Клерк.Ру

В погоне за цифровым правосудием. Опыт России и мира

56

Цифровые технологии открывают новые возможности и перспективы. Получить образование, совершить покупки сегодня можно не выходя из дома. А благодаря цифровой медицине врачам каждый год удается спасать множество жизней.

Авторы статьи — бизнес-аналитик Synerdocs Татьяна Жигалова и старший преподаватель Института права Удмуртского государственного университета Павел Лушников — решили разузнать, насколько плотно «цифра» проникла в судебную сферу в России и мире.

Мировой опыт

Международная практика свидетельствует, что искусственный интеллект активно используется при решении всевозможных задач в области правосудия — для оптимизации деятельности судей, формирования электронного правового пространства и т.д.

Например, в Бразилии для вынесения решения по дорожно-транспортным происшествиям применяется специальная компьютерная программа. Она хранит свидетельские показания и вещественные доказательства по делу. Квалификация правонарушения и определение суда формируются автоматически на основании представленных данных.

Американские ученые разработали систему DARE. Её задача — распознавать ложные показания в судебном процессе. Программа создана на основе видеоматериалов реальных дел и отслеживает визуальные изменения мимики лица, голоса и речи человека. Достоверность результатов работы DARE составляет примерно 92 %.

Дальше всех продвинулись в Китае — здесь используются системы, которые помогают выносить приговоры по тяжким преступлениям (убийство, грабеж). При этом исковые заявления рассматриваются прямо в мессенджере, а материалы дела оценивает искусственный интеллект. Однако окончательное решение остается за судьей, который может изменить «компьютерный приговор». К концу 2019 года китайские мобильные суды рассмотрели порядка трёх миллионов судебных дел. Самыми популярными стали торговые споры, дела в области авторского права и электронной коммерции.

Россия пока отстает. Пойдем ли мы по пути Китая или Европы, сложно сказать. Очевидно, что наша деловая культура отличается. Как отмечает китаевед Константин Батанов в своей книге «Ни хао! Как вести дела с китайскими партнерами», возможность обмана со стороны азиатских партнеров всегда присутствует. Сотрудничество в Китае — война. Все вопросы, связанные с деньгами, принципиальные. Отстоять свои интересы для китайца — доблесть.

Бесспорно, анализ и опыт других стран помогут России в выборе своего направления.

Текущее состояние судебной системы и перспективы для России

Как и в других странах, мы уже работаем над созданием цифрового пространства в области судопроизводства. В настоящее время практикуется подача обращений в электронном виде с помощью системы «ГАС Правосудие», дистанционное участие в заседании, а также их аудио- и видеофиксация.

Однако до сих пор остается нерешенным вопрос удаленного удостоверения доказательств. По нашему мнению, это должны делать или нотариусы, или сами суды.

Сейчас разногласия между продавцами и покупателями разрешаются на специальных торговых площадках (например, AliExpress). Видится перспективным создание отечественного онлайн-ресурса по урегулированию споров в соответствии со «Стратегией госполитики РФ в области защиты прав потребителей на период до 2030 года». Возможен вариант, когда результаты рассмотрения таких конфликтов будут приниматься службами исполнения судебных решений как официальный вердикт. Но тогда необходимо создать еще один электронный ресурс (например, на сайте суда) для подачи и исполнения судебных и квазисудебных решений.

6 причин, почему России нужны цифровые суды:

  • Растет объем электронной коммерции, расширяются межрегиональные и международные поставки российских товаров, работ и услуг.
  • Требуется быстрая и качественная защита имущественных и неимущественных прав лиц.
  • Участники конкретного правоотношения часто находятся в разных юрисдикциях и/или на значительном расстоянии друг от друга.
  • Регулярно возникает необходимость проверки контрагентов (в т. ч. получение информации об их активности в судах и судебных притязаниях к ним).
  • Возможность идентификации человека и организации с помощью электронной подписи.
  • Представление документов в электронном виде.

По нашим прогнозам, развитие цифрового правосудия в стране может начаться с увеличения количества электронных средств для участников правоотношений (мобильные приложения, интернет-сервисы для подачи документов). В первую очередь важно ускорить процесс рассмотрения дел, например, через их дистанционное разрешение, когда сторонам не обязательно встречаться лично либо ехать в город нахождения суда.

Искусственный интеллект также может быть использован для анализа простых, очевидных споров, не требующих представления большого объема доказательств и учета разных (в том числе и неправовых) фактов. В сложных ситуациях прибегают к допросу свидетелей, проведению экспертизы, привлечению переводчиков и др. Для прояснения всех обстоятельств дела судьям необходимо грамотно и правильно формулировать вопросы, исходя из особенностей спора. В этих разбирательствах участие человека неоспоримо. Компьютерный разум не обладает эмпатией, не может работать с неклассифицируемыми данными и создавать новую информацию. Поэтому машинный интеллект выступает пока только инструментом, помогающим судье сделать обобщение или найти нужную информацию.

Правовые и этические барьеры

На пути развития мобильного правосудия стоит существенная помеха. Это консервативность действующей системы рассмотрения споров. Но если ввести более современные методы и средства в работу судей, им потребуется изучать новые технологии. А к этому они, на наш взгляд, пока не готовы.

Кроме того, в ряде государственных органов еще не научились оптимизировать технологические процессы. Например, Федеральная налоговая служба активно внедряет цифровые платформы для электронного документооборота, но при этом в некоторых подразделениях столы сотрудников до сих пор завалены бумагами.

Есть проблема и в доступности правосудия — открытости правовых знаний или услуг. Несмотря на многолетние разговоры о повышении юридической грамотности среди граждан, массовая работа в этом направлении не идет.

Только недавно правовые консультации начали бесплатно оказывать малообеспеченным слоям населения. Правда, чтобы получить эту помощь, статус малоимущего нужно подтвердить. Критерии же, предъявляемые к таким лицам, вызывают критику. Что остается говорить о гражданах без привилегий и финансовой возможности обратиться за квалифицированной правовой помощью? Цифровизация судебной системы, по нашему мнению, должна идти параллельно с повышением юридической грамотности граждан и доступности правовой поддержки для них.

Возникает вопрос, связанный с процессуальными ошибками. Погрешности со стороны судей могут совершаться по разным причинам. Начиная от личного фактора — несварения желудка после обеда, заканчивая коррупционной составляющей. Человек допускает как несущественные, так и серьезные ошибки. Вопрос — готовы ли мы предоставить «интеллектуальной машине» право совершать промахи? Если, например, судья способен войти в жизненное положение ответчика (обвиняемого) и уменьшить наказание или освободить от него, то сможет ли это сделать искусственный интеллект?

Проблема исполнимости решений

Отдельно хочется обратить внимание на этот аспект судебной деятельности. Исполнительный лист еще не дает гражданину гарантии, что его нарушенное право будет восстановлено. Служба судебных приставов перегружена работой и создает искусственные препятствия для восстановления законных интересов (самый банальный прием — отключают служебные телефоны, из-за чего дозвониться до подразделения невозможно).

Поэтому такие принципы, как скорость, эффективность, обязательность, должны стать основными наравне с роботизацией. Важный аспект — принуждение участников спора к исполнению решения суда.

Позволит ли это сделать цифровизация? С учетом того, что значительная часть расчетов проводится через банковские карты — да. Автоматическое списание денежных средств уже сейчас реализовано по делам об алиментных обязательствах. А вот в случае неисполнения решений, связанных с передачей имущества, возникает сложность. И тут роль человека остается существенной.

Чего ожидать?

По нашему мнению, замена «живых судей» искусственным интеллектом будет происходить в долгосрочной перспективе по мере вытеснения человека из других схожих видов деятельности.

Представляется, что одним из инструментов, сопутствующих цифровизации судов, станет создание «виртуальной версии человека» — достоверное его отображение в сети Интернет (данные, история активностей, привязка к мессенджерам, банковским картам и др.).

У вас есть вопросы?

Эксперты сервиса Synerdocs с 2012 года изучают сферу цифрового правосудия и его применимости в бизнесе. Мы регулярно делимся собственными исследованиями с аудиторией. На нашем сайте можно найти консультации и статьи по вопросам работы и представления электронных доказательств.

Если у вас остались вопросы по теме статьи, вы можете задать их ниже в комментариях.

Подписывайтесь на наш блог, аккаунты в Facebook и Instagram, чтобы оставаться в теме цифрового правосудия в России.