https://t.me/Buh_budni. Все материалы из источника

Бывает так, что инспекторы понимают, что компания купила документы по НДС, но детально разбираться и доказывать это не хотят. Например, времени нет, и есть «клиенты» жирнее. В таких случаях они идут на хитрость.

Вызывают директора и говорят ему, что поставщик обнулил декларацию, и вычет не может быть принят. Кстати в большинстве случаев это не так. Они обманывают. Налоговики хотят посмотреть на реакцию директора. А также действия тех, кто контролирует фирму-поставщика. Если директор начинает нервничать и пытается оправдываться, ему предлагают уточниться добровольно. Многие, кто боятся, так и делают. Тех, кто стоит на своем и утверждает, что сделка была, могут просто отпустить и больше не заниматься, а могут продолжить копать.

Также у инспекторов есть вариант по-настоящему обнулить декларацию фирмы поставщика и посмотреть, что будет. У всех налоговых есть свои подручные бухгалтерии, которые способны выпустить ЭЦП. Инспекторы обращаются к ним, выпускают новую подпись и сдают нулевую декларацию.

Дальше они ждут, что будет делать компания. Если появляется директор, начинают его прессовать и выявлять номинальность, а также пытаются доказать фиктивность сделки. Дальше уже всё индивидуально.

Самый грамотный ход в таких ситуациях – перевыпустить ЭЦП снова и сдать повторно декларацию, которая вам нужна. Второй раз инспекторы уже вряд ли будут этим заниматься. К тому же за выпуск ЭЦП нужно платить деньги, даже своей бухгалтерии, а это лично инспектору совсем неинтересно. И только если на кону большая премия, они на это идут.

Если вас вызвали на допрос и вменяют покупку бумажного НДС, самое лучшее решение – стоять на своём. Говорите, что ничего не знаете, контрагент реальный, сделка была. Особенно если вы делали оплату на одну из фирм первого звена. Оплата была, значит, сделка реальна. Доказать отгрузку товара или оплату услуги – это уже совсем другая серьёзная работа. И делать её без сильной заинтересованности никто не будет.

Не бросайтесь сразу уточняться и покупать новые документы. И даже если вам скажут, что нашли директора и тот отказался от компании, а значит, сделка фиктивная, это тоже может быть враньём. Проверьте информацию самостоятельно. Помните, их задача – вас напугать и заставить заплатить самому. Не поддавайтесь. И даже если НДС действительно слетел, не упрощайте им работу.

Механику поиска незадекларированных доходов от теневого бизнеса раскрыли в письме № СА-4-7/8614@.

Задача инспектора ФНС доказать, что человек приложил усилия для систематического получения прибыли от сделок, в том числе задействовал хотя бы один вид ресурсов: оборудование, сырье, материалы, рабочую силу. Эти признаки могут говорить об осуществлении предпринимательской деятельности:

– Имущество, которое покупает физлицо, подходит только для бизнеса (не для частного использования);

– Проданное имущество ранее использовалось физлицом в бизнесе;

– Цель покупки или изготовления имущества –  получить прибыль;

– Физлицо ведёт учёт хозяйственных операций;

– Сделки в короткий период времени выстраиваются в логическую цепочку;

– Физлицо имеет устойчивые связи с несколькими продавцами, покупателями, контрагентами.

Но как ИФНС выявляет незаконный бизнес?

– Показания покупателей;

– Расписки в получении д/с;

– Выписки с банковского счета лица, привлекаемого к ответственности;

– Акты передачи товаров;

– Размещение рекламы в интернете и оффлайн;

– Заключение договоров аренды помещений.

В большинстве описанных ситуаций ФНС признаёт физлицо предпринимателем и доначисляет налог в одностороннем порядке.

Недавно произошло важное событие. Впервые в судебной практике к субсидиарной ответственности привлекли теневого бенефициара. И теперь у ФНС есть механизм, по которому она будет делать это в дальнейшем. Речь о решении Верховного Суда по делу «Холдинговой компании Ладога» (Определение суда № 307-ЭС17-11745).

С руководителей решено взыскать более 2,7 млрд руб. Хотя, по закону формально привлечь их было нельзя. Основной бенефициар — Вениамин Грабар, который владеет 37% акций акционерного общества.

Чтобы официально признать его контролирующим лицом, он должен иметь от 50%. В компании ФНС провела выездную проверку и установила большое количество нарушений в сфере вычетов по НДС, выведении наличности и использование схем с использованием фирм-однодневок. В результате чего были доначислены налоги свыше 1 млрд. руб.

Такие деньги владельцы компании платить, разумеется, не хотели и бизнес был перекинут на новую организацию, а старая объявила себя банкротом. Производство при этом не останавливалось и всё происходило в тех же самых помещениях и с теми же сотрудниками и контрагентами.

Тогда налоговая и стала искать бенефициаров и заявлять о субсидиарной ответственности. Дело дошло до ВС РФ, который встал на сторону налоговиков.

По бумагам Вениамин Грабар был лишь президентом холдинга «Ладога» и решений не принимал, это даже было отражено в его должностной инструкции. А всем распоряжался генеральный директор. Но, тем не менее, суд решил, что он является контролирующим лицом. Аргументы налоговой были следующими. Грабар, будучи президентом, не мог не знать, что происходит в компании и о сделках, ухудшавших её финансовое состояние. Перевод бизнеса на новую компанию невозможен без его участия. То, что это произошло после выездной, только усугубляло его вину.

Сотрудники компании дали на него показания, где заявили, что распоряжался деятельностью именно он. И часто это было лишь устно. Кроме того, есть доказательства, что он мог бесконтрольно распоряжаться средствами на счетах компаний. Это подтвердили в банке. А также был инцидент, когда Грабар лично приезжал в налоговую и пытался снять арест со счета. Суд решил, что этого достаточно, чтобы понять, что Грабар является фактическим руководителем бизнеса. А раз он ещё и пытается это скрыть, тем хуже для него.

Если согласованность действий между лицом и компанией налицо, значит можно заявлять о том, что лицо является бенефициаром. И чтобы отбить обвинения в «бенефициарстве» гражданину будет уже недостаточно заявить, что он просто непричастен. Он должен будет доказать это и представить чёткую собственную версию того, что ему вменяют. Чтобы суд ему поверил.

Это первое подобное решение в судебной практике, но оно имеет очень большое значение. Теперь инспектора будут выяснять не только формальное отношение к компании и взаимозависимость, но ещё и согласованность действий фирмы и предполагаемого бенефициара. А инструменты для этого у них есть. И, скорее всего, подобные дела в скором времени появятся ещё. ФНС взялось за реальных бенефициаров.