Клерк.Ру

Продолжение пьесы «Однажды в налоговой»: появляется ОБЭП

1651

Как и обещали, публикуем продолжение пьесы «Однажды в налоговой». Она участвовала в международном конкурсе «ЛитоДрама» и получила специальный приз.

Начало пьесы было на прошлой неделе. Сегодня представляем картины 3, 4 и 5. Продолжение в следующий понедельник. 

Картина 3

Сумрачный кабинет. Холодно. Главный бухгалтер — пожилая, безвкусно одетая женщина в накинутом на плечи пальто. Директор и Сергей Ильич — в куртках. Стол в виде буквы Т. Во главе стола — директор совхоза, по сторонам — напротив друг друга — Сергей Ильич и главный бухгалтер.

Сергей Ильич. (Резко, напористо — главному бухгалтеру). У вас котельная отапливает школу, правильно? Эти расходы на производство не относятся, правильно? Так почему вы возмещаете себе НДС с суммы оплаты за газ? Вы что, инструкции ГНС никогда не читаете? А теперь получается большая сумма недоимки, и штраф стопроцентный. И пеня еще приличная! О чём вы раньше думали?

Главный бухгалтер молчит, опустив голову. Директор яростно теребит узел галстука.

Сергей Ильич. (Значительно тише). Анна Павловна! Ну хотя бы позвонили, проконсультировались. Я ведь вам никогда не отказывал в совете. Ведь правда же? ... А вы молчком, на свой страх, так сказать, и риск все сделали. Я вам теперь помочь при всем желании не смогу.

Директор. (Хрустя пальцами). Простите, пожалуйста, но за счёт чего нам в таком случае отапливать школу? Ладно, мы здесь в конторе мёрзнем! Но там же дети учатся, поймите, дети!! В совхозе и так страшный кризис с финансами. Я не вру, мы эти деньги за газ по сусекам буквальным образом выгребаем. Зарплату не выплачиваем! Это реально последнее. Вы своими штрафами в двести, в триста процентов у нас всё вымыли! Практически всё!

Сергей Ильич. (Твёрдо). Я все прекрасно понимаю. Но по закону, не я его принимал, поймите! такие расходы осуществляются за ваш собственный счёт, из прибыли, остающейся у вас в распоряжении.

Сергей Ильич пытается достать книгу из папки. Директор раздражённо отмахивается.

Директор. Не показывайте,  я вам и так верю! Вы лучше скажите, что нам сейчас делать – такие суммы мы не выплатим; и за газ заплатить не сможем, и вообще, мы давно на картотеке висим.

Пауза. Сергей Ильич мучительно закатывает глаза, постукивает пальцами по столу, сжимает губы в полоску.

Сергей Ильич. Ну, я же тоже не враг вам! (С надеждой). Отдайте в муниципальную собственность – по закону положено. Скиньте эту обузу со своего плеча.

Главный бухгалтер истерически смеётся.

Главный бухгалтер. (С отчаянием). Да не берут они! Брыкаются. У нашего главы только на совхоз и надежда. Сергей Ильич, ну уж вам-то что надо объяснять – неужели вы сами не знаете!?

Сергей Ильич. (Решительно и быстро). Хорошо, буду откровенен. Вы меня лично знаете, и я вас знаю. Поэтому — честно. Ситуация такая. Если я не отражу в акте эти нарушения, то придётся вашу финансовую документацию и дальше просматривать, потому что «пустой» - без доначислений - я от вас уйти не могу никак. А тут и так сумма приличная получилась, а что я ещё могу найти? И сроки поджимают, между прочим. И у нас тоже план! Да, да — у нас тоже есть план!

Сверху давят как в соковыжималке. Иван Алексеевич что может? Ничего. А план по нарушениям из области такой спустили, что хоть по ночам работай! (Машет рукой). Но и это не всё! Через год из областной налоговой приедет к нам проверка. У них — свой план.  Вот устроят нам перепроверку у вас в совхозе, да ещё по этому самому периоду! И что? Такую ошибку не заметить сложно... И что тогда? Меня, в лучшем случае, уволят. Это в лучшем. А в худшем — потянут в налоговую полицию - будут коррупцию шить. И вас будут тягать! Ну и если меня даже и не посадят — куда я пойду работать потом? Вы меня тоже поймите!

Пауза.

Директор. (Неуверенно). А если к Ивану Алексеевичу всё-таки подойти?

Сергей Ильич. (Обречённо). А я вам расскажу, что будет. Он меня позовёт потом к себе, и скажет: «Придумай что-нибудь, Сергей Ильич!». А что я придумаю? Ничего?

Пауза. Директор нервно вертит пальцами карандаш.

Сергей Ильич. Вы уж меня извините, но я буду писать акт по всей форме. Я человек подневольный. (Решительно встаёт). Через неделю приезжайте в инспекцию. Получите акт, окончательные расчеты… И еще побеседуем. Извините, мне пора.

Сергей Ильич поворачивается и уходит. В руках у директора с хрустом ломается карандаш. 

Картина 4

Кабинет начальника налоговой инспекции. Начальник на своём месте, Сергей Ильич сидит напротив, положив руки на колени.

Начальник. Принимай, Сергей, новую должность!  Будешь возглавлять отдел ККМ и контроля за оборотом алкогольной продукции. Подчиняться будешь лично мне.

Начальник достаёт из пачки сигарету, закуривает, и откидывается на спинку стула.

Пауза.

Сергей Ильич внимательно смотрит на начальника.

Начальник. Елизавета Николаевна переезжают с мужем в город. Я не могу её удерживать, естественно. Тем более, она вроде бы в областную переходит. Зачем ссориться? ... Вот и заявление ее, кстати.

Начальник передаёт Сергею Ильичу бумагу, тот бросает быстрый взгляд, и возвращает обратно.

Начальник. Хватит тебе на документальных проверках сидеть – там у нас и женщин хватает. А на этой должности мне нужен именно крепкий и умный мужчина. Как ты, например.

Сергей Ильич вопросительно смотрит на начальника. Начальник гасит сигарету, кашляет, звонит по телефону.

Начальник. (В трубку).  Ирина, принеси мне кофе, пожалуйста!.. Да, покрепче. Как всегда. (Поворачивается к Сергею Ильичу). Придется ездить в рейды. И в выходные дни, и поздно вечером. С ребятами из милиции, из полиции… Гм-м, прочих органов… А там мало ли чего может случиться – так что работа вполне мужская… И оклад тебе тоже повысим. Давно пора.

Сергей Ильич уходит в себя, молчит в задумчивости.

Начальник. (Терпеливо). Ну что, согласен?

Пауза.

Начальник. (Раздражённо). Ну что? Не слышу.

Сергей Ильич выходит из оцепенения. Смущается.

Сергей Ильич. Согласен, конечно. Просто неожиданно немножко. Извините, я слегка растерялся даже.

Начальник. (Радушно). Бывает, не переживай. Ты мужик грамотный, работник толковый – ты справишься. (С улыбкой). Я в тебя верю... Всё, не задерживаю, иди принимай дела. С понедельника приступай к исполнению. Через две недели на семинар в область отправим.

Сергей Ильич снова берётся за телефон. Сергей Ильич уходит, в дверях сталкивается с Ириной, несущей кофе. Она делает ему большие глаза и улыбается. Сергей Ильич улыбается в ответ. Уходит.

Картина 5

Ночь. Глухой деревянный забор. Видно крыльцо с горящей над ним лампой. У углу сцены — автомобиль с потушенными фарами. Около него — четыре человека: два молодых спортивных парня в гражданском из ОБЭП, Сергей Ильич, и человек в милицейской форме — местный участковый. Говорят очень тихо.

Участковый. Тут она живёт — эта самогонщица. Торгует левой водкой уже почти год. Соседи периодически стучат на неё, но стараются это делать анонимно. Скажешь — пойдёшь в свидетели? Ага, сейчас! Прямо кинулись все! Сразу в кусты... Да и обвинять-то их трудно. Это же хутор! За такие дела и спалить могут, или утопить.

Обэповцы усмехаются.

Участковый. Ну, может и не утопят, конечно, но всё равно — найдут что сделать. Тут ведь как получается? У этой тётки водку берёт весь хутор: и кто доносит, и кто не доносит.

Обэповец. Без свидетелей тётку можно взять только с поличным. Обыск в жилом доме без ордера проводить законом запрещено. А нам этот ордер никто не даст.

Участковый. Парни. Давайте так. Я вам помогу, чем смогу. Только так, чтобы об этом тут никто не узнал. Мне ведь тут жить. А я не шучу — подожгут, или утопят.

Обэповец. Да ладно, мы что — не понимаем что ли? Как будто первый раз? Не переживай!

Участковый. Не продаст она вам ничего, парни. Она только местным, кого хорошо знает, продает. Хитрая, стерва. За лишним не гонится. Ей и тех денег, что с хутора посасывает, вполне хватает.

Обэповец. Ладно, постоим, посидим в машине, подождём. Может, кто и нарисуется? Мало ли?

Все присаживаются на корточки. Молчат, ждут. Слышен звук шагов. Вдоль забора двигается испитая личность. Проходит в калитку, поднимается на крыльцо, стучит в дверь, забирает бутылку у женщины, которая открывает дверь, рассчитывается с ней. Обэповцы, Сергей Ильич внимательно наблюдают за этим. Участковый осторожно уходит в тень. Испитая личность идёт вдоль забора обратно.

Обэповец. За ним! Хватайте его!

 

Обэповцы бегут, хватают испитую личность, вырывают бутылку, начинают трясти за шиворот.

Обэповец. Где купил водку!? Колись, гад!

Испитая личность. Да отстаньте! Не трогайте! Мое это! Сам сделал! Что вы ко мне пристали?! Я ничего не нарушал! (Пытается вырвать бутылку).

Обэповец бьёт испитую личность по лицу, тот падает, как подкошенный. Второй обэповец бьёт упавшего ногами. Отходят.

Первый обэповец. (Другому). Он эту тётку не сдаст. Если сдаст, ему тут никто ничего не продаст, тем более если в долг. Он лучше сядет, чем сдаст. Лучше сдохнет, сука!! ... Иначе ему тут точно хана... Короче, бесполезно.

Второй обэповец. Да, точно. Бесполезняк. Глухо. Хоть убей!

Он возвращается к испитой личности. Тот успел подняться на колени. Обэповец ещё раз бьёт его ногой. Испитая личность снова молча валится на землю.

Сергей Ильич. (Грустно — сам себе). Результат — ноль. А чем я отчитываться буду?

Специально для Клерк.Ру

Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением редакции.
Мнения
 
Люди которым это нравится