Клерк.Ру

Федеральный арбитражный суд Московского округа: Постановление № А41-67765/2013 от 31.03.2015

Арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Антоновой М.К.,

судей: Буяновой Н.В., Черпухиной В.А.,

при участии в заседании:

от истца (заявителя): не явились

от ответчика: Ушатова Т.А. по дов. N 04-22/01221 от 02.10.2014

рассмотрев 31.03.2015 в судебном заседании кассационные жалобы

ОАО "Белостолбовский кирпичный завод", ИФНС России по г. Домодедово Московской области

на решение от 04.07.2014

Арбитражного суда Московской области

принятое судьей Мясовым Т.В.,

на постановление от 30.10.2014

Десятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Коротковой Е.Н., Бархатовым В.Ю., Катькиной Н.Н.,

по заявлению ОАО "Белостолбовский кирпичный завод"

к ИФНС России по г. Домодедово Московской области

о признании недействительным решения,

установил:

Открытое акционерное общество "Белостолбовский кирпичный завод" (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы России по г. Домодедово Московской области (далее - инспекция, налоговый орган) от 01.08.2013 N 39 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 6 500 509 руб., налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 771 863 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 347 610 руб., транспортного налога в сумме 59 423 руб., начисления соответствующих пеней за несвоевременную уплату налога на прибыль организаций в сумме 1 155 678 руб., НДС в сумме 99 544 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 87 840 руб., транспортного налога в сумме 8 123 руб., привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа за неполную уплату налога на прибыль организаций в размере 978 277 руб., НДС в размере 139 654 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 68 010 руб. и несвоевременное перечисление налога на доходы физических лиц в размере 2 397 772 руб.

Отключить рекламу

Решением Арбитражного суда Московской области от 04.07.2014 заявление общества удовлетворено частично: решение инспекции признано незаконным в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 5 698 369 руб. 05 коп., НДС в сумме 771 863 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 347 610 руб., начисления соответствующих пеней и штрафов, а также привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 1 297 772 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2014 решение Арбитражного суда Московской области от 04.07.2014 оставлено без изменения.

Инспекция и общество, не согласившись с вынесенными по делу судебными актами, обратились в Арбитражный суд Московского округа с кассационными жалобами.

Налоговый орган в кассационной жалобе просит отменить вынесенные по делу судебные акты в части удовлетворения заявленных обществом требований, и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований общества в полном объеме.

Общество в жалобе просит отменить решение, постановление в части отказа в удовлетворении требований и удовлетворить заявленные обществом требования в полном объеме, в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

Представитель инспекции в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Общество, надлежащим образом извещенное о месте и времени судебного разбирательства, своего представителя в суд кассационной инстанции не направило, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Отключить рекламу

Законность и обоснованность судебных актов проверена Арбитражным судом Московского округа в порядке, установленном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2009 по 31.12.2011, а также по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за тот же период, о чем составлен акт от 17.04.2013 N 11-39/6-14 и вынесено решение N 39 от 01.08.2013 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением УФНС России по Московской области от 24.10.2013 N 07-12/62957 решение налогового органа отменено в части доначисления НДС в сумме 1 294 021 руб., соответствующих сумм пени в размере 184 461 руб. и штрафа 258 789 руб.; налога на имущество организаций в сумме 18 681 918 руб., а также сумм пени в размере 2 236 075 руб. и штрафа в размере 3 468 531 руб. В остальной части решение инспекции оставлено без изменения.

Считая решение инспекции незаконным в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 6 500 509 руб., НДС в сумме 771 863 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 347 610 руб., транспортного налога в сумме 59 423 руб., начисления соответствующих пеней за несвоевременную уплату названных налогов и привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа за неполную уплату этих налогов и несвоевременное перечисление налога на доходы физических лиц в размере 2 397 772 руб., общество обратилось в суд с настоящим заявлением.

Отключить рекламу

Удовлетворяя частично требования общества, суды, руководствуясь статьями 265, 266, 270, 272 НК РФ, Федеральным законом "О бухгалтерском учете" N 129-ФЗ от 21.11.1996, Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 57), Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденным Приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н, исходили из того, что решение инспекции в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 5 698 369 руб. 05 коп., НДС в сумме 771 863 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 347 610 руб., начисления соответствующих пеней и штрафов, а также привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 1 297 772 руб., является незаконным.

Изучив материалы дела, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы жалобы, проверив правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, Арбитражный суд Московского округа не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Инспекцией в рамках проверки установлено, что заявитель неправомерно включил в состав внереализационных расходов затраты на списание материалов, дебиторскую и кредиторскую задолженности в размере 10 367 046 руб. 45 коп., что подтверждается карточкой счета 91.2 "Прочие расходы". В ходе контрольных мероприятий инспекция требованием N 12/12 от 15.02.2013 запросила у общества документы, подтверждающие списание дебиторской задолженности, а именно: договоры, приказы и другие документы-основания, подтверждающие правомерность списания дебиторской задолженности, которая нашла отражение на счете 91.2 "Прочие расходы" за 2009 год.

Отключить рекламу

Заявитель в обоснование списания дебиторской задолженности вместе с возражениями представил акт инвентаризации дебиторской задолженности от 01.10.2009 и приказ генерального директора о списании дебиторской задолженности от 01.10.2009.

С учетом изложенного, инспекция пришла к выводу, что документы, представленные обществом вместе с возражениями, не являются достаточным основанием для списания дебиторской задолженности в сумме 8 045 608 руб. 69 коп.

Судебные инстанции, руководствуясь подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 НК РФ, пунктом 2 статьи 266 НК РФ, исходили из того, что истечение срока исковой давности по той или иной дебиторской задолженности является самостоятельным основанием признания задолженности безнадежной.

Согласно пункта 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н, дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся соответственно на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты у коммерческой организации, если в период, предшествующий отчетному, суммы этих долгов не резервировались в порядке, предусмотренном пунктом 70 Положения, или на увеличение расходов у некоммерческой организации.

Унифицированные формы первичной учетной документации по учету результатов инвентаризации утверждены Постановлением Госкомстата России от 18.08.1998 N 88.

Отключить рекламу

Инвентаризация дебиторской задолженности производится на последний день отчетного (налогового) периода на основании приказа о проведении инвентаризации (форма N ИНВ-22) и оформляется актом инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами по форме N ИНВ-17, составленной в двух экземплярах, и справкой (Приложение к форме N ИНВ-17).

Организация для признания долга безнадежным в связи с истечением срока исковой давности, должна располагать документами, которые позволяют установить дату возникновения дебиторской задолженности. Обычными документами, подтверждающими образование дебиторской задолженности, являются договор, счет на оплату, акт сдачи-приемки работ, оказания услуг.

Для подтверждения того, что на момент списания задолженность не погашена, нужно иметь акты инвентаризации дебиторской задолженности на конец отчетного (налогового) периода, приказ руководителя о списании дебиторской задолженности в качестве безнадежного долга, а также договор и первичные документы, подтверждающие образование задолженности.

Признавая позицию налогового органа в данной части незаконной, судами указано, что общество не представило в налоговый орган и в управление документы, подтверждающие факт возникновения задолженности, а также документы, свидетельствующие об истечении срока исковой давности.

Вместе с тем, данные документы были представлены заявителем при подаче заявления в суд.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57, по общему правилу сбор и раскрытие доказательств осуществляется как налоговым органом, так и налогоплательщиком на стадии осуществления мероприятий налогового контроля и в ходе досудебного разрешения налогового спора. В случае представления дополнительных доказательств суд по ходатайству лица, участвующего в деле, вправе в целях предоставления другой стороне возможности ознакомления с ними и представления опровергающих их доказательств объявить перерыв в судебном заседании или отложить судебное разбирательство. При этом в целях получения доказательств, опровергающих дополнительные доказательства, лицо, участвующее в деле, вправе заявлять ходатайство об истребовании судом необходимых доказательств с обоснованием причин невозможности самостоятельного получения этих доказательств.

Отключить рекламу

Судами установлено, что инспекция не запрашивала у налогоплательщика первичные учетные документы, являющиеся основанием возникновением дебиторской задолженности (товарные накладные, акты приема-передачи и т.п.), так как в указанном выше требовании содержится указание на необходимость представления только документов, подтверждающих списание дебиторской задолженности (договоры, приказы и другие документы основания).

Представленные обществом в ходе судебного разбирательства документы подтверждают возникновение дебиторской задолженности в сумме 4 758 005 руб. 96 коп., срок взыскания которой истек в 2009 году, и основания ее списания, в связи с чем судами правомерно указано на необоснованное доначисление обществу дополнительных сумм налога на прибыль организаций - 951 601 руб. 19 коп., исходя из суммы дебиторской задолженности - 4 758 005 руб. 96 коп.

Вместе с тем, судами правильно указано, что срок исковой давности в отношении оставшейся суммы спорной дебиторской задолженности истек ранее 2009 года, несмотря на то, что данные суммы включены заявителем в состав прочих расходов при определении налоговых обязательств по итогам 2009 года.

Так, истечение срока исковой давности по сумме дебиторской задолженности в размере 3 287 602 руб. 73 коп. ранее 2009 года подтверждается представленными в материалы дела документами (акт инвентаризации, приказ, карточки счета, первичные документы).

Заявитель пояснил, что данные суммы заявлены в первичной налоговой декларации за 2009 год.

Произвольный выбор периода, в котором соответствующие суммы дебиторской задолженности могут быть учтены в составе расходов, противоречит положениям налогового законодательства, а, следовательно, недопустим.

Отключить рекламу

Суды, исследовав имеющиеся в деле доказательства, а также учитывая положения статей 265, 266 НК РФ, Федеральный закон "О бухгалтерском учете" N 129-ФЗ от 21.11.1996, исходили из того, что общество не указало оснований, которые объективно могли помешать ему признать указанные выше суммы дебиторской задолженности в составе расходов по итогам соответствующего периода, в связи с чем действия налогоплательщика по включению данных сумм в состав затрат, учитываемых в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль организаций в более позднем периоде - 2009 году, противоречат закону и носят произвольный характер.

С учетом установленных обстоятельств, суды пришли к правомерному выводу о том, что налоговым органом доначисление обществу дополнительных сумм налога на прибыль организаций - 657 520 руб. 55 коп., исходя из неправомерно учтенной налогоплательщиком в 2009 году суммы дебиторской задолженности - 3 287 602 руб. 73 коп., является законным. По дебиторской задолженности в сумме 4 758 005 руб. 96 коп., срок взыскания которой истек в 2009 году и основания ее списания подтверждены обществом, судами правомерно указано на необоснованное доначисление обществу дополнительных сумм налога на прибыль организаций - 951 601 руб. 19 коп., исходя из данной суммы дебиторской задолженности.

Таким образом, доводы общества и налогового органа, приведенные в кассационных жалобах по данному эпизоду, судом кассационной инстанции не принимаются, поскольку исследованы судами и получили правовую оценку.

Отключить рекламу

В жалобе общество ссылается на неправомерное доначисление инспекцией налога на прибыль в сумме 144 619 руб. 40 коп. за 2010.

Отклоняя данный довод, суды исходили из следующего.

Инспекция в ходе проверки установила, что общество в нарушение пункта 8 статьи 270 НК РФ учло в составе внереализационных расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций, расходы в виде процентов, начисленных сверх норм, что является неправомерным.

Проанализировав представленную в материалы дела налоговую декларацию за 2011, суды установили включение налогоплательщиком в данном периоде в состав расходов затрат по уплате процентов, согласно с определенной инспекцией нормой - 4 398 673 руб. без какого-либо ее превышения.

Имеющаяся в материалах дела налоговая декларация за 2010 год позволила сделать вывод о включении налогоплательщиком в данном периоде в состав расходов затрат по уплате процентов в сумме 77 309 035 руб., то есть больше определенной инспекцией нормы в 75 790 816 руб. (сверх определенной инспекцией нормы учтено 1 518 219 руб.).

Установлено, что расчет процентов произведен инспекцией в соответствии с налоговым законодательством, при этом обществом опровергнут или оспорен не был, и соответственно, суды обоснованно исходили из правомерного начисления инспекцией дополнительных сумм по налогу на прибыль организаций за 2010 - 144 619 руб. 40 коп.

В связи с изложенным, довод общества о неправомерном доначислении инспекцией налога на прибыль в сумме 144 619 руб. 40 коп. за 2010, является несостоятельным.

Отключить рекламу

Кроме того, налоговым органом по итогам проверки доначислен налогоплательщику транспортный налог за 2011 год в размере 59 423 руб. 02 коп. по четырем автомобилям "Маз".

Установлено, что данные транспортные средства приобретены заявителем по договорам купли-продажи в 2010 году, что подтверждается представленными в материалы дела копиями паспортов вышеперечисленных транспортных средств.

Согласно данным, отраженным в паспортах транспортных средств, налогоплательщик приобрел право собственности на указанные транспортные средства в 2010 году по договору купли-продажи, который является консенсуальным, однако осуществил постановку транспортных средств на учет лишь в 2012 году. Данные обстоятельства заявителем опровергнуты не были.

Судебные инстанции, руководствуясь статьями 357, 358 НК РФ Федеральным законом от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - Правила), утвержденными Приказом МВД России от 24.11.2008 N 1001 "О порядке регистрации транспортных средств", исходили из правомерного доначисления налоговым органом транспортного налога за спорный период. Вывод судов является правильным.

Указанные транспортные средства переданы обществу в лизинг в 2007 году и временно поставлены на учет в РЭП ГИБДД Домодедовского ОВД.

Заявитель в ходе выездной налоговой проверки представил акты приема-передачи имущества от 10.10.2010, согласно которым общество приобрело в собственность 2 автомобиля "Маз" (регистрационные номера С299МВ150, С298МВ150) на основании договора купли-продажи N 2010-87/В от 08.11.2010.

Отключить рекламу

Также представлены акты приема-передачи имущества от 09.10.2010, согласно которым общество приобрело в собственность еще 2 автомобиля "Маз" (регистрационный номер У652МВ150, У653МВ150) на основании договора купли-продажи N 2010-88/В от 08.11.2010.

При этом, постановку на учет в органах ГИБДД заявитель осуществил только 14.01.2012, о чем свидетельствуют данные, отраженные в паспортах транспортных средств на вышеуказанные транспортные средства.

Согласно пункта 3 Постановления Правительства Российской Федерации от 12.08.1994 N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации" (в ред. Постановлений Правительства Российской Федерации от 31.07.1998 N 866, от 21.02.2002 N 126, от 12.08.2004 N 408), собственники транспортных средств либо лица, от имени собственников владеющие, пользующиеся или распоряжающиеся на законных основаниях транспортными средствами (далее именуются - владельцы транспортных средств), обязаны в установленном порядке зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в Государственной инспекции, или военных автомобильных инспекциях (автомобильных службах), или органах гостехнадзора в течение срока действия регистрационного знака "Транзит" или в течение 5 суток после приобретения, таможенного оформления, снятия с учета транспортных средств, замены номерных агрегатов или возникновения иных обстоятельств, потребовавших изменения регистрационных данных.

Отключить рекламу

В связи с тем, что транспортные средства общества подлежат государственной регистрации в органах государственного технического надзора, то в силу этого обстоятельства они признаются объектами налогообложения по транспортному налогу, а общество - плательщиком транспортного налога. Уклонение общества от совершения действий по государственной регистрации транспортных средств не освобождает его от уплаты транспортного налога.

Таким образом, суды обоснованно исходили из того, что инспекцией правомерно (с момента приобретения в собственность) доначислен транспортный налог за 2011 год в сумме 59 423 руб. 02 коп. по четырем автомобилям "Маз".

Довод заявителя о том, что договоры купли-продажи инспекцией не исследовались, опровергается информацией, отраженной в оспариваемом решении инспекции по результатам проверки, при этом утверждение заявителя, что договоры купли-продажи могут содержать особые условия перехода права собственности, ничем не подтверждается.

Таким образом, суды пришли к обоснованному выводу, что обязанность по начислению спорных сумм транспортного налога и их уплате возникла у налогоплательщика в 2011, отсутствуют основания для удовлетворения требований заявителя о признании недействительным оспариваемого решения в части доначислений по транспортному налогу.

Суд кассационной инстанции считает, что судами правильно установлены фактические обстоятельства дела по данному эпизоду, правильно применены нормы материального права и заявителю обоснованно отказано в удовлетворении требований в данной части.

Отключить рекламу

Доводы кассационной жалобы общества по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств спора и представленных сторонами доказательств, были предметом рассмотрения судебных инстанций и получили соответствующую правовую оценку.

Поскольку при рассмотрении спора судами нормы материального права применены правильно и нормы процессуального права не нарушены, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения жалобы общества.

По кассационной жалобе инспекции.

Довод жалобы о правомерном привлечении общества к ответственности в виде штрафа в сумме 139 654 руб. за неполную уплату НДС за 3 и 4 кварталы 2011, а также начислении пени в размере 99 544 руб., обоснованно признан судами несостоятельным.

Судами установлено, что в ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией выявлены расхождения между данными, отраженными обществом в налоговых декларациях по НДС за 3 и 4 кварталы 2011 (15 644 703 руб. и 26 124 320 руб. (в решении допущена техническая ошибка и указана сумма 24 398 936 руб.), с данными, зафиксированными в книгах покупок за аналогичные периоды.

Так, расхождения за 3 квартал 2011 составили 340 500 руб., за 4 квартал 2011 - 1 725 384 руб. (при этом сумма доначислений ввиду технической ошибки составила 1 651 715 руб.).

Налоговому органу были представлены дополнительные листы книг покупок за 3 и 4 кварталы 2011 года. При этом, в ходе проведения проверки инспекцией не был установлен факт недостаточности счетов-фактур.

Судебные инстанции, исходя из положений статей 169, 171, 172, 173 НК РФ, Правил ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 N 914 "Об утверждении правил ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость" (в редакции, действовавшей в момент возникновения спорных финансово-хозяйственных взаимоотношений), Порядка заполнения налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, утвержденного Приказом Минфина Российской Федерации от 15.10.2009 N 104н "Об утверждении формы налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость и Порядка ее заполнения", исходили из того, что суммы НДС, заявленные налогоплательщиками в качестве вычетов в декларациях по налогу, должны соответствовать суммам, отраженным в книгах покупок на основании выставленных поставщиками товаров, работ (услуг) счетов-фактур.

Отключить рекламу

Общество, представляя в инспекцию возражения на акт налоговой проверки также представило вновь оформленные дополнительные листы книги покупок за 3 и 4 кварталы 2011 года, которые имеют расхождения с изначально представленными документами.

В указанных дополнительных листах книги покупок за 3 и 4 кварталы 2011 сумма НДС скорректирована налогоплательщиком и является равной суммам налоговых вычетов, заявленных налогоплательщиком в декларациях по налогу за соответствующие периоды.

Инспекцией в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля с целью подтверждения правомерности заявленных вычетов по счетам-фактурам, отраженным налогоплательщиком в дополнительных листах книги покупок, в порядке статьи 93.1 НК РФ направлены требования контрагентам-поставщикам, которые выставили указанные счета-фактуры.

Согласно результатам дополнительных мероприятий налогового контроля за 3 квартал 2011, по встречной проверке ООО "Барыбино-1" установлены многочисленные нарушения (счет-фактура от 30.09.2011 N 7 на сумму НДС 357 694 руб. отражен дважды, недостоверные данные в счете-фактуре N 1 от 31.03.2011, некоторые счета-фактуры выставлялись ООО "Барыбино-1" в адрес ЗАО Племзавод "Барыбино", ЗАО Племзавод "Повадино", тогда как отражены в книге продаж заявителя).

Между тем, судами правильно указано, что привлечение общества к ответственности в виде штрафа в сумме 139 654 руб. за неполную уплату НДС за 3 и 4 кварталы 2011, а также начисление пени в размере 99 544 руб. неправомерно, в связи с тем, что у заявителя в период с 20.04.2009 по 22.02.2012 имелась значительная переплата по НДС в сумме 116 442 232 руб. (за декабрь 2007 года). Данный факт не оспаривается налоговым органом.

Отключить рекламу

Кроме того, обществом в материалы дела представлены документы по контрагенту ООО "Барыбино-1", подтверждающие совокупную сумму заявленных налоговых вычетов. Доказательств, опровергающих позицию заявителя, инспекцией не представлено.

В связи с чем, расхождения между данными налоговых деклараций по НДС за 3 и 4 кварталы 2011 года и книгами покупок за указанные периоды отсутствуют. Факт наличия переплаты в сумме 116 442 232 руб. подтверждается также решением Арбитражного суда Московской области от 28.12.2010 по делу N А41-3045/10.

Таким образом, суды обоснованно исходили из незаконности решения инспекции в части доначисления НДС в сумме 771 863 руб., соответствующих сумм пени и штрафа.

В отношении эпизода, связанного с дополнительным начислением налоговым органом налога на добычу полезных ископаемых.

Инспекцией установлено, что в проверяемом периоде заявитель осуществлял добычу кирпичных суглинков в карьере на основании лицензии серии МСК N 80014 ТЭ, выданной Министерством экологии и природопользования Российской Федерации, целевое назначение и виды работ - добыча кирпичных суглинков на участке площадью 25 га Барыбинского местонахождения для производства кирпича. Срок действия лицензии с 21.12.2005 по 01.01.2015.

Основанием для доначисления налога на добычу полезных ископаемых послужили установленные инспекцией в ходе проведения проверки отклонения при расчете обществом себестоимости добытого полезного ископаемого, в связи с недостоверным отражением в расчетах количества добытого полезного ископаемого за проверяемый период (2009 - 2011 гг.). В декларациях по налогу на добычу полезных ископаемых количество добытого ископаемого отражено в меньшем размере, чем в статистической отчетности.

Отключить рекламу

На основании статьи 334 НК РФ налогоплательщиками налога на добычу полезных ископаемых признаются организации и индивидуальные предприниматели, признаваемые пользователями недр в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 336 НК РФ объектом налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых, если иное не предусмотрено пунктом 2 анализируемой статьи, признаются, в том числе, полезные ископаемые, добытые из недр на территории Российской Федерации на участке недр (в том числе из залежи углеводородного сырья), предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.

На основании пункта 2 статьи 338 НК РФ налоговая база определяется как стоимость добытых полезных ископаемых.

Количество добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно (пункт 1 статьи 339 НК РФ).

Согласно пунктам 1 и 4 статьи 340 НК РФ оценка стоимости добытых полезных ископаемых определяется налогоплательщиком самостоятельно одним из следующих способов: 1) исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответствующий налоговый период цен реализации без учета субсидий; 2) исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответствующий налоговый период цен реализации добытого полезного ископаемого; 3) исходя из расчетной стоимости добытых полезных ископаемых.

При этом расчетная стоимость добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно на основании данных налогового учета.

Отключить рекламу

Положениями статьи 343 НК РФ установлено, что сумма налога по добытым полезным ископаемым, если иное не предусмотрено настоящей статьей, исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

В рамках проверки установлено, что в проверяемом периоде у заявителя отсутствовала реализация добытого полезного ископаемого, в связи с чем общество определяло стоимость добытого полезного ископаемого исходя из его расчетной стоимости.

Обществом также учитывались материальные расходы, расходы на оплату труда работников, занятых при добыче полезных ископаемых, суммы начисленной амортизации по имуществу, которое используется при добыче, расходы на ремонт основных средств также используемых при осуществлении работ.

В декларациях по налогу на добычу полезных ископаемых заявитель отразил количество добытого полезного ископаемого (глины) в объеме: за 2009 год - 35 465 куб. м, за 2010 год - 30 235 куб. м, за 2011 год - 50 617 куб. м.

Между тем, согласно данным, отраженным в статистической отчетности общества, количество добытого полезного ископаемого составило: за 2009 год - 59 000 куб. м, 2010 год - 52 600 куб. м, 2011 год - 62 000 куб. м.

Таким образом, расхождения составляют: за 2009 - 23 535 куб. м, 2010 - 22 365 куб. м, 2011 - 11 329 куб. м.

С учетом установленных обстоятельств, инспекцией сделан вывод о том, что в статистической отчетности обществом заявлены данные о количестве добытого полезного ископаемого в большем объеме по сравнению с данными, заявленными в налоговой отчетности (декларациях), что в свою очередь, повлияло на расчет себестоимости добытого полезного ископаемого и на исчисленную инспекцией дополнительно сумму налога к уплате в бюджет.

Отключить рекламу

Суды, отклоняя указанные выводы инспекции, исходили из того, что количество добытой глины не участвует в расчете налога на добычу полезных ископаемых и не оказывает влияние на сумму исчисляемого налога, при этом данные статистической отчетности не могут являться основанием для расчета налога.

В соответствии с пунктом 4 статьи 340 НК РФ в случае отсутствия у налогоплательщика реализации добытого полезного ископаемого налогоплательщик применяет способ оценки, указанный в подпункте 3 пункта 1 статьи 340 НК РФ, а именно: исходя из расчетной стоимости добытых полезных ископаемых.

При этом расчетная стоимость добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно на основании данных налогового учета. В этом случае налогоплательщик применяет тот порядок признания доходов и расходов, который он применяет для определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

В соответствии с подпунктом 10 пункта 2 статьи 337 НК РФ к неметаллическому сырью, используемому в основном в строительной индустрии относится в том числе и глина. В соответствии с подпунктом 4 пункта 2 статьи 342 НК РФ налогообложение производится по налоговой ставке 5,5 процента при добыче неметаллического сырья, используемого в основном в строительной индустрии.

В соответствии с пунктом 1 статьи 343 НК РФ сумма налога по добытым полезным ископаемым, если иное не предусмотрено настоящей статьей, исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

Учитывая данные нормы налогового законодательства, судами обоснованно указано, что сумма налога на добычу полезных ископаемых по добытой глине, в случае отсутствия у налогоплательщика реализации добытой глины, определяется как произведение стоимости добытой глины на основании данных налогового учета и налоговой ставки равной 5,5 процента.

Отключить рекламу

Установлено, что в течение 2009, 2010 и 2011 заявитель добывал глину для производственных целей (изготовления кирпича). Продажа добытой глины третьим лицам не осуществлялась. Доказательств обратного инспекцией не представлено.

Таким образом, налог на добычу полезных ископаемых исчислялся налогоплательщиком в соответствии с требованиями пункта 2 статьи 338 НК РФ, пункта 4 статьи 340 НК РФ, подпункта 4 пункта 2 статьи 342 НК РФ, пункта 1 статьи 343 НК РФ как произведение расчетной стоимости добытой глины (расходов на добычу глины) и ставки налога, равной 5,5 процента.

Судебные инстанции правомерно исходили из того, что количество добытой заявителем глины не оказывает влияние на сумму исчисляемого налога на добычу полезных ископаемых, а данные статистической отчетности, на которую ссылается налоговый орган, не могут являться основанием для расчета налога на добычу полезных ископаемых.

При указанных обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу об удовлетворении требований о признании недействительным решения в части доначисления налога на добычу полезных ископаемых в сумме 347 610 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафа.

Выводы судов, касающиеся снижения размера наложенного на налогоплательщика штрафа до 1 100 000 руб., с учетом статьи 112 НК РФ и имеющихся в деле доказательств, являются правильными, оснований для переоценки указанных обстоятельств у суда кассационной инстанции не имеется.

Суд кассационной инстанции полагает, что выводы судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам и не противоречат нормам действующего законодательства.

Отключить рекламу

Таким образом, оснований для удовлетворения кассационной жалобы налогового органа не имеется.

Оценив представленные в дело доказательства в их совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 АПК РФ, суды пришли к выводу об удовлетворении заявленных обществом требований о признании незаконным решения инспекции в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 5 698 369 руб. 05 коп., НДС в сумме 771 863 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 347 610 руб., начисления соответствующих пеней и штрафов, а также привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме - 1 297 772 руб.

Выводы суда первой и апелляционной инстанций основаны на полном, всестороннем и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств и не противоречат им.

В кассационных жалобах инспекция и общество ссылаются на доводы, которые являлись предметом оценки судов и правомерно были отклонены ими как основанные на неверном толковании норм права и фактических обстоятельствах спора. Оснований для их переоценки у суда кассационной инстанции в силу прямого указания статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Судами правильно применены нормы материального права.

Нарушений процессуального закона, влекущих безусловную отмену обжалуемых судебных актов, не установлено. При изложенных обстоятельствах отсутствуют основания для отмены судебных актов.

Руководствуясь статьями 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Отключить рекламу

постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 04.07.2014, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2014 по делу N А41-67765/13 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья

М.К.АНТОНОВА

Судьи

Н.В.БУЯНОВА

В.А.ЧЕРПУХИНА


Отключить рекламу