Клерк.Ру

Федеральный арбитражный суд Уральского округа: Постановление № Ф09-5107/09-С5 от 23.07.2009

Дело N А07-16719/2008

 

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Васильченко Н.С.,

судей Сирота Е.Г., Черкасской Г.Н.,

рассмотрел в судебном заседании жалобу общества с ограниченной ответственностью "Башкирский Клуб Кредиторов" (далее - общество "Башкирский Клуб Кредиторов") на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 24.02.2009 по делу N А07-16719/2008 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2009 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения соответствующей информации на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества "Башкирский Клуб Кредиторов" - Шакиров Э.В., директор (доверенность от 12.09.2000 N 2);

общества с ограниченной ответственностью "Чишмы" (далее - общество "Чишмы") - Ахматнабиев Ф.А. (доверенность от 07.04.2009).

 

Общество "Башкирский Клуб Кредиторов" обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к обществу "Чишмы" о взыскании 2 676 589 руб. неосновательного обогащения, 539 778 руб. процентов, начисленных за пользование чужими денежными средствами за период с 01.01.2009 по день фактической уплаты, исходя из ставки рефинансирования 12% годовых (с учетом уменьшения истцом исковых требований согласно ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Определением суда от 01.12.2008 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены сельскохозяйственный производственный кооператив "Имени 8 марта", Шарафутдинов Дамир Идиятович.

Решением суда от 24.02.2009 (судья Масалимов А.Ф.) в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2009 (судьи Серкова З.Н., Бабкина С.А., Сундарева Г.А.) решение суда оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Федеральный арбитражный суд Уральского округа, общество "Башкирский Клуб Кредиторов" просит судебные акты отменить, ссылаясь на неправильное применение судами ст. 382, 384, 390 Гражданского кодекса Российской Федерации.

 

Как установлено судом, между Шарафутдиновым Д.И. (цедент) и обществом "Башкирский Клуб Кредиторов" (цессионарий) заключен договор уступки прав требования от 28.08.2008 N 3, по которому Шарафутдинов Д.И. уступил истцу право требования 3 462 996 руб. неосновательного обогащения, полученного обществом "Чишмы" во исполнение соглашения от 01.03.2007 на основании актов приема-передачи от 01.03.2007 малоценных быстроизнашивающихся предметов на сумму 30 882 руб., горюче-смазочных материалов на сумму 119 997 руб., имущества на сумму 966 406 руб., имущества на сумму 2 284 920 руб., имущества на сумму 452 837 руб. За уступку права требования истец обязался погасить требования по исполнительному листу N 098570 Арбитражного суда Республики Башкортостан на взыскание с Шарафутдинова Д.И. в пользу общества "Башкирский Клуб Кредиторов" 222 387 руб.

К договору уступки прав требования подписан акт от 28.08.2008 о передаче документов, указанных в договоре уступки прав требования.

Общество "Башкирский Клуб Кредиторов", ссылаясь на договор уступки прав требования от 28.08.2008 N 3, обратилось в арбитражный суд с иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что истцу в рамках договора от 28.08.2008 N 3 передано несуществующее право требования к ответчику.

Выводы судов являются правильными и соответствуют действующему законодательству.

Согласно ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Существенным условием договора цессии является конкретизация обязательства, право требования по которому передается.

В договоре уступки прав требования от 28.08.2008 N 3 в качестве основания возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения стороны указали соглашение от 01.03.2007 и акты приема-передачи к нему от 01.03.2007.

Поскольку соглашение от 01.03.2007 в материалы дела не представлено, в актах приема-передачи не указаны индивидуальные признаки переданного имущества, суды пришли к верному выводу о том, что в нарушение положений ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации истцу передано несуществующее право требования.

Кроме того, судом апелляционной инстанции установлено отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что переданное по актам приема-передачи от 01.03.2007 имущество является собственностью Шарафутдинова Д.И.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали в удовлетворении требований общества "Башкирский Клуб Кредиторов" о взыскании с ответчика неосновательного обогащения и процентов.

Между тем, признавая ошибочным вывод суда первой инстанции о недействительности договора уступки прав требования от 28.08.2008 N 3, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из следующего.

Последствия передачи по договору цессии недействительного требования предусмотрены ст. 390 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По смыслу данной нормы передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием понимается как право (требование), которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право.

Из положений ст. 390 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности (существования) требования, которое передается новому кредитору. Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации").

С учетом того, что вывод суда первой инстанции о недействительности договора уступки права требования не привел к принятию неправильного решения, суд апелляционной инстанции оставил решение суда без изменения.

Доводы заявителя жалобы о неправильном применении судами ст. 382, 384, 390 Гражданского кодекса Российской Федерации основаны на неверном толковании норм материального права, в связи с чем подлежат отклонению судом кассационной инстанции.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 24.02.2009 по делу N А07-16719/2008 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2009 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Башкирский Клуб Кредиторов" - без удовлетворения.

 

Председательствующий
ВАСИЛЬЧЕНКО Н.С.

Судьи
СИРОТА Е.Г.
ЧЕРКАССКАЯ Г.Н.


Читайте подробнее: Цессия не зависит от существования передаваемого требования