Клерк.Ру

Зачем нужна реформа бухгалтерского учёта

798

В рамках пятничного ликбеза Алексей Иванов начинает серию статей о реформе бухучёта: зачем она нужна, кто её делает и какие изменения ждать в ближайшие годы. А изменения предстоят колоссальные! Если не готовиться заранее, то уже в следующем году карета бухгалтерии может превратиться в тыкву.

Всем привет! С вами Алексей Иванов — директор по знаниям интернет-бухгалтерии «Моё дело» и автор телеграм-канала «Переводчик с бухгалтерского». Каждую пятницу в нашем блоге на «Клерке» я рассказываю о бухгалтерском учёте. Начал с азов, потом перейду к более сложным материям. Тем, кто только готовится стать бухгалтером, это поможет поближе познакомиться с профессией. Матёрым главбухам — взглянуть на привычные категории под другим углом.

Начинаю серию статей о реформе бухучёта: зачем она нужна, кто её делает и какие изменения нам ждать в ближайшие годы. А изменения предстоят колоссальные! Если не готовиться заранее, то уже в следующем году карета бухгалтерии может превратиться в тыкву. Я — один из пока довольно узкого круга людей, участвующих в разработке новых бухгалтерских стандартов. Поэтому расскажу, как эта кухня выглядит изнутри.

Планы Минфина

Современный российский бухгалтер привык работать в постоянно меняющемся правовом поле. Стращать его изменениями в «нормативке» — все равно, что пугать ежа сами знаете чем.

Реформа бухгалтерского учёта в стране продолжается уже больше двадцати лет. Её декларируемая цель — приблизить отечественные правила ведения бухгалтерского учёта к международным. За это время введен в действие ряд новых бухгалтерских стандартов, в большей или меньшей степени соответствующих Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО).

При этом частота принятия новых нормативных документов и внесения изменений в старые была не очень большой, что позволяло бухгалтерам относительно неспешно адаптироваться к изменениям. Многие из них продолжают думать, что все и дальше будет развиваться примерно таким же образом. Поэтому можно решать проблемы по мере их поступления.

Сейчас, наверное, каждый бухгалтер, читающий эту статью, подумал, что я не в себе: ведь чуть ли не каждый день приходится изучать какие-то новые правила для того, чтобы состряпать какой-то новый отчёт. Действительно, это так. Но в области именно бухгалтерского учёта меняются в основном формы документов, создаваемых для надзорных органов, и формат их подачи.

Глобальные же изменения в методологию бухгалтерского учёта, заставляющие в корне изменить привычный уклад работы, вносились не так часто. Пока. В ближайшие годы всё сильно изменится. И эти изменения будут вноситься очень быстро.

По планам Минфина до 2023 года в силу должны вступить 12 федеральных стандартов бухгалтерского учета (ФСБУ). Половина заменит привычные российскому бухгалтеру положения по бухгалтерскому учёту (ПБУ). Вторая половина не имеет аналогов в действующем законодательстве. Чтобы проиллюстрировать масштаб изменений, приведу всего два числа: в настоящее время действует 24 ПБУ, которые были приняты за 14 лет (с 1998 г. по 2011 г.). То есть за 3 года нормативное регулирование бухгалтерского учёта обновится наполовину.

Новые стандарты будут сложнее существующих. Они предполагают широкое использование профессионального суждения, которого у большинства отечественных бухгалтеров нет. Среднестатистический российский бухгалтер привык к тому, что за него кто-то уже всё решил: будь то государство, установившее унифицированные формы бухгалтерской отчётности, или великая и ужасная фирма 1С, тиражирующая однотипные решения автоматизации бухучёта в масштабах страны. Это не вина бухгалтеров, а следствие многих лет жесткой регламентации каждого их действия со стороны государства.

Большая часть компетенций современных российских бухгалтеров лежит в плоскости налогового, а не бухгалтерского учёта. Реформа приведет к тому, что бухгалтерские правила станут ещё дальше от налоговых. Это хорошо. Потому что в бухгалтериях малых и средних компаний сейчас повсеместно живет страшный монстр под названием «Налоговый учёт ведется на основе бухгалтерского». Это привело к тому, что бухгалтерская отчётность не информирует внешнего пользователя о том, как идут дела у компании. А собственники и менеджмент не могут почерпнуть из бухгалтерских регистров информации для управления бизнесом. В результате в России имеем:

  • налоговый учёт — для государства;
  • управленческий учёт — для менеджмента, собственников, потенциальных инвесторов и кредиторов;
  • бухгалтерский учёт — непонятно для кого.

Идея реформы — сделать бухгалтерский учёт полезным. А вот реализация этой идеи за последние 5 лет прихрамывала на обе ноги.

Что бухгалтеры думают о реформе и почему она всё-таки нужна

В профсообществе сложились устойчиво негативные представления о реформе. Это нормально — бухгалтер по природе должен быть консерватором. Но большинство возражений против реформы основаны на ложных посылках. Разберу три самых частых.

1. Все изменения приведут только к увеличению объема работы, пользы от них никакой не будет. Особенно худо придется малому бизнесу

Принятие новых ФСБУ — реализация курса на сближение отечественных стандартов с нормами МСФО. Этот курс был провозглашен Минфином более двадцати лет назад с принятием Программы реформирования бухгалтерского учёта в соответствии с международными стандартами. Очень рекомендую почитать ещё один минфиновский документ — Концепцию развития бухгалтерского учёта и отчетности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу. В нём подробно изложены причины того, почему отечественную бухгалтерскую «нормативку» необходимо реформировать.

Обращу внимание на одну из них: «...формальный подход регулирующих органов и хозяйствующих субъектов ко многим категориям, принципам и требованиям бухгалтерского учёта и отчетности». Этот подход за прошедшие годы не изменился, и это настоящий бич российского бухучёта!

Руководствуется ли российский бухгалтер установленным ПБУ 1/2008 «Учётная политика организации» требованием осмотрительности? Оно предписывает бухгалтеру быть пессимистом — больше готовиться к отражению расходов и обязательств, чем доходов и активов. Аудиторская практика показывает, что нет. Очень немногие создают резерв под снижение стоимости материальных ценностей. А он обязателен к созданию, если ценности сейчас стоят дешевле, чем при приобретении. Это требование ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов». Та же история с резервами по сомнительным долгам и под обесценение финансовых вложений. А ведь создание оценочных резервов — это проявление осмотрительности, которое повышает достоверность бухотчётности. Но создание резервов приведет к появлению разниц между бухгалтерским и налоговым учетами. Поэтому тете Маше проще сделать вид, что снижения стоимости не было.

В результате данные бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности малопригодны для понимания реального состояния дел организации. Предприятия вынуждены внедрять управленческий учёт, чтобы получать те данные, которые должен поставлять учёт бухгалтерский. Управленческий учет — хорошее дело, но только не тогда, когда он является костылем для хромающего бухучёта.

Новые ФСБУ расширяют сферу применения профессионального суждения бухгалтера. Это позволяет гораздо лучше подстраивать бухучёт под специфику деятельности конкретного предприятия. Конечно, при соответствующей квалификации главбуха.

В то же время они сильно усложняют порядок бухучёта. Но из Минфина периодически просачиваются слухи по поводу особого места малого бизнеса в новой системе регулирования бухучёта. Естественно, сложные стандарты «малышам» полноценно применять не получится. Поэтому, вероятнее всего, для них в каждом ФСБУ будут предусмотрены упрощенные способы ведения бухучёта. Все уже принятые ФСБУ и их проекты работают по такой модели. Второй сценарий — разработка отдельных стандартов для малых и средних предприятий по образцу IFRS for SMEs. Но он вряд ли будет реализован.

Поэтому объём работы бухгалтеров и качество этой работы увеличится. И польза от внедрения новых стандартов будет — просто не для бухгалтера, а для пользователя бухгалтерской информации.

2. Налоги считать станет ещё сложнее, а куда уж ещё сложнее

Главная мысль: бухгалтер — это не про налоги. Точнее, не только про них. Например, в базовом курсе сертификации Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA) налогообложение — лишь один из 9 курсов, экзамены по которым необходимо сдать соискателю.

Почему так? Бухучёт ведется, в первую очередь, для внутренних пользователей бухгалтерской информации — менеджмента и собственников компании. Его предназначение — информационная поддержка принятия управленческих решений. Любых, а не только касающихся налогообложения.

А вот бухгалтерская отчётность составляется для неопределенно широкого круга внутренних и внешних пользователей. Это менеджмент, собственники, кредиторы, инвесторы, государство. П. 7 действующего ПБУ 4/99 «Бухгалтерская отчётность организации» говорит, что при составлении бухгалтерской отчётности должна быть обеспечена нейтральность информации, содержащейся в ней. Это значит — исключено одностороннее удовлетворение интересов одних групп пользователей бухгалтерской отчётности перед другими.

Налоги волнуют одного внешнего пользователя — ФНС. А других пользователей интересует рентабельность, ликвидность, платежеспособность и прочие показатели, которые характеризуют надёжность и успешность организации. Они как раз основаны на данных бухгалтерской отчётности.

В сказке Дж. Оруэлла «Скотный двор» одна из заповедей свободных животных сначала гласила: «Все животные равны», а потом трансформировалась в: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие». Вот примерно так сейчас дела с бухучётом и обстоят.

Многие бухгалтеры в России ориентируются не на всех пользователей бухгалтерской отчётности, а на «более равного». Конечно, это ФНС. Поэтому нормой является ведение бухгалтерского учёта не для формирования достоверной картины бизнеса, а в нагрузку к ведению «основного» учёта — налогового. Особенно это относится к малому бизнесу. Часто главбух «малыша» ведет бухучёт с использованием бухгалтерских методов (например, двойной записи). Но руководствуется правилами признания и оценки доходов и расходов из Налогового кодекса.

При этом лишь один налог — налог на имущество организаций — исчисляется на основании бухгалтерских данных. И то не по всем объектам налогообложения. Это результат работы Минфина, который уже 20 лет последовательно проводит политику разделения бухгалтерского и налогового учётов. Если налоговая база зависит от оценки объекта в бухучёте и правила такой оценки вариативны, то у налогоплательщика неминуемо возникнет искушение выбрать тот метод бухгалтерского учёта, который даст наименьшую налоговую базу.

Поэтому я занимаю очень радикальную позицию. По мне, правила оценки и признания объектов налогообложения должны кардинально отличаться от бухгалтерских. Чтобы бухгалтерские данные для расчёта налогов использовать нельзя было в принципе. И налоговикам следует запретить использовать данные бухгалтерской отчётности для контроля налоговых показателей. В бухучёте прибыль, в налоговом — убыток? Это нормально, «на карандаш» такого налогоплательщика брать не нужно, просто правила очень разные.

Это лишь моё личное мнение. Минфин проводит более консервативный курс. Поэтому ждать усложнения правил исчисления налогов не нужно. Наоборот, они упрощаются. Эта реформа не про налоги, она сугубо про бухучёт. Но разниц между бухгалтерским и налоговым учётами станет больше из-за усложнения бухгалтерской методологии. Это необходимая плата за качественный бухгалтерский учёт. Он нужен пользователю бухгалтерской информации, для которого и затевалась реформа.

3. Реформированием занимаются далекие от бухгалтерии чиновники. Триумф бюрократии над здравым смыслом

Силами чиновников Минфина готовятся проекты только четырёх из двенадцати будущих ФСБУ. Остальные проекты готовят совсем другие люди. Чиновники действительно могут быть оторваны от хозяйственной практики, это в Минфине отлично понимают и понимали, когда в начале 2000-х реформа только затевалась.

Приведу еще одну цитату из Концепции развития бухгалтерского учёта и отчётности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу о том, что одна из серьезнейших проблем российского бухгалтерского учёта заключается в: «...недостаточности участия профессиональных общественных объединений и другой заинтересованной общественности, включая пользователей бухгалтерской отчётности, в регулировании бухгалтерского учёта и отчётности».

Перевожу на русский: мы с вами, господа бухгалтеры, сами виноваты в том, что имеем «нормативку», которая нас не устраивает. При этом в 2004 году, когда Концепция была утверждена, реальной возможности влиять на содержимое бухгалтерских стандартов у профсообщества не было. Сейчас же такая возможность есть, и нужно ей пользоваться!

1 января 2013 г. вступил в силу закон «О бухгалтерском учете» № 402-ФЗ, который ввел в правовое поле новую категорию регуляторов — субъекты негосударственного регулирования бухгалтерского учёта. Именно им поручена разработка восьми из двенадцати будущих ФСБУ. Сначала их было четверо, теперь осталось двое. Вот эти ребята.

  1. Фонд развития бухгалтерского учёта «Национальный негосударственный регулятор бухгалтерского учёта «Бухгалтерский методологический центр» (Фонд «НРБУ «БМЦ»). Готовит шесть стандартов: «Запасы», «Нематериальные активы», «Основные средства», «Капитальные вложения», «Некоммерческая деятельность», «Финансовые инструменты».
  2. Институт профессиональных бухгалтеров России (ИПБР). Назначен разработчиком двух стандартов: «Доходы» и «Расходы».

БМЦ с 2016 года выдаёт проекты стандартов с соблюдением всех сроков и процедур, установленных Минфином. Чего не скажешь о самом Минфине, но это тема отдельного разговора. На сайте БМЦ можно увидеть состояние работы над проектами ФСБУ и прочитать их тексты.

О процедуре подготовки и рассмотрения проектов ФСБУ я напишу отдельно. Пока только подчеркну: в заседаниях рабочих групп по проектам стандартов участвуют люди, наевшие железные зубы на методологии учёта. В Президиум БМЦ входят главные бухгалтеры и руководители крупных отечественных корпораций:

  • Гознак;
  • ЕвроХим;
  • Мегафон;
  • Росатом;
  • Роскосмос;
  • РусГидро;
  • Роснефть;
  • РЖД;
  • Транснефть Финанс;
  • 1С.

То есть и те, кто, готовит бухгалтерские данные, и те, кто пользуется ими. Рабочие группы по конкретным ФСБУ состоят преимущественно из руководителей бухгалтерских служб этих и других российских компаний. И это люди, далекие от бухучёта?!

Более того, процедура общественного обсуждения предполагает возможность внесения замечаний и предложений по тексту проектов любым заинтересованным лицом. Эти предложения обязательны к рассмотрению на заседаниях рабочих групп по проектам ФСБУ. Как участник таких заседаний могу заверить, что они действительно рассматриваются — независимо от степени бредовости. И замечания, которые позволяют сделать проект лучше, принимаются.

Так что профсообщество сейчас действительно влияет на регулирование своей деятельности. Жаль, что рядовые бухгалтеры об этом не знают и не участвуют в этом.

Вместо заключения

Обычно когда я пишу о необходимости реформы отечественного бухучёта, в комментариях на меня выливаются тонны негатива. Но гораздо конструктивнее будет прочитать проекты ФСБУ, написать предложения по их улучшению и прислать в БМЦ, чем писать в комментариях о том, как у нас всё плохо с бухгалтерской «нормативкой» и как дальше будет ещё хуже. Никому не будет лучше, если ваши ценные идеи останутся при вас. Критикуешь — предлагай!

А пользователям бухгалтерской информации остаётся запастись терпением и ждать дня, с которого бухгалтеры вспомнят о том, что их основной клиент — не налоговая инспекция, а объекты бухучёта гораздо шире, чем задолженность перед бюджетом. Первая ласточка — ФСБУ 5/2019 «Запасы» — уже вступил в силу для обязательного применения. Кстати, все послабления для малого бизнеса, которые он содержит, мы уже реализовали в сервисе «Моё дело Профбухгалтер».

 

Пост написан компанией
Это авторский материал. Мнение редакции «Клерка» может не совпадать с тем, что в нем написано.
Создайте свой блог, и аудитория «Клерка» о вас узнает
Создать блог