Клерк.Ру

НДФЛ, жалобы в налоговые органы, кадастровая стоимость. Дайджест судебных споров

59

Уважаемые коллеги, добрый день!

В сегодняшней подборке любопытных налоговых дел особо отмечаем:

  1. Вознаграждение топ-менеджера российской компании облагается российским НДФЛ даже если сотрудник выполняет свою управленческую работу исключительно за пределами страны;
  2. Неправильно заверенная копия доверенности – не повод оставлять без рассмотрения жалобу в вышестоящий налоговый орган;
  3. Хотите одеть своего директора за счет компании в хороший костюм? Только в фирменную спецодежду, иначе - НДФЛ;
  4. Развитие на местах практики по мотивам известного дела Юмакса и кадастровой чехарды в Москве 2016 года;

И многое другое...

Международное налогообложение

Вознаграждение коммерческого директора российской организации является доходом от источников в России вне зависимости от места осуществления им своих управленческих обязанностей

По итогам проверки налоговый орган установил, что российская организация не удержала в качестве налогового агента НДФЛ с дохода гражданина Республики Беларусь в виде вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей на территории Беларуси (вне места нахождения работодателя в силу дистанционного характера работы).

По мнению налогового органа, доходы в виде вознаграждения за выполнение трудовых функций руководящими работниками признаются полученными от источников в РФ независимо от места, где фактически исполнялись возложенные на этих лиц управленческие обязанности. В соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 208 НК РФ вознаграждение директоров и иные аналогичные выплаты, получаемые членами органа управления организации (совета директоров или иного подобного органа) - налогового резидента РФ, местом нахождения (управления) которой является РФ, рассматриваются как доходы, полученные от источников в РФ, независимо от места, где фактически исполнялись возложенные на этих лиц управленческие обязанности или откуда производились выплаты указанных вознаграждений

Налоговый агент в свою очередь ссылался на отсутствие указанного физического лица в составе членов совета директоров и общего собрания.

Тем не менее, суд отклонил довод налогового агента и рассмотрел спор в пользу налогового органа, исходя из того, что вышеназванной нормой НК РФ предусмотрено удержание налога у источника выплаты с вознаграждений всех директоров организации (в том числе генерального, коммерческого, исполнительного) и иных аналогичных выплат, получаемые членами органа управления организации.

К тому же в штатном расписании российской организации должность коммерческого директора отражена в должностях «Дирекция» и обозначена следующей после генерального директора с установлением соответствующего размера оклада для руководящего состава

(постановление 18 ААС от 28.08.2019 по делу № А76-39122/2018,

ООО "СТЛЦ "Белаз_Урал")

Общие положения налогового законодательства

Незначительные нарушения при оформлении доверенности на подписание жалобы на представителя в виде ее заверения им самим не признаны основанием для оставления жалобы на решение ИФНС без рассмотрения

Налогоплательщиком была подана жалоба в вышестоящий налоговый орган (Управление ФНС) на решение ИФНС. При этом такую жалобу он был вынужден подать трижды, поскольку: 1) первоначальная жалоба оставлена на основании п. 1 ч. 1 ст. 139 НК РФ без рассмотрения, в связи с отсутствием, по мнению УФНС, приложения к жалобе документа удостоверяющего полномочия представителя подписавшего жалобы, поскольку приложенная копия доверенности на представителя заверена им самим, что является нарушением ст. 26 НК РФ и ст. 185 ГК РФ; 2) вторая жалоба оставлена без рассмотрения, в связи с отсутствием по данным УФНС приложенной к жалобе доверенности; 3) третья жалоба оставлена без рассмотрения в связи с истечением срока на обжалование.

При рассмотрении дела установлено, что к первоначальной жалобе налогоплательщик приложил копию доверенности на представителя, подписанную конкурсным управляющим и заверенную представителем. УФНС, оставляя жалобу без рассмотрения указало, что заверенная подписью уполномоченного представителя копия доверенности не считается надлежащим заверением, в связи с чем данная доверенность не принимается в качестве документа, удостоверяющего полномочия лица, подписавшего жалобу.

Признавая позицию УФНС неправомерной, суд указал, что заверение приложенной к жалобе копии доверенности не законным представителем (руководителем организации), а самим представителем является несущественным и формальным нарушением положений ГОСТ, носящими, к тому же не обязательный, а рекомендательный характер в соответствии с положениями Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании».

К тому же при подаче повторной жалобы налогоплательщик исправил указанное выше формальное нарушение, приложив к жалобе копию доверенности, заверенную подписью конкурсного управляющего и печатью.

Суд также дал оценку доводу налогового органа о том, что ко второй жалобе доверенность вообще не была приложена, отметив следующее. В самом тексте жалобы прямо поименовано приложение заверенной копии доверенности, при этом налоговый орган проставил отметку о принятии жалобы, в которой прямо указано на получение жалобы на 24 листах, с приложением на 1 листе. В данном случае, надлежащим доказательством отсутствия приложений к жалобе, при указании таковых в ее тексте, будет являться акт осмотра документа, составленный в присутствии лица, передающего жалобу и подписанный уполномоченными лицами налогового органа. В отсутствие такого документа как акт единственным доказательством наличия или отсутствия приложения к жалобе будет являться отметка на жалобе о принятии, с указанием на наличие приложений и количества листов, что полностью соответствует Административному регламенту, утвержденному Приказом Минфина России от 02.07.2012 № 99н и Типовой инструкции по делопроизводству, утвержденной Приказом ФНС России от 01.07.2014 № ММВ-7-10/346@.

(решение АС г. Москвы от 22.08.2019 по делу № А40-33401/2019,

ООО "Домотека")

Незаконность внесудебного взыскания налога в период действия обеспечительных мер не свидетельствует о том, что налоговый орган не вправе реализовать свое право на взыскание налога в судебном порядке

По ходатайству налогоплательщика судом были приняты обеспечительные меры в виде приостановления действия решения налогового органа о доначислении налога до вступления в законную силу судебного акта по спору о законности его доначисления.

Впоследствии законность доначисления налога была подтверждена судебными актами, а обеспечительные меры отменены. Однако еще в период действия этих мер налоговым органом было принято решение о взыскании налога за счет денежных средств налогоплательщика в банках, а затем и решение о взыскании налога за счет имущества должника.

Оба решения о взыскании отменены вышестоящим налоговым органом, поскольку в период действия обеспечительных мер налоговый орган не вправе предпринимать действия по принудительному взысканию налога.

В связи с этим налоговый орган обратился в суд с требованием о взыскании ранее доначисленного налога.

Суды двух инстанций при первоначальном рассмотрении дела (в пользу налогоплательщика) пришли к выводу о том, что в данном случае невозможность фактически реализовать взыскание задолженности в административном порядке по причине допущенных налоговым органом нарушений законодательства не свидетельствует о наличии у налогового орган права на обращение в суд с заявлением о взыскании задолженности.

Суд кассационной инстанции с такой позицией не согласился. Сначала дело было направлено на новое рассмотрение с указанием на то, что поскольку налоговый орган не реализовал право на принятие решения о взыскании задолженности за счет денежных средства налогоплательщика на счетах в банках в срок, установленный п. 3 ст. 46 НК РФ, то он был вправе обратиться в суд с заявлением о взыскании НДС, пени и штрафа.

При повторном рассмотрении дела (в пользу налогового органа) суд отметил, что состоявшаяся защита прав налогоплательщика от незаконного принятия налоговым органом мер по взысканию задолженности в период действия обеспечительных мер не может лишать налоговый орган возможности взыскания соответствующих сумм в судебном порядке при соблюдении условий на обращение суд, установленных п. 3 ст. 46 НК РФ.

(постановление АС Восточно-Сибирского округа от 02.09.2019 по делу № А33-25411/2017,

ООО "Стройсервис")

НДС

Квалификация судом неотработанной подрядчиком части аванса в качестве его неосновательного обогащения не является основанием для неисчисления НДС с этой части 

Между налогоплательщиком (подрядчик) и контрагентом заключен договор строительного подряда на условиях авансирования выполняемых работ. Налогоплательщик получил аванс, исчислив с него НДС.

Впоследствии между сторонами возник спор относительно объема и стоимости выполненных работ. По итогам судебного разбирательства было установлено, что стоимость работ оказалась меньше суммы аванса и на стороне налогоплательщика образовалось неосновательное обогащение в виде неотработанной части аванса, которая должна быть возвращена заказчику.

В связи с этим налогоплательщик представил уточненную декларацию, в которой уменьшил сумму НДС с аванса исходя из того, что та часть аванса, которая признана неосновательным обогащением, не может облагаться НДС.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в пользу налогового органа, исходя из того, что денежные средства, полученные в счет предстоящего выполнения работ и взысканные решением суда по другому делу, правомерно квалифицированы после расторжения договора подряда для целей налогообложения НДС как возврат заказчику предварительной оплаты по такому расторгнутому договору, вне зависимости от того, как они поименованы в решении суда о взыскании с налогоплательщика денежных средств: взыскание аванса или взыскание денежных средств применительно к правилам об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

В данном случае взысканию подлежит именно ранее полученная оплата и списание денежных средств по исполнительному листу в пользу контрагента не может быть расценено иначе как фактический возврат аванса.

При этом налогплательщик не возвратил контрагенту неотработанные авансы.

(постановление АС Северо-Кавказского округа от 02.09.2019 по делу № А53-41734/2018,

ООО "РКС Групп")

ОЦЕНКА TAXOLOGY

Достаточно предсказуемый исход дела несмотря на стремление налогоплательщика за счет уже последующей (а не изначальной) гражданско-правовой переквалификации поступившего платежа уменьшить налоговую базу по НДС. Для судов было вполне очевидным, что на момент исчисления налога спорный платеж являлся именно авансом (он не был неосновательно полученным, соответственно, на тот момент не являлся неосновательным обогащением). Не утрачивает он своих качеств аванса и после возникновения у налогоплательщика обязательства по возврату неосновательного обогащения, когда именно аванс (как изначальная и последующая характеристика/свойство платежа) подлежит возврату, но возвращается он в в своем новом качестве (в качестве неосновательно удерживаемого аванса). Таким образом, оставаясь по своей сути авансом он влечет иные налоговые последствия, связанные с его возвратом, нежели уменьшение изначально определенной налоговой базы.

НДФЛ

Компенсация подотчетному лицу затрат на приобретение товаров облагается НДФЛ, если не доказано, что эти товары приобретены для нужд его работодателя

По итогам выездной проверки налоговый орган пришел к выводу о занижении налогоплательщиком налоговой базы при исчислении НДФЛ в отношении своего подотчетного лица на сумму доходов, полученных последним в натуральной форме в виде товаров (одежда, обувь) и услуг. Эти товары/услуги приобретались для собственных нужд этого лица, а документы, подтверждающие их приобретение, отражались в авансовых отчетах и передавались в бухгалтерию в целях отражения на счетах бухгалтерского учета с целью дальнейшего возмещения затрат. При этом в ходе анализа документов налоговым органом установлено, что товары приобретались подотчетным лицом исходя их своих размеров, то есть для себя, для личного потребления.

Налогоплательщик в качестве возражений ссылался на Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с рассмотрение главы 23 НК РФ (утв. Президиумом ВС РФ 21.10.2015).

При рассмотрении дела установлено, что в проверяемом периоде подотчетным лицом приобретались брюки, рубаки поло, сорочки, пальто, туфли, пиджак, куртка, ботинки.

При этом приобретаемые одежда и обувь не являлись спецодеждой в соответствии с п. 2 Методических указаний по бухгалтерскому учету специального инструмента, специальных приспособлений, специального оборудования и специальной одежды, утвержденных Приказом Минфина РФ от 26.12.2002 № 135н, согласно которому специальная одежда - средства индивидуальной защиты работников организации.

Также эта одежда не являлась фирменной одеждой, той, что в отличие от повседневной, предполагает наличие на ней логотипов предприятия для того, чтобы при виде человека, одетого в одежду, которую можно расценить как фирменную для сотрудников предприятия, потребитель, клиент, потенциальный контрагент вправе предполагать, что имеет дело с представителем предприятия, уполномоченного на решение соответствующих вопросов.

Налогоплательщиком в ходе проверки не предоставлены доказательства того, что на приобретаемой подотчетным лицом одежде были логотипы налогоплательщика или им были проведены затраты па вышивку логотипов.

Им не доказано, что приобретение одежды для руководителя обусловлено обеспечением необходимых условий труда, повышением эффективности выполнения трудовой функции т.п.

Таким образом, доначисление НДФЛ в данном случае является правомерным.

(решение АС Свердловской области от 29.08.2019 по делу № А60-31602/2019,

АО "Тагилхлеб")

Налог на имущество организаций

Суд признал, что кадастровая стоимость здания, установленная Постановлением Правительства Москвы № 937-ПП не соответствует его рыночной стоимости, руководствуясь судебным актом по другому делу и проведенной в его рамках оценочной экспертизой

По итогам камеральной проверки налогоплательщику доначислен налог на имущество организаций за 2016 год в связи с занижением налоговой базы в отношении принадлежащего ему нежилого здания.

По мнению налогового органа, в спорный период общество должно было исчислять и уплатить налог на имущество организаций на основании кадастровой стоимости здания, определенной Постановлением Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП , при этом результаты кадастровой оценки, утвержденные Постановлением Правительства Москвы от 21 ноября 2014 года № 688-ПП «Об утверждении результатов государственной кадастровой оценки объектов капитального строительства», не применимы в спорный налоговый период.

При рассмотрении спора о правомерности доначисления данного налога было установлено, что у налогового органа на момент проведения камеральной проверки в распоряжении были результаты кадастровой стоимости спорного объекта недвижимости на одну и ту же дату - 01 января 2016 года:

1)    согласно Постановлению Правительства Москвы от 21 ноября 2014 года № 688-ПП, которое охватывало период действия с 01.01.2015 по 31.12.2015; с 01.01.2016 по 31.12.2016 в размере 504 497 867,29 руб.

2)    согласно Постановлению Правительства Москвы от 29.11.2016 года № 790-ПП, которым была утверждена кадастровая стоимость здания на 01.01.2016 в размере 1 049 931 193,76 руб.,

3)    согласно Постановлению Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП, которым была увеличена кадастровая стоимость здания – на 01.01.2016 она составила 1 550 327 347, 89 руб.

Кроме того, решением Мосгорсуда от 13.07.2018 по другому (административному) делу кадастровая стоимость спорного здания по состоянию на 01.01.2016 установлена в размере 605 533 000 руб. и применяется к налоговым правоотношениям на период 2017 года. При этом данная стоимость (605 533 000 руб.) была определена согласно заключению судебной оценочной экспертизы по тому делу.

Рассматривая спор в пользу налогоплательщика и признавая доначисление незаконным (частично) суд отметил, что одному и тому же объекту недвижимого имущества на одну и ту же дату – 01.01.2016 были даны три разные оценки кадастровой стоимости, что прямо противоречит закону.

Кадастровая стоимость, утвержденная Постановлением № 688-пп на 01.01.14 в размере 504 497 867,29 руб. и кадастровая стоимость, установленная решением суда на 01.01.16 г. в размере 605 533 000 руб. соразмерны, соответствуют рыночной стоимости здания.

Стоимость здания, установленная Постановлением № 937-ПП в размере 1 550 327 347, 89 руб. значительно превышает стоимость здания, утвержденную, в том числе, решением суда, что подтверждает доводы налогоплательщика о незаконности применения налоговым органом кадастровой стоимости, утвержденной Постановлением № 937-ПП.

(решение АС г. Москвы от 30.08.2019 по делу № А40-83998/18,

ООО "Меркурий+")

ПРИМЕЧАНИЕ

Здесь мы снова возвращаемся к известной теме, связанной с оценкой правомерности доначисления налога на имущества организаций в связи с принятием Постановления № 937-ПП и его последующего судебного оспаривания. В данном случае обращает на себя внимание то, что суд в рамках данного дела не стал проводить какую-либо отдельную судебную экспертизу по установлению рыночной стоимости здания (как это было рекомендовано, например, ВС РФ в деле № А40-232515/17 ООО «ЮМАКС»), а исходил из того, что кадастровая стоимость, ранее установленная на основании судебной экспертизы по другому делу (причем применимая уже к следующему налоговому периоду – 2017 году), соответствует рыночной стоимости спорного здания. 

Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.

Taxology - одна из наиболее успешных юридических фирм в сфере разрешения налоговых споров: с 2015 года наши юристы одержали 12 побед в Верховном Суде. Hакопленный опыт и нацеленность на результат позволяют нам находить нестандартные решения и возможности там, где остальные видят лишь риски и проблемы