Правозащитник Александр Хаминский оценил обстоятельства спора между Rambler и Игорем Сысоевым об изначальных правах на главный мировой веб-сервер Nginx.

Вы, наверняка, слышали, что 12 декабря Rambler Group заявила о владении исключительным правом на Nginx, программное обеспечение которого было разработано бывшим сотрудником компании Игорем Сысоевым. В тот же день в офисе компанииNginx в Москве прошёл обыск, а против Nginx, как выяснилось, по инициативе компании Lynwood Investments CY Ltd, представляющей интересы Rambler Group, было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 146 УКРФ.

По мнению юриста и общественного деятеля Александра Хаминского, в выдвинутых претензиях исходили из того, что наличие трудовых отношений является приоритетными обстоятельствами при любом споре о принадлежности объектов интеллектуальной собственности, созданных в период таких отношений. Однако же, как он отмечает, имеются также обстоятельства и условия, которые претенденту на исключительные права использования объектов интеллектуальной собственности ещё надлежит доказать.

«В соответствии с российским законодательством авторское право неподлежит специальной регистрации и возникает у гражданина в силусоздания им произведения. Этот же принцип относится и к смежным правам.Однако следует различать авторское право в чистом виде и исключительноеправо на использование произведения. При наличии трудовых отношений впериод создания произведения (как это и было в случае Игоря Сысоева) исключительным правом на использование такового произведения обладает работодатель. Это законодательная норма, и нет совершенно никакой необходимости дублировать её в трудовом договоре и иных обязательственных документах. Тем не менее, в случае возникновения подобного спора это обязанность работодателя – доказать, что действия,направленные на создание произведения, прямо или косвенно входят в трудовые обязанности работника. И вот это уже может быть прописано как всамом трудовом договоре и/или приложениях к нему, так и в должностной инструкции, акцептованной личной подписью работника», – заявил правозащитник.

В таких крупных компаниях, как Rambler, во избежание рисков нарушения законодательства системным администраторам, каковым и являлся Сысоев, запрещено использование нелицензированного программного обеспечения, тогда как создание собственного продукта обычно проходит все стадии документарного оформления: от формирования технического задания и утверждения персонального состава группы разработчиков до приёмки и передачи в дальнейшую эксплуатацию созданного продукта. Таким образом, если всё вышеперечисленное имело место, то обращение заинтересованного лица в правоохранительные органы вполне допустимо.

«Почему я считаю, что, скорее всего, ничего этого не было? Просто потому, что иначе такая крупная информационно-сетевая компания не могла бы не заметить появления на рынке стартапа стоимостью более $500 млн, который «поднялся» на принадлежащем интернет-гиганту продукте, ещё много лет назад», – добавил Хаминский.

Он также пояснил, что даже в ситуации с передачей Rambler’ом исключительного права инвест-компании Lynwood не всё очевидно: каким образом эти права были зафиксированы ранее? Почему вплоть до 2019 года никаких шагов, чтобы зафиксировать эти права, компанией Rambler предпринято не было? Была ли сделка, в настоящий момент оцениваемая в$670 млн возмездной и была ли проведена на некую сопоставимую попорядку сумму с корректным для рынка дисконтом? Всё это предстоит выяснить прежде, чем предъявление претензий станет правомерным.

Самым главным в этом споре является следующее: продукт был создан на территории России. Следовательно, к его обороту применяются нормы российского законодательства. И единственным возможным способом передачи прав в данном случае является цессия. Только она недопустима вслучае, если для первоначальных сторон имели значение личность должникаи кредитора. Кроме того, по трудовым отношениям 2002 г., о которых идёт речь в случае с Сысоевым, имеется позиция Верховного Суда РФ,выраженная в Постановлении Пленума от 23.04.2019 г. No 10: «Так, к служебным произведениям отнесены произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя».

Таким образом, не зависимо от наименования должности Сысоева в периодтрудоустройства, Рамблер должен подтвердить, что создание программных продуктов типа веб-сервера было отнесено к его компетенциям (должностной инструкцией либо трудовым договором) либо надлежащим образом оформленным служебным заданием. И любой из этих документов должен быть акцептован личной подписью работника.

На заседании, состоявшемся 16 декабря, Совет директоров Rambler Group поручил менеджменту холдинга обратиться в правоохранительные органы для прекращения уголовного дела против веб-сервера Nginx, а также разорвать отношения с компанией Lynwood Investments CY Ltd и предложить ей обратиться в правоохранительные органы с просьбой об отзыве своего заявления. 

Физлицо приобрело право требования. Потом должник погасил свою задолженность. Как считать НДФЛ?

Разъяснения на этот счет дал Минфин в письме № 03-04-05/76618 от 25.10.2018. Примечательно, что чиновники поменяли свою позицию по этому вопросу благодаря сложившейся судебной практике.

Теперь Минфин считает, что при определении налоговой базы по НДФЛ доходы, полученные от погашения ранее приобретенного права требования по договору займа, можно уменьшить на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этого права требования по договору уступки права требования.

Изменение позиции Минфина по вопросу обложения НДФЛ доходов, полученных от погашения прав требований, прокомментировал на своем канале налоговый юрист Максим Юзвак.

По итогам 2015 года рынок цессии банковской задолженности вырос на 62,96% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года и достиг 440 млрд рублей. Об этом говорится в исследовании компании «Секвойя кредит консолидейшн».

За 2009 год объем сделок не превысил 38 млрд рублей, за 2010 год – 63 млрд рублей, за 2011 год – 88 млрд рублей, за 2012 год – 130 млрд рублей, за 2013 год – 180 млрд рублей, а за 2014 год – 270 млрд рублей.

В 2015 году на рынке цессии появились совершенно новые тенденции. Так, доля незавершенных сделок достигла своего максимального значения и составила в среднем по итогам года 40% от общего выставленного на продажу объема. В прошлом году показатель не превышал 25%, в 2013 году – 9%, а в 2011 году – 5%.

Кроме того, в минувшем году банки стали выставлять на продажу рекордные по объему портфели – средний размер которых составлял около 15 млрд рублей против 10 млрд рублей годом ранее.

За год вдвое выросла средняя сумма долга на один проблемный кредит – до 140 тысяч рублей.

«По итогам 2015 года рынок цессии показал рекордный рост, в будущем он продолжит расти, однако темпы будут несколько ниже – по предварительным прогнозам в 2016 году он вырастет на 35%, в 2017 году – на 25%. Однако даже при подобном «снижении» сегодня это один из самых динамично растущих сегментов финансового рынка. Кроме того, положительной тенденцией станет существенное сокращение доли незакрытых сделок уже в 2016 году», – считает Елена Докучаева, президент «Секвойя кредит консолидейшн», слова которой приводятся в пресс-релизе компании.

Сразу несколько крупных коллекторов намерены стать активными игроками рынка продажи проблемных долгов. Участники рынка проявляют интерес к цессии на фоне ожиданий роста рынка, а также в связи с очередным ужесточением ЦБ РФ по резервам.

Будущие новые акционеры Национальной службы взыскания планируют более активно участвовать в покупке проблемной задолженности. В настоящее время НСВ не является активным игроком на рынке продажи долгов, агентство специализируется на взыскании долгов по агентской схеме. Планы по активному освоению рынка цессии также имеются и у другого крупного игрока – «Секвойя Кредит Консолидейшн».

Сейчас, по оценкам участников коллекторского рынка, крупнейшими игроками на рынке цессии являются ЭОС и Первое коллекторское бюро. В 2013 году, по подсчетам НСВ, общий объем рынка цессии составил 185 млрд. рублей. В НСВ ожидают, что в 2014 году рост составит примерно 20%. В ПКБ прогнозируют, что объем рынка по итогам 2014 года превысит 200 млрд. рублей, в «Секвойя Кредит Консолидейшн» полагают, что рынок вырастет до 220 млрд. рублей. Лидеры рынка цессии считают, что проблемных долгов хватит на всех желающих, пишет «Коммерсантъ».

По данным Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств, в 2012 году коллекторы получили от банков проблемные долги на сумму около 200 млрд. рублей, что на 37% превысило показатель 2011 года. Из этой суммы на сделки цессии (переуступка прав требования по кредитному договору) пришлось лишь 32,02%, остальные долги переданы в работу по агентской схеме.

Основной причиной охлаждения банков к цессии стало решение Верховного суда от 28 июня 2012 года, запретившего продажу долгов физлиц коллекторам при отсутствии в кредитном договоре согласия заемщика на это. После этого некоторые кредитные организации приняли решение отложить продажу долгов, списывать долги с баланса или подстраховаться, ограничив круг покупателей только банками, пишет газета «Коммерсантъ».

Несмотря на охлаждение рынка цессии в 2012 году, коллекторы ожидают, что в текущем году рынок оживится. По их прогнозам, это произойдет на фоне ужесточений ЦБ по резервированию проблемных розничных ссуд и активизации госбанков в расчистке балансов. Так, Сбербанк готовит к продаже портфель в 10-15 млрд. рублей, ВТБ 24 намерен продать долги на сумму более 10 млрд. рублей, Банк Москвы выставил на продажу долги на 3,5 млрд. рублей.

Отметим, что представители коллекторских агентств ожидают в 2013 году резкий рост объемов просроченной задолженности. По их прогнозам, если темпы роста кредитования замедлятся и будут ниже показателей 2012 года, рост просроченной задолженности может составить до 30%. В 2013 году объем банковских долгов в портфелях коллекторов может увеличиться на четверть. Уже сейчас коллекторы сталкиваются с должниками, на которых числятся несколько кредитов разных банков, и все они уже на просрочке. Напомним, что в настоящее время Клерк.Ру проводит опрос на тему «Как вы оцениваете работу коллекторских агентств в РФ?».

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении № А56-56549/2010 от 10.08.2011 подтвердил, что новый кредитор по договору цессии был вправе взыскивать с ответчика неустойку, которая не только обеспечивала исполнение им обязательства по оплате товара, но и являлась мерой ответственности за нарушение этого обязательства.

ФАС указал, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

В ближайшие полгода Сбербанк планирует продать задолженность «ИжАвто» государственной корпорации «Ростехнологии».

17 декабря прошлого года в присутствии премьера Владимира Путина Сбербанк, ГК «Ростехнологии» и АвтоВАЗ подписали меморандум о развитии «ИжАвто», в рамках которого и был заключен договор цессии. Задолженность ижевского завода перед банком «Ростехнологии» выкупят как за счет собственных, так и за счет бюджетных средств, сообщает РБК daily.

Долг «ИжАвто» перед Сбербанком оценивается в 9 млрд рублей. Всего же предприятие задолжало кредиторам около 13 млрд рублей.

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 24 мая 2010 г. по делу N А65-7731/06 указал, что нормами гражданского законодательства не предусмотрено, что при неуведомлении должника об уступке права требования, договор цессии считается незаключенным либо недействительным.

ФАС указал, что если должник письменно не был уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Указанной нормой определены возможные негативные последствия неуведомления должника об уступке права требования, под которыми законодатель понимает исполнение должником обязательства первоначальному кредитору.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 12 октября 2009 г. по делу N А53-23084/2008 указал, что право первоначального кредитора может безвозмездно переходить к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

ФАС отметил, что право и требование, принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке.

К новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, в том числе право на неуплаченные проценты. При этом договор цессии может быть безвозмездным, поскольку договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

ФАС Уральского округа в Постановлении от 23 июля 2009 г. N Ф09-5107/09-С5 пояснил, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности (существования) требования, которое передается новому кредитору.

ФАС пояснил, что передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права. 

При этом под недействительным требованием понимается как право, которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее право.

Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право.

ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 22 июля 2009 г. N Ф03-3350/2009 пояснил, что договор цессии не может содержать в себе уступаемое право требования, превышающее реально существующий объем прав.

ФАС указал, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. 

В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Поскольку на момент перехода права по спорному договору цессии объем прав общества не соответствовал фактически уступленному, требование, основанное на договоре цессии, не может быть удовлетворено, заключил ФАС.