Клерк.Ру

Что общего между авиацией и бухгалтерией?

Коллаж Мистера Д. Кублог

В этот раз в нашей постоянной рубрике неделовых интервью о своих увлечениях и их влиянии на бизнес рассказал владелец и генеральный директор SCHNEIDER GROUP Ульф Шнайдер. Правда, общаясь с европейским бизнесменом, открывшим дело в России, сложно ограничиться разговором о хобби. Поэтому речь зашла и о бюрократии в России, и о менталитете русских и белорусов, и о том, зачем господин Шнайдер в юности боролся за объединение Европы.

Ульф родился в Гамбурге, около 15 лет назад его пригласили в Россию на должность финансового директора страховой компании Allianz. Через два года он основал в Москве собственную компанию по оказанию бухгалтерских услуг, тогда в штате было два сотрудника. Сегодня в 11 офисах SCHNEIDER GROUP в шести странах работает около пятисот человек.  

В московском офисе SCHNEIDER GROUP, где нам назначили встречу, повсюду слышалась русская, английская и немецкая речь. С владельцем компании мы беседовали на русском языке. Как оказалось, в студенческом общежитии по соседству с Ульфом Шнайдером жили наши соотечественники – тогда у Ульфа и появился интерес к русскому языку, и он начал его изучать.

Господин Шнайдер, как вы оказались в России?

Я приехал сюда 15 лет назад. Но знакомство со страной происходило постепенно, шаг за шагом. Первый раз - в детстве. Я из Гамбурга, тогдашней Западной Германии, но с родителями мы часто ездили в Восточную Германию и в Польшу, и однажды мы доехали до границы с Советским Союзом – она тогда мне показалась бескрайней, немного пугающей, но, все же, появилась мысль когда-нибудь посмотреть, что за ней. А уже конкретно захотелось приехать в Россию после окончания университета, когда я работал в американской компании Procter & Gamble в Германии, тогда мне приходилось много общаться с московским офисом.

И вы поехали работать в Procter & Gamble в Москву?

Я хотел, но Procter & Gamble не смогли предложить мне интересную работу в Москве, поэтому я устроился на должность финансового директора в немецкой страховой компании Allianz, которая тогда выкупила первый пакет акций РОСНО. Я приехал в Россию, но тогда был еще уверен, что потом поеду дальше в Азию.

Почему в Азию?

Я люблю путешествовать (вообще, это мое хобби), мне очень интересно видеть новые места на нашей планете.

Тогда почему вы остались тут так надолго? Из-за бизнеса?

Это и из-за бизнеса, и из-за людей в Москве.

В 2001 году, когда я работал в страховой компании Allianz, много иностранных инвесторов различного калибра начинали деятельность в России, и им очень нужна была детальная и оперативная помощь. Поэтому я решил создать компанию, которая помогала бы иностранным средним компаниям (у крупных итак все было хорошо) развивать бизнес в России, чтобы они могли концентрироваться на продажах товара, а не на бюрократии.

Я открыл компанию по оказанию бухгалтерских услуг. Тогда у меня было 2 сотрудника, а сегодня мы уже оказываем весь спектр профессиональных услуг, и у нас во всех офисах (в России, в Казахстане, в Белоруссии, Польше и Германии) работают около 500 человек.

Была ли адаптация к России? Было ли что-то совсем не так, как у вас, и какие вообще сложности возникли?

Когда иностранцы начинают работать в России, то говорят, что им сложно иметь дело с бюрократией. Хотя, как немецкий гражданин, могу сказать, в Германии бюрократии тоже немало.

Коррупции, наверно, нет, как у нас?

Да, в этом, конечно, есть разница. Но самым сложным для меня было терпеть: например, ждать в очереди или в пробках. Или, чтобы официально зарегистрироваться или пройти другие юридические формальности, требуется больше времени, чем в Германии. Бюрократии в Германии немало, но в России она имеет огромный масштаб. Поэтому проживание в России требует терпения.

У вас международная компания, вы общаетесь с людьми, как сотрудниками, так и клиентами, в разных регионах и странах. Есть какие-то особенности, чем отличаются люди и их менталитет? 

Различия есть, хотя сначала, я признаю, это было не так очевидно. Я думаю, что еще несколько лет назад для большинства немцев все русскоговорящие люди казались представителями одной, единой культуры.

На самом деле, даже внутри России есть много культурных различий, даже в Москве и в Санкт-Петербурге культуры отличаются друг от друга.

Также многие иностранные инвесторы сначала считают, что Беларусь – это маленькое добавление к России, но менталитет там другой. Недавно наш швейцарский менеджер сказал мне, что у сотрудников из Беларуси такой менталитет в сравнении с остальными русскоговорящими странами, как у немцев в сравнении с Евросоюзом. То есть он сравнил Германию и Беларусь, они в плане менталитета похожи.

В России, например, если необходимо замотивировать коллег на выполнение нового бизнес-плана, им надо рассказать целую историю, надо презентовать этот план, пояснить, насколько это важная и глобальная идея, насколько масштабная. А чтобы белорус хорошо начал работать, ему не следует говорить о важности и о глобальном значении идеи. Ему лучше сказать, что есть идея, и сейчас я подготавливаю для него список из 10 заданий, и эти 10 заданий он постепенно должен выполнять. Это типичный пример, как по-разному надо относиться к разным культурам.

Вы сказали, что любите путешествовать. Путешествовали именно на Восток? На Запад не тянуло?

На Западе тоже бывал часто. Когда я был студентом, я был европейским активистом – много путешествовал в западные европейские страны, участвовал в демонстрациях, призывающих к объединению Европы.

На этих демонстрациях вы призывали к созданию Евросоюза?

Да, 25 лет назад у нас были такие огромные баннеры с лозунгами «за единую валюту в Европе». Я не просто участвовал в таких демонстрациях - я их организовывал, потому что считал, что объединение Европы принесет мир между народами Европы и мир нашей планете. Я горжусь тем, что активно участвовал в этом процессе, и я до сих пор с друзьями из разных стран, с которыми я был на демонстрациях, обсуждаю дальнейшее развитие единой Европы.

А после того, как Берлинская стена рухнула, я достаточно часто ездил на Восток Европы.

Путешествовали ли вы по России?

Да, первая моя поездка в России была в Сибирь, на озеро Байкал. Это было летом 2001 года. Я тогда жил в Москве только 4 месяца, у меня было мало местных друзей, а иностранцам было очень страшно - никто не хотел составить мне компанию, и я решил ехать один.

Что интересно, ни одно турагентство в Москве не смогло продать турпутевку на Байкал - сказали, что их не бывает, поэтому я купил авиабилет – и это было все. Прилетел в Иркутск, на маршрутке поехал в центр города, потом автостопом доехал до острова Ольхон. И мне там так понравилось, что в течение тех почти 15 лет, что я живу в Москве, я был на Байкале 7-8 раз.

На что обращаете внимание, когда приезжаете в новое место?

Обычно, когда я посещаю новый город – я хочу увидеть этот город сверху, и поэтому, если есть большие горы рядом или телевизионная башня, я туда поднимаюсь, чтобы насладиться видом. Второе, что я делаю: если есть метро – я спускаюсь вниз, чтобы увидеть обычных людей. Метро – прекрасное место, чтобы познакомиться с обществом.

Так вот, чтобы получить хороший обзор сверху, я решил получить права пилота, и в январе этого года пошел учиться. Каждые выходные я ездил во Франкфурт, так как моя летная школа находится недалеко от Франкфурта. В будние я работал в Москве или в других городах, где у нас есть офисы, а в выходные, плюс еще один день по пятницам или по понедельникам, я летал в Германию. И в конце июня получил пилотскую лицензию.

Почему там учились, здесь нет хороших летных школ?

Ну, несмотря на мои неплохие знания русского языка, удобнее и безопаснее было все-таки учиться на родном языке. Но права международные, они действуют почти во всем мире.

Насколько обучение пилотированию сложнее, чем обучение вождению автомобиля?

Автомобиль – интересное сравнение. Но если понимание вождения автомобиля мы впитываем с детства, будучи пешеходом или пассажиром, то немногие из нас хотя бы один раз в жизни сидели в кабине пилота самолета. Поэтому все-таки учиться управлять самолетом - это совсем с нуля, и требует больше времени, чтобы ознакомиться с общим ориентированием. Например, если в машине потеряешь ориентацию, можно остановиться, изучить карту, а в самолете это невозможно.

А самолет вы уже приобрели?

Покупать самолет вообще не имеет смысла, если не летаешь на нем каждый день: сам самолет стоит, как хороший Мерседес, но особенно дорого обходится его ежемесячное обслуживание. Мне подходят Сессна или Пайпер для 2 или 4 пассажиров, летают такие самолеты не быстрее, чем 200 км/час и обычно на высоте примерно 1 км. Аренда, включая бензин, примерно обходится в 300 долларов США за час.

Вы уже летали сами на большие расстояния?

Самый большой перелет, который у меня уже был – это через Скандинавию, пять дней туда-обратно. Мы с другом вылетели из Берлина, летели через Норвегию до самого севера Скандинавии и обратно через всю Швецию. Каждый день мы летели по 8 часов, и каждый из нас был за штурвалом по 4 часа в день. Приземлялись, чтобы смениться и заправить самолет – бензина хватало как раз на 4 часа.

Страх есть? И переживает ли семья?

Страх до сих пор есть, и это хорошо. Потому что без страха опасно, он помогает быть осторожным. А родные не переживают. Вот в прошлые выходные я посетил свою маму на самолете Сессна. Она живет в городе Падерборн, это в центре Германии, там есть маленький аэропорт, и она ждала меня в кафе у посадочной полосы. Когда я приземлился, я видел, что она полна гордости, что сын прилетел на самолете, которым сам управляет.

Есть что-то общее между управлением самолетом и управлением бизнесом?

Это очень интересный вопрос. Да, это хобби мне также интересно с точки зрения бизнеса. Еще даже до того, как я начал управлять самолетом, я часто сравнивал авиационный бизнес с нашим бизнесом. Например, авиационный бизнес требует очень детальное внимание к безопасности. Наш самый крупный бизнес – бухгалтерский аутсорсинг - тоже. Мы большое внимание уделяем конфиденциальности и сохранности коммерческих данных. И сейчас я иногда вижу новые интересные сравнения. Например, перед тем, как отправиться в полет, я должен очень аккуратно прочитать чек-лист - 20-30 пунктов, которые надо сначала уточнить (достаточно ли масла, бензина, крылья правильно ли стоят, все ли хорошо функционирует) и только после этого проставить галочки и лететь. Подобные чек-листы также хорошо помогают с разными заданиями в нашем офисе.

Поэтому мне всегда интересны такие хобби, которые хорошо сочетаются с личным интересом, помогают профессиональному развитию. Самолет – как раз такое хобби. Но у меня есть и другие хобби, не совсем связанные с бизнесом - я очень люблю печь кексы и торты. Мои коллеги их тоже очень любят.

Еще бы! А откуда у вас любовь готовить?

Первая фотография со мной, когда я готовил кекс, была сделана, когда мне было три года. После этого я все время готовил, мне нравилось. А сейчас я раз в год приглашаю сотрудников на дегустацию.

Какого же размера должен быть торт для всего большого коллектива?

В прошлый раз, год назад, на наш офис в 300 человек я пек 40 кексов примерно по килограмму каждый. Пек их два вечера, но мне помогали 10 сотрудников, потому что одному готовить на 300 коллег уже достаточно сложно.

У вас, должно быть, очень дружный коллектив. Вы считаете, что в компании необходимо создавать дружескую атмосферу, воспитывать корпоративный дух?

Да, мы занимается тимбилдингом в компании. У каждого руководителя департамента есть свой бюджет на формирование командного духа. Обычно они ходят в театры, на концерты, дегустации, даже выезжают на рыбалку. Мы, как и многие другие, устраиваем новогодние вечеринки, а недавно начали организовывать регулярные завтраки со мной и десятью сотрудниками. Там каждый из нас сначала рассказывает о своих увлечениях, и мне очень нравится наблюдать, как люди удивляются, обнаружив, что их коллега очень интересный человек. Это очень положительно сказывается на атмосфере в коллективе и на результатах работы.

Не все руководители это понимают, задумываются об этом, а уж, тем более, выделяют бюджетные средства на поддержание корпоративного духа. Господин Шнайдер, спасибо вам большое за увлекательный рассказ, вы очень интересный собеседник, и кажется, что разговаривать с вами можно бесконечно! Желаем вам успехов, ярких путешествий и безопасных полетов!

Фото, использованные в материале, из личного архива Ульфа Шнайдера.