Арбитражный суд Уральского округа: Постановление № Ф09-9287/16 от 20.10.2016

Дело N А76-26441/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17 октября 2016 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 20 октября 2016 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Вдовина Ю.В.,

судей Кравцовой Е.А., Сухановой Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Инвэкс" (далее - заявитель, общество "Инвэкс", налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 21.03.2016 по делу N А76-26441/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2016 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие генеральный директор общества "Инвэкс" - Дженис А.А. (решение от 04.10.2013 N 1), а также представители:

общества "Инвэкс" - Копылова М.Г. (доверенность от 18.01.2016);

Инспекции Федеральной налоговой службы по Калининскому району г. Челябинска (далее - инспекция, налоговый орган) - Салимов А.Ю. (доверенность от 05.07.2016).

 

Общество "Инвэкс" обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 26.05.2015 N 10865 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части пункта 2, 3 и решения N 153 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость (далее - НДС), заявленной к возмещению.

Решением суда от 21.03.2015 (судья Попова Т.В.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2016 (судьи Плаксина Н.Г., Арямов А.А., Малышев М.Б.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество "Инвэкс" просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права. Суд не принял во внимание при вынесении судебных актов факт нарушения налоговым органом существенных условий, процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Заявитель отмечает, что при выборе контрагента общество "Инвэкс" руководствовалось данными, содержащимися в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ); налоговый орган обязан был провести проверку достоверности данных, включаемых в ЕГРЮЛ. Сам факт осуществления операций не по месту нахождения налогоплательщиков-контрагентов не может свидетельствовать о недобросовестности данных организаций и не противоречит налоговому законодательству. Заявитель отмечает, что требования по оформлению необходимых документов контрагентом соблюдены, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в счетах-фактурах, не имеется.

Помимо прочего заявитель указывает на нарушения налоговым органом срока проведения камеральной проверки и порядка проведения допроса свидетеля. Выводы судов о невозможности контрагента поставить товар в адрес общества "Инвэкс" не соответствует фактическим обстоятельствам дела; реальность поставки спорных товаров от общества с ограниченной ответственностью "Вариант" (далее - общество "Вариант") в адрес общества "Инвэкс" подтверждена материалами дела. Вывод суда о том, что общество "Инвэкс" не проявило должной степени осмотрительности при выборе спорного контрагента, не основан на законе и противоречит принципам, установленным в п. 2 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О. Каких-либо доказательств, свидетельствующих о недобросовестности общества "Инвэкс", налоговым органом не представлено.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

При рассмотрении спора судами установлено, что инспекцией проведена камеральная налоговая проверка декларации по НДС за III квартал 2014 года, представленной обществом "Инвэкс", по результатам которой составлен акт от 03.02.2015 N 46939 и вынесены решение от 26.05.2015 N 10865 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым налогоплательщику предложено уменьшить сумму НДС, излишне заявленную к возмещению из бюджета за указанный период на сумму 2 725 387 руб. и решение от 26.05.2015 N 153 об отказе в возмещении частично суммы НДС, заявленной к возмещению, которым налогоплательщику отказано в возмещении НДС в сумме 2 725 387 руб.

Основанием для вынесения оспариваемых решений послужил вывод инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в результате неправомерного применения вычетов по сделкам с обществом "Вариант".

Не согласившись с указанным решением в части уменьшения сумм НДС из состава налоговых вычетов, налогоплательщик обратился с жалобой в Управление Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области (далее - управление).

Решением управления от 04.09.2015 N 16-07/003822 решение инспекции оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения.

Несогласие с решениями налогового органа от 26.05.2015 послужило поводом для обращения заявителя в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из доказанности материалами налоговой проверки отсутствия реальности совершения хозяйственных операций спорным контрагентом, искусственного создания документального подтверждения факта исполнения взаимных обязательств.

Выводы судов являются правильными, соответствуют действующему законодательству, материалам дела.

Согласно п. 1, 2 ст. 171 Налогового кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 названного Кодекса, на установленные ст. 171 Налогового кодекса налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл. 21 Налогового кодекса.

В соответствии с п. 1 ст. 172 Налогового кодекса налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами.

При этом вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с позицией, изложенной в п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановления Пленума N 53) представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Согласно п. 5 постановления Пленума N 53 о необоснованной налоговой выгоде могут свидетельствовать отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг).

Требования закона к первичным документам, оформляющим хозяйственные операции, касаются не только полноты заполнения всех реквизитов, но и достоверности содержащихся в них сведений.

Отказ в получении налоговых выгод при наличии в документах налогоплательщика неполных и (или) недостоверных, противоречивых сведений является его налоговым риском.

В целях подтверждения обоснованности заявленных налоговых выгод должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных первичных документов, в том числе в части сведений об условиях и участниках хозяйственных операций.

В соответствии с положениями налогового законодательства налоговые вычеты правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции, которые должны позволять налоговому органу при проведении налоговых проверок идентифицировать, в частности, продавца соответствующих товаров (работ, услуг).

Возложение на инспекцию обязанности по доказыванию наличия обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, не освобождает налогоплательщика от доказывания тех обстоятельств, на которые он ссылается в опровержение выводов налогового органа.

При этом налогоплательщик, будучи участником предполагаемых фактических отношений, должен непротиворечивым образом подтвердить обстоятельства, приводимые им в опровержение доводов налогового органа в доказательство реальности сделок, по которым им заявлены налоговые выгоды.

При исследовании обстоятельств рассматриваемого дела судами первой и апелляционной инстанций установлено, что между обществами "Инвэкс" (покупатель) и "Вариант" (поставщик) подписан договор поставки от 21.10.2013 N 01/10, по условиям которого поставщик обязуется передать обществу "Инвэкс" в собственность в установленный настоящим договором срок товары (замочно-скобяные изделия), ассортимент и цена которых указаны в счете, являющимся неотъемлемой частью договора, а покупатель обязуется оплатить и принять товар.

В ходе проверки налоговым органом установлено отсутствие реальных правоотношений налогоплательщика с контрагентом. В частности инспекцией установлено, что помимо общих типичных признаков, характеризующих спорного контрагента в качестве номинального субъекта, не обладающего признаками имущественной и организационной самостоятельности (отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности ввиду отсутствия материальных, технических, трудовых ресурсов), спорный контрагент обладает признаком анонимной структуры: по юридическому адресу не располагается, не имеет основных средств, собственных или арендованных транспортных средств, производственные мощности отсутствуют.

Кроме того, инспекцией проведен допрос директора общества "Инвэкс" Джениса А.А.; проанализированы письмо Твердюкова В.С. (директор общества "Вариант"), направленное в инспекцию; копия договора аренды от 23.05.2014 N 001/2014, заключенного с индивидуальным предпринимателем Никитиным Ю.Ю.; проведен анализ выписки о движении денежных средств по расчетному счету общества "Вариант"; взяты свидетельские показания Коровина А.Н. (протокол допроса от 23.04.2015 N 08/268), чья подпись значится в счетах-фактурах и товарных накладных общества "Вариант", из которых не представляется возможным установить факт реального исполнения им трудовых обязанностей в обществе "Вариант".

Согласно анализу движения денежных средств по расчетному счету спорного контрагента операции, свойственные нормальной хозяйственной деятельности: на хозяйственные нужды, в оплату аренды помещений, коммунальных услуг, услуг связи, на выплату заработной платы не перечислялись; справки 2 НДФЛ в налоговую инспекцию представлялись на 1 человека; налоговая отчетность по НДС в течение указанного периода "минимальная".

По результатам исследования материалов мероприятий налогового контроля судами принято во внимание, в том числе заключение почерковедческой экспертизы, проведенной в рамках камеральной налоговой проверки за IV квартал 2014 год, согласно которой подтверждающие исполнение сделки купли-продажи документы от имени контрагента (счета-фактуры, товарные накладные) подписаны Коровиным А.Н., вместе с тем, визуально подписи отличаются от подписи Коровина А.Н.

Из анализа расчетного счета единственного поставщика общества с ограниченной ответственностью "Ритм" (далее - общество "Ритм"), которому перечислялись денежные средства с назначением платежа "за замочно-скобяные изделия", следует, что денежные средства перечислялись данным обществом поставщикам третьей очереди, имеющим признаки "фирм-однодневок", с аналогичным назначением платежа.

При анализе расчетных счетов поставщиков третьей очереди инспекцией выявлено отсутствие перечисления за замочно-скобяные изделия; по поставщикам четвертой очереди установлены случаи вывода денежных средств путем приобретения ценных бумаг.

В отношении общества "Ритм" налоговым органом в ходе проверки установлено и судами принято во внимание, что данная организация, согласно данным, содержащимся в федеральном информационном ресурсе, содержится в базе данных "Риски" по критериям: численность в 2013 году составляет 1 человек, учредителем и руководителем является Баранчикова И.А. (массовый руководитель).

Судами также дана оценка представленным в материалы дела: договору поставки от 14.10.2013 N 14, заключенный между обществом "Ритм" (поставщик) и обществом "Вариант" (покупатель); выписке из ЕГРЮЛ в отношении общества "Ритм"; акту обследования от 03.04.2015; показаниям Баранчиковой И.А. (протокол допроса свидетеля от 04.04.2015), значащейся в ЕГРЮЛ в качестве директора общества "Ритм".

В ходе проверки налоговым органом выявлено, что договор поставки от 14.10.2013 N 14 подписан от имени руководителя общества "Ритм" Баранчиковой И.А., тогда как директором общества "Ритм" в период с 29.07.2013 по 18.10.2013 являлся Дегтярев С.В.; Баранчикова И.А., как директор общества "Ритм", фактически не имеет представления о деятельности данной организации, не знает Твердюкова В.С. (директора общества "Вариант"), а также не осуществляла хозяйственные отношения с обществом "Вариант"; информация, представленная Баранчиковой И.А. (объяснения от 27.04.2015), не соответствует действительности и противоречит показаниям, данным ее при допросе.

Таким образом, совокупность собранных в ходе мероприятий налогового контроля документов подтверждает вывод инспекции о получении обществом "Инвэкс" необоснованной налоговой выгоды путем формального оформления сделок с обществом "Вариант", а также о непроявлении налогоплательщиком должной степени осмотрительности и осторожности.

Судами верно отмечено, что в случае, когда документооборот между налогоплательщиком и контрагентом не сопровождается реальной передачей в адрес налогоплательщика товаров, работ и услуг, в том числе в случае производства товаров, выполнения работ и оказания услуг силами самого налогоплательщика, либо силами иных лиц, он признается формальным, что влечет отказ в признании налоговой выгоды обоснованной.

Установив совокупность вышеназванных обстоятельств, суды пришли к обоснованному выводу о том, что собранные в ходе проверки доказательства свидетельствуют об отсутствии хозяйственных операций между обществом "Инвэкс" и обществом "Вариант" и об активном участии налогоплательщика в создании формального документооборота в целях подтверждения таких хозяйственных операций.

С учетом изложенного, суд верно заключил, что представленные к проверке документы не могут являться основанием для получения налоговых вычетов по НДС.

Само по себе заключение сделки с организацией, имеющей идентификационный номер налогоплательщика, банковские счета и юридический адрес (что может свидетельствовать лишь о ее регистрации в установленном законе порядке), не является безусловным основанием для получения налоговой выгоды, если в момент выбора контрагента заявитель надлежащим образом не проверил полномочия представителей сделки.

Арбитражным судом верно отмечено, что налоговый орган не только привел внешние характеристики спорного контрагента, указывающие на сомнения в ведении им самостоятельной предпринимательской деятельности, но и подтвердил совокупностью представленных доказательств непроявление налогоплательщиком должной осмотрительности.

Налогоплательщик, в свою очередь, не представил убедительных и непротиворечивых обоснований критериев выбора спорного контрагента с позиции серьезности предпринимательских намерений, деловой и коммерческой привлекательности, опыта и репутации на рынке, приведенных обстоятельств исполнения и условий сделок; ограничившись оценкой условий сделки и их коммерческой привлекательности, не устанавливал место нахождения общества "Вариант", его деловую репутацию, платежеспособность, а также наличие у контрагента необходимых ресурсов (складских помещений, транспорта, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта; не интересовался при заключении сделки о ведении контрагентом реальной предпринимательской деятельности; правоспособность представителей контрагента не проверял.

Ввиду изложенного суд пришел к выводу о недоказанности налогоплательщиком проявления им должной степени осторожности и осмотрительности при выборе контрагента.

Совокупность собранных инспекцией в ходе проверки доказательств свидетельствует о создании налогоплательщиком в результате формального документооборота ситуации, позволяющей получить налоговые выгоды вне связи с реальной предпринимательской (иной экономической) деятельностью со спорным контрагентом.

Суды, с учетом правильного применения указанных норм права, а также надлежащей оценки всех имеющихся в материалах дела документов и установленных по делу фактических обстоятельств, обоснованно указали на недобросовестный характер действий налогоплательщика.

Таким образом, суды, придя к выводу о соответствии оспариваемых решений инспекции нормам действующего законодательства, правомерно отказали в удовлетворении заявленных обществом "Инвэкс" требований.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на нарушение инспекцией порядка проведения допроса свидетеля Баранчиковой И.А., поскольку данный допрос проводился внерабочее время и без повестки в нарушение норм действующего законодательства, подлежит отклонению судом кассационной инстанции. Налоговое законодательство не определяет обязательное место проведения допроса свидетеля. В рассматриваемом случае свидетель предупрежден об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний, либо за дачу заведомо ложных показаний.

Нарушения либо неправильного применения судами положений ст. 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не усматривается.

В связи с чем, протокол допроса Баранчиковой И.А. от 04.04.2015 правомерно признан судами соответствующим нормам закона и является надлежащим доказательством.

Иные доводы кассационной жалобы, указывающие на нарушение норм процессуального права при проведении проверки налоговым органом, являлись предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и правомерно ими отклонены.

В отношении замечаний налогоплательщика к порядку собирания и использования доказательств суды, руководствуясь положениями ст. 88, 100, 101 Налогового кодекса, не выявили обстоятельств, которые привели или могли привести к принятию неправомерного решения.

Доказательства, на которые критически указывает заявитель, не были приняты инспекцией в качестве единственных и основополагающих в массиве всей доказательственной базы.

Доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, выводов судов не опровергают, основаны на ошибочном толковании заявителем норм материального права и, по сути, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу ст. 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Челябинской области от 21.03.2016 по делу N А76-26441/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Инвэкс" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Ю.В.ВДОВИН

 

Судьи

Е.А.КРАВЦОВА

Н.Н.СУХАНОВА