Клерк.Ру

Конституционный Суд Российской Федерации: Определение № 1243-О от 29.05.2019 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шварцберга Вадима Михайловича на нарушение его конституционных прав частью девятой статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 199 Уголовного кодекса Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.М. Шварцберга вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,


	установил:


	1. Гражданин В.М. Шварцберг, осужденный за совершение в составе группы лиц по предварительному сговору уклонения от уплаты в особо крупном размере налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, оспаривает конституционность части девятой статьи 144 УПК Российской Федерации «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» и статьи 199 «Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов» УК Российской Федерации.

📌 Реклама
Отключить

По мнению заявителя, оспариваемые им нормы не соответствуют статьям 19 и 49 Конституции Российской Федерации, поскольку часть девятая статьи 144 УПК Российской Федерации позволяет возбуждать уголовное дело о преступлении, предусмотренном статьей 199 УК Российской Федерации, без соответствующего заключения налогового органа и при отсутствии признаков данного преступления и налогового правонарушения, а статья 199 УК Российской Федерации в силу своей неопределенности позволяет привлекать к уголовной ответственности фактического руководителя (не занимающего должность руководителя или главного бухгалтера) организации, которая подала по правилам подпункта 2 пункта 4 статьи 81 Налогового кодекса Российской Федерации уточненную налоговую декларацию.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

📌 Реклама
Отключить

2.1. Конституционный Суд Российской Федерации уже обращался к вопросу об оценке конституционности пункта 3 статьи 1 Федерального закона от 22 октября 2014 года N 308-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым статья 144 УПК Российской Федерации была дополнена частями седьмой, восьмой и девятой, закрепившими порядок взаимодействия следователя и налогового органа при возбуждении уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.1 УК Российской Федерации. В Определении от 27 сентября 2016 года N 2153-О Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Действующее законодательство, предусматривая различные процессуальные механизмы выявления налоговых правонарушений, нарушений законодательства о налогах и сборах, содержащих признаки административного правонарушения или преступления, не дает оснований считать соответствующие процедурные правила противоречащими конституционным требованиям справедливости, определенности и необходимости. При этом применение данных механизмов, равно как принятие решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела не могут быть произвольными, а наоборот, должны отвечать требованиям законности и обоснованности, соблюдение которых оценивается судом как при рассмотрении уголовного дела по существу, так и в рамках предварительного судебного контроля. К тому же суд наделен широкими полномочиями, обеспечивающими законность производства по уголовному делу, полноту и достоверность установления его обстоятельств и позволяющими признать недопустимыми полученные с нарушением закона доказательства, в том числе ввиду неправомерности возбуждения уголовного дела, привлечь сотрудников налогового органа в качестве специалистов или экспертов, назначить повторную экспертизу, постановить оправдательный приговор, в частности в связи с толкованием сомнений в виновности в пользу обвиняемого, и т.д. Изменение же порядка возбуждения уголовных дел о тех или иных преступлениях относится к дискреционным полномочиям законодателя, который вправе с учетом социально-экономических, организационных и других условий избирать ту или иную модель правового регулирования; оценка целесообразности избранного варианта уголовной и уголовно-процессуальной политики к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится.

📌 Реклама
Отключить

Жалоба В.М. Шварцберга, оспаривающего конституционность части девятой статьи 144 УПК Российской Федерации, не дает оснований для иных выводов.

2.2. В сфере уголовно-правового регулирования — в силу статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, основанной на принципе nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе), — особое значение приобретает требование определенности правовых норм, поскольку, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, уголовное законодательство является по своей природе крайним (исключительным) средством, с помощью которого государство реагирует на факты противоправного поведения в целях охраны общественных отношений, если она не может быть обеспечена должным образом с помощью правовых норм иной отраслевой принадлежности. Уголовная ответственность может считаться законно установленной лишь при условии, что она соразмерна характеру и степени общественной опасности криминализируемого противоправного деяния, а его составообразующие признаки, наличие которых в совершенном деянии, будучи основанием уголовной ответственности, позволяет отграничивать его от иных противоправных, а тем более законных деяний, точно и недвусмысленно определены в уголовном законе, непротиворечиво вписывающемся в общую систему правового регулирования (постановления от 27 мая 2008 года N 8-П, от 13 июля 2010 года N 15-П, от 17 июня 2014 года N 18-П, от 16 июля 2015 года N 22-П и др.).

📌 Реклама
Отключить

Статья 199 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов, путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере (часть первая), а также за то же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или в особо крупном размере (часть вторая).

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней (Постановление от 8 декабря 2017 года N 39-П). Принципы справедливости и соразмерности предполагают пропорциональность не только в санкциях, но и в условиях освобождения от ответственности в зависимости от тяжести содеянного, причиненного ущерба, степени вины и других существенных обстоятельств, не исключая поощрения налогоплательщиков к правомерному поведению в фискальных правоотношениях. При этом неуплата налога в срок должна быть компенсирована погашением задолженности по налоговому обязательству и полным возмещением ущерба, понесенного казной вследствие несвоевременного внесения налога (Постановление от 6 февраля 2018 года N 6-П).

📌 Реклама
Отключить

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 мая 2003 года N 9-П признал, что статья 199 УК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих правовых норм предусматривает ответственность лишь за такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил. Тем самым при привлечении к уголовной ответственности должны учитываться нормы не только уголовного, но и налогового законодательства, к которому статья 199 УК Российской Федерации прямо отсылает (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года N 478-О).

В Постановлении от 8 декабря 2017 года N 39-П Конституционный Суд Российской Федерации также указал, что особенность правонарушений, совершаемых в налоговой сфере организациями, заключается в том, что, будучи юридическим лицом, организация совершает противоправное деяние опосредованно — через действия соответствующих физических лиц (обычно руководителей или работников, выполняющих функции бухгалтера), которые тем самым совершают административное правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность. При этом субъекты налоговых преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, а также иные лица, чьи противоправные действия привели к непоступлению налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный этими противоправными действиями имущественный ущерб соответствующему публично-правовому образованию. Кроме того, в случаях, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. de facto не является самостоятельным участником экономической деятельности), не исключается возможность привлечения такого физического лица к ответственности за вред, причиненный бюджету в связи с совершением соответствующего налогового преступления.

📌 Реклама
Отключить

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 7 постановления от 28 декабря 2006 года N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» разъясняет, что к субъектам преступления, предусмотренного указанной статьей, могут быть отнесены руководитель организации-налогоплательщика, главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера), в обязанности которых входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий. К числу субъектов данного преступления могут относиться также лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 июня 2011 года N 852-О-О и от 19 ноября 2015 года N 2731-О).

📌 Реклама
Отключить

Следовательно, статья 199 УК Российской Федерации не является неопределенной и не может расцениваться как нарушающая права заявителя в указанном в его жалобе аспекте. Проверка же обоснованности правоприменительных решений по уголовному делу, основанных на положениях данной статьи, как требующая выяснения фактических обстоятельств и оценки доказательств, послуживших основанием для ее применения, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 3 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации


	определил:


	1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шварцберга Вадима Михайловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

📌 Реклама
Отключить

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН


📌 Реклама
Отключить