Отчуждение предмета залога — не доход для залогодателя на УСН

Судебная коллегия Верховного суда РФ разъяснила, что это не доход для УСН, так как отчуждение предмета залога для налогоплательщика носит вынужденный характер и связано с неисполнением основным заемщиком своих обязательств по кредитному договору.

Отчуждение предмета залога — не доход для залогодателя на УСН

Согласно официальной позиции контролирующих ведомств[1] стоимость движимого и недвижимого имущества, переданного организацией-залогодателем в погашение задолженности кредитору-залогодержателю, должна быть учтена в составе доходов от реализации товаров (работ, услуг) залогодателя в размере суммы погашенного долга по кредитному обязательству.

В такой ситуации, если залогодатель применяет УСН, то возникает риск в том числе и слета с УСН при превышении лимита доходов.

Вот и суды трех инстанций, признавая законным оспариваемое решение инспекции и отказывая в удовлетворении требований общества на УСН исходили из того, что в ситуации оставления за залогодержателем нереализованного предмета залога (имущества) такая передача признается реализацией, а потому передающая сторона отражает доход от реализации. При этом суды отметили, что в указанном случае к поручителю в порядке пункта 1 статьи 365 ГК РФ переходят права кредитора по заемному обязательству.

Однако Судебная коллегия Верховного суда [2] разъяснила, что это не доход для УСН, так как отчуждение предмета залога для налогоплательщика носило вынужденный характер и было связано с неисполнением основным заемщиком своих обязательств по кредитному договору.

Как отметила СК ВС в отличие от метода начисления, при применении кассового метода экономическая выгода от реализации имущества по общему правилу считается извлеченной налогоплательщиком при поступлении в его распоряжение денежных средств или оплаты в иной форме (например, освобождение от необходимости осуществления платежа контрагенту в результате зачета встречных однородных требований). По сути, кассовый метод связывает получение дохода с возникновением в распоряжении налогоплательщика источника, за счет которого могут быть произведены необходимые расходы, в том числе уплачены налоги, относящиеся к той деятельности, в рамках которой получен доход.

К обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения настоящего спора, относится не только факт реализации предмета залога и получения обществом прав (требований) от банка к первоначальному заемщику, но и факт погашения его задолженности перед налогоплательщиком. Однако в силу ликвидации заемщика последнее было невозможным.

В данном деле взаимозависимость всех участников также не смогла повлиять на исход дела.

СК ВС было отмечено, что наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и заемщиком, относящимися к одной группе лиц, может являться обстоятельством, объясняющим разумность поведения лица, предоставившего обеспечение, наличие в его поведении деловой цели. Вместе с тем из внутригруппового характера обеспечения не следует возникновение солидарной обязанности всех членов группы по уплате налогов друг за друга, за исключением случаев, указанных в подпункте 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса. Между тем, налоговыми органами не доказано, что прекращение деятельности общества и последующее банкротство налогоплательщика носило контролируемый характер, а поведение общества при отчуждении предмета залога — было направлено на получение необоснованной налоговой выгоды.

Напротив, установленные обстоятельства объективно свидетельствуют о том, что отчуждение предмета залога для налогоплательщика носило вынужденный характер и было связано с неисполнением своих обязательств обществом что должно рассматриваться не иначе как нарушение внутригрупповых договоренностей, которые имели место на момент привлечения кредита, пока иное не будет доказано заинтересованным лицом.

Резюме: Судебной коллегией Верховного суда РФ разъяснено, что для выяснения факта возникновения дохода необходимо руководствоваться закрепленным общим принципом[3] определения дохода как извлеченной налогоплательщиком экономической выгоды в нормативном единстве с предписаниями пункта 3 статьи 3 НК РФ, согласно которым налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Данный принцип ранее уже транслировался Президиумом Верховного суда[4] и может быть взят на вооружение налогоплательщиками. Бизнесу должно быть понятно в каких случаях возникает доход, особенно когда дело касается кассового метода.

Как например в вышеуказанном деле — в случае, когда отчуждение предмета залога для налогоплательщика носит вынужденный характер и связано с неисполнением основным заемщиком своих обязательств по кредитному договору, данная передача имущества при кассовом методе не может считаться получением дохода.

[1] Письмо Минфина России от 14.10.2013 N 03-11-06/2/42626

[2] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2022 N 309-ЭС22-4514 по делу N А76-4651/2021

[3] пункт 1 статьи 41 Налогового кодекса РФ

[4] Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2015 N 8ПВ15