экономическая целесообразность

350 big data

Банковское сообщество обращается к Банку России с просьбой не оказывать избыточное давление на банки. Об этом в интервью корреспонденту ИА «Клерк.Ру» Сергею Васильеву рассказал президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.

Президент АРБ пояснил: «Замедление темпов роста ВВП в 2013 году привело к сохранению величины монетизации экономики (отношения величины денежной массы к ВВП) на уровне около 44% (для сравнения, в Китае этот показатель превышает 180%). В 2014 году тенденция, скорее всего, продолжится, что приведет к дальнейшему росту процентных ставок. На этом фоне ослабевает рубль и увеличиваются объемы вывоза капитала».

«В этих условиях банковское сообщество обращается к Банку России с просьбой не оказывать избыточное давление на банки. Вместо этого нужно вместе работать над поиском источников фондирования отрасли, укрепления капитальной базы, снижения стоимости кредитов», - отметил Гарегин Тосунян.

Подробней о текущей экономической ситуации, возможном росте ставок по кредитам, перспективах национальной платежной системы, курсе рубля читайте в интервью «Не давите, пожалуйста».

Министерство финансов предлагает зафиксировать в Налоговом кодексе так называемые параметры деловой цели - допустимые и недопустимые условия оптимизации налогообложения.

Об этом на конференции «Развитие налогового законодательства и практика применения в первой половине 2011 года» заявил начальник сводно-аналитического отдела Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Андрей Кизимов. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

«Сегодня доктрина необоснованной налоговой выгоды определяется соответствующим постановлением Высшего арбитражного суда, но мы полагаем, что ее принципы должно быть зафиксированы в законе», - сообщил представитель Минфина.

По его словам, разработка параметров деловой цели, которые позволили бы налоговикам судить о правомерности тех или иных действий налогоплательщика, будет вестись с учетом зарубежного опыта.

Председатель экспертного совета при бюджетном комитете Госдумы, партнер KPMG Михаил Орлов выразил резкое несогласие с инициативой Минфина.

«До тех пор, пока законодатель сохраняет последние остатки разума, параметров деловой цели, равно как и необоснованной налоговой выгоды, в Налоговом кодексе не будет, - заявил Орлов. - Это исключительно вредоносный институт в законодательстве, основанный на субъективной оценке, и я не готов сопоставлять нас с прогрессивными странами. Потому что в других странах нет плана, который спускается налоговому инспектору, нет той ненависти, которая сквозит у инспектора по отношению к налогоплательщику. Я не готов говорить о том, что будет в следующей Думе, но в нынешней точно нет сумасшедших, которые будут внедрять это в Налоговый кодекс».

ФАС Центрального округа в Постановлении № А14-2038/2010/61/24 от 07.04.2011 отклонил доводы налоговой инспекции о нецелесообразности заключения договоров лизинга со ссылкой на то, что общество располагало достаточными средствами для самостоятельного приобретения имущества в собственность.

ФАС указал, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

При этом судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельной и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых расчетов.

ФАС Московского округа в Постановлении № КА-А40/2758-11 от 05.04.2011 подтвердил, что аренда автомобилей представительского класса сама по себе не является основанием для вывода о нацеленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды.

ФАС указал, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности.

Именно потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 22 апреля 2010 г. N Ф09-2641/10-С3 подтвердил, что экономическая обоснованность расходов определяется не фактическим получением им доходов в конкретном налоговом периоде, а целевой направленностью понесенных расходов, направленных на получение дохода в результате всей его хозяйственной деятельности.

ФАС отметил, что под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

В состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и реализацией. К таким расходам относятся, в частности, расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным налогоплательщиком. При этом расходом признаются проценты по долговым обязательствам любого вида вне зависимости от характера предоставленного кредита или займа.

Таким образом, если рассматриваемые затраты являются экономически оправданными, то на этом основании они могут быть включены в состав расходов для целей налогообложения прибыли при условии их документального подтверждения.

При этом законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 26 апреля 2010 г. по делу N А27-11982/2009 отклонил довод о том, что отсутствие экономического смысла сделки по приобретению недвижимого имущества влечет получение обществом необоснованной налоговой выгоды.

ФАС отметил, что Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать принимаемые налогоплательщиками решения в отношении осуществляемой ими деятельности с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности. Кроме того, судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

Исходя из изложенного, кассационная инстанция поддерживает вывод судебных инстанций о том, что налоговый орган не может рассчитывать экономическую рентабельность и окупаемость проекта - в данном случае приобретение недвижимого имущества.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 15 марта 2010 г. по делу N А62-3524/2009 пояснил, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью.

ФАС отметил, что НК РФ регулирует налогообложение прибыли организаций и устанавливает в этих целях определенную соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

В силу принципа свободы экономической деятельности  налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 28 января 2010 г. по делу N А55-4259/2009 указал, что установление наличия разумных экономических причин в действиях плательщика осуществляется с учетом обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской деятельности.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

При этом возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

ФАС Московского округа в Постановлении от 4 февраля 2010 г. N КА-А40/149-10 отклонил довод о том, что осуществляемая заявителем деятельность является экономически нецелесообразной и направлена только на получение налоговой выгоды, поскольку источником денежных средств для оплаты товаров послужили заемные средства.

Из материалов дела следовало, что доказательства неисполнения заявителем обязательств по кредитным договорам и невозможности их исполнения в будущем налоговым органом не представлены.

Здесь ФАС указал, что экономическая целесообразность действий налогоплательщика не относится к сфере налогового контроля, так как налогоплательщик свободен в выборе форм и методов осуществления предпринимательской деятельности.

При этом использование заемных средств, в том числе средств учредителя, для осуществления предпринимательской деятельности гражданским и налоговым законодательством не запрещено.

ФАС Московского округа в Постановлении от 8 февраля 2010 г. N КА-А40/187-10 указал, что хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности, а в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением законодательства о налогах.

ФАС отметил, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

ФАС Московского округа в Постановлении от 24 декабря 2009 г. N КА-А40/13939-09 признал, что, предоставляя заем по договорам беспроцентного займа, плательщик действовал в собственных экономических интересах, поскольку у него были конкретные хозяйственные цели, а именно, поддержка дочерних обществ.

Как указал ФАС, то обстоятельство, что заявителем не представлено доказательств того, что дочерние организации находились в неблагоприятном экономическом положении, само по себе не свидетельствует о необоснованности понесенных налогоплательщиком расходов.

При этом судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Следовательно, нормы Налогового кодекса Российской Федерации не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли.

ФАС Московского округа в Постановлении от 7 декабря 2009 г. N КА-А40/13235-09 пояснил, что в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения экономического результата с меньшими затратами.

ФАС отметил, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

Обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях этой деятельности, а не о ее результате.