в сфере госконтроля. Об этом на конференции "Антикоррупционное законодательство: международное применение и российская практика" заявила руководитель группы административно-правовой защиты бизнеса Pepelyaev group Елена Овчарова. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

Как известно, до 1 июля 2011 года все операторы персональных данных (под которыми понимается практически каждое юридическое лицо) должны привести свои информационные системы в соответствие с ФЗ-152 "О персональных данных". После этого срока владельцы фирм, не посчитавшие нужным потратиться на соответствующую лицензию, рискуют подпасть под уголовную ответственность.

"Позиция Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК) заключается в том, что все операторы мероприятий по обеспечению безопасности персональных данных должны получить соответствующие лицензии, - напомнила Овчарова. - Изъятие из закона "для собственных нужд" предусмотрено только для операций шифрования, но не технической защиты персональных данных в целом. Так что после 1 июля все юридические лица должны будут либо потратиться на лицензию, либо оплатить услуги специализированной организации, у которой такая лицензия уже есть. Специализированных организаций сегодня в России насчитывается около 1500 и, учитывая будущий вал спроса на их услуги, можно смело предположить, что цены на их услуги не будут низкими".

Самостоятельная техническая защита данных без получения лицензии может повлечь для руководитства фирмы меры ответственности, вплоть до уголовной - поскольку в соответствии с законом может быть квалифицирована как незаконное предпринимательство, предостерегла Овчарова.