Клерк.Ру

Условия получения информации миноритарными акционерами изменятся

Госдума РФ ограничивает права миноритарных акционеров

19 июля Госдума России приняла законопроект, существенно ограничивающий право миноритарных акционеров на получение информации о деятельности компаний. Проект был внесен на рассмотрение правительством РФ еще в 2011 году, почти сразу его приняли в первом из трех чтений. Но с тех пор процесс застопорился – вокруг документа развернулась невидимая борьба.

И вот 11 июля 2017 года на сайте Госдумы появилась доработанная версия проекта, которая существенно ужесточает условия получения информации миноритарными акционерами. Уже 14 июля документ приняли во втором чтении, а 19 июля – в третьем чтении. 20 июля законопроект был направлен в Совет Федерации для окончательного утверждения.

Согласно проекту, получать от компаний какие-либо документы смогут лишь владельцы более 1% акций. А те, кто владеет 1-25% акций, смогут требовать лишь ограниченный перечень документов о крупных сделках и сделках с заинтересованностью. При этом они еще и будут вынуждены указывать в своем запросе «деловые цели», для которых потребовалась информация. Если обоснование запроса не понравится руководству компании – документы откажутся предоставить.

По информации СМИ, предложения по закрытию информации от акционеров выдвигались в письме президенту РФ, направленном в мае 2017 года руководством компаний «Лукойл», «Транснефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть» и «Ростех». Возможно, именно после этого в Госдуме вынули из-под сукна старый законопроект.

Юрист Сергей Савельев в беседе с газетой «Коммерсант» заявил: «Этот проект лоббировал крупный бизнес и добился своего. Мотивация этих компаний понятна: невыгодно давать миноритариям документы, потому что потом это приводит к судебным процессам по оспариванию сделок и корпоративных действий».

Информационная закрытость крупных российских компаний – одна из ключевых проблем местного рынка. Компании крайне неохотно рассказывают о своих делах не только конкурентам, государству и СМИ, но и собственным акционерам.

Так, известный оппозиционер Алексей Навальный в прошлом неоднократно критиковал компанию «Транснефть», миноритарным акционером которой является. Навальный более года через суд добивался права ознакомиться с протоколами заседаний совета директоров. Процесс широко освещался в СМИ и интернете, и репутация «Транснефти» серьезно пострадала. Наконец в июле 2011 года суд вынес решение в пользу Навального – ему были направлены интересующие его документы.

На фоне этого скандала «Транснефти» пришлось взять курс на информационную открытость и взаимодействие с акционерами. По крайней мере, об этом было объявлено официально. Курс акций компании на бирже немедленно вырос.

Однако в дальнейшем выяснилось, что взаимодействие с акционерами – это не только хорошая реклама, но и серьезные обязательства. В 2016 году инвест-компания United Capital Partners Ильи Щербовича обратила внимание на то, что дивиденды за 2013 год, выплаченные владельцам привилегированных акций, меньше размера дивидендов по обыкновенным акциям (при этом 100% обыкновенных акций «Транснефти» владеет государство). UCP пыталась через суд добиться выплаты недополученных дивидендов. Иск был отклонен, а UCP продала свою долю акций.

Тем не менее, «Транснефти» пришлось сделать определенные выводы из столкновения с «инвестором-активистом» Щербовичем. В июне стало известно, что компания собирается выплатить дивиденды за 2016 год на сумму 30,6 млрд руб. За каждую акцию будет заплачено по 4,3 тыс. руб. Также было объявлено о выплате дивидендов за первое полугодие 2017 года из расчета 3,9 тыс. руб. на акцию. В общей сложности акционеры получат 58,2 млрд руб. Это рекордный размер дивидендов для «Транснефти». На их выплату уйдет вся прибыль компании по РСБУ. По сравнению с 2015 годом размер дивидендов за 2016 год увеличился впятеро.

Это прекрасный результат для миноритариев, но, судя по принятому во втором чтении законопроекту, в ближайшее время повторение такого рода событий станет невозможным. Миноритарии фактически полностью потеряют доступ к любой непубличной информации акционерных обществ. А тот, кто не владеет необходимой информацией – вряд ли может отстаивать свои права.