Клерк.Ру

Новые вводные от Верховного суда

83

С 1 января 2019 г. движимое имущество выведено из-под обложения налогом на имущество. Споры о том, какое имущество является движимым, а какое – недвижимым имуществом, не прекращаются. И уже выработалась определенная судебная практика, обозначающая ориентиры для разграничения движимого имущества от недвижимого имущества.

Но в недавнем судебном споре был выработан принципиально новый подход по данной тематике.

  Налоговое законодательство не содержит значения терминов «движимое имущество» и «недвижимое имущество». Споры о том является ли объект движимым или недвижимым имуществом ведутся не один год. И за это время уже выработался подход, позволяющий разграничить недвижимое и движимое имущество. Многочисленные разъяснения контролирующих органов и сложившаяся судебная практика позволяют компаниям самостоятельно проанализировать принадлежность имущества к движимому или недвижимому (Письма ФНС России от 08.02.2019 г. №БС-4-21/2179 и № БС-4-21/2181, от 01.10.2018 г. № БС-4-21/19038, Минфина России от 09.01.2019 г. № 03-05-05-01/52).

Согласно п. 2 ст. 130 ГК РФ вещи, не относящиеся к недвижимости, признаются движимым имуществом. В свою очередь, исходя из п. 1 ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам относятся земельные участки и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Вещь, раздел которой в натуре невозможен без разрушения, повреждения или изменения ее назначения и которая выступает в обороте как единый объект вещных прав, является неделимой вещью и в том случае, если она имеет составные части. Замена одних составных частей неделимой вещи другими составными частями не влечет возникновения иной вещи, если при этом существенные свойства вещи сохраняются (ст. 133 ГК РФ).

Вместе с тем согласно разъяснениям, данным в п. 38 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2018 г. № 25, государственная регистрация права на вещь не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости (п. 1 ст. 130 ГК РФ).

Суды, рассматривая подобные споры, отмечают, что имущество, обладающее таким признаком, как физическая связь с землей, может быть признано недвижимостью только в случае его создания как объекта недвижимости в установленном законом и иными нормативными правовыми актами порядке: с получением необходимых разрешений и соблюдением градостроительных норм и правил, на земельном участке, предоставленном именно под строительство объекта недвижимости, данный объект должен иметь самостоятельное функциональное назначение.

Объект недвижимого имущества, тесно связанный с землей, должен соответствовать следующим критериям:

  • обладать полезными свойствами, которые могут быть использованы независимо от земельного участка, на котором он находится;
  • иметь полезные свойства, которые могут быть использованы независимо от других находящихся на общем земельном участке зданий, сооружений, иных объектов недвижимого имущества;
  • быть неспособным к перемещению без несоразмерного ущерба назначению.

Для недвижимого имущества характерны такие признаки как прочность, долговечность, стационарность, фундаментальность, индивидуальная определенность, обусловленная, в том числе и адресностью (местом нахождения) недвижимой вещи, и т.д.

А к движимому имуществу относят все, что не относится к недвижимости. За движимые объекты налог на имущество не уплачивается, даже в том случае, если компания зарегистрировала их в ЕГРН. При отнесении имущества к движимому или недвижимому следует учитывать понятия, содержащиеся в ГК РФ и Федеральном законе от 30.12.2009 г. № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», а также разъяснения Минпромторга. 

Например, газоходы, трубопроводы технологические представляют собой недвижимое имущество на основании того, что «объекты спроектированы и смонтированы на специально возведенном фундаменте (эстакадах), наличие которого обеспечивает его прочную связь с землей. По своей конструкции объект не предназначен для его последующей разборки, перемещения и сборки на новом месте. Перемещение спорного объекта без нанесения несоразмерного ущерба его конструктивной целостности и проектному функциональному назначению невозможно (Определение ВС РФ от 11.12.2018 г. № 305-КГ18-20539, постановление АС Московского округа от 23.08.2018 г. № А40-176218/2017).

Верховный суд поставил точку?

Новации в части полного выведения движимого имущества из объекта налогообложения с 1 января 2019 г., не снимают проблему налогообложения движимого имущества, входящего в состав недвижимого объекта. Наиболее частые споры возникают по так называемым сложным объектам. Нередко движимое имущество входит в состав недвижимого имущества и зарегистрировано как сложная вещь (ст.134 ГК РФ). При рассмотрении споров суды исходили из выводов экспертов и определения недвижимого имущества, данного в ст.130 ГК РФ.

Но одна из производственных компаний не согласилась с таким подходом и дошла до Верховного суда.

ПРИМЕР №1.

Компанией спроектирован цех по производству древесных гранул. В здании цеха древесных гранул размещено оборудование, введенное в эксплуатацию совместно со зданием (и являющееся частью производственного комплекса). Оборудование, установленное в здании цеха, смонтировано на фундаменте.

Рядом с цехом по производству древесных гранул расположена трансформаторная подстанция на бетонном фундаменте.

Налоговики в ходе проведения проверки пришли к выводу о том, что объекты: комплектная трансформаторная подстанция; оборудование линии по производству древесных гранул, поперечный транспортер подачи щепы, поперечный транспортер подачи щепы и опилок, поперечный транспортер подачи коры, автоматическая система защиты от пожаров и пылевых взрывов «Firefly», являются составными частями одного сложного неделимого объекта «Цех по производству древесных гранул».

Следовательно, являются объектами недвижимого имущества, а значит, льгота, предусмотренная п.25 ст.381 НК РФ, применению не подлежит.

Доводы налоговиков поддержали три инстанции, которые, кроме того, опирались на выводы проведенной в соответствии со ст.95 НК РФ экспертизы и положения ГК РФ.

Три судебные инстанции поддержали налоговиков, отметив, что указанное здание, как следует из задания на проектирование, а также рабочего проекта для строительства цеха по производству древесных гранул, спроектировано для установки конкретного оборудования - оборудования для производства древесных гранул. Суды на основании данных рабочего проекта учли, что при строительстве указанного здания сначала смонтированы топки котлов, барабанные сушилки, пресса, мельница, а затем начали возводиться колонны здания по осям, остальные колонны, балки покрытия и т.д.

Важно!

Высшие судьи не стали углубляться в техническую экспертизу сложного объекта, а сформулировали принципиально новый подход.

Как отметили высшие судьи, спорные объекты (производственное оборудование, транспортеры, система защиты от пожаров и пылевых взрывов) поставлены компании в составе линии для производства древесных гранул из отходов деревообработки как движимое имущество и приняты к учету налогоплательщиком в таком качестве после окончания монтажа как самостоятельные инвентарные объекты основных средств.

Приобретенные компанией объекты движимого имущества, формирующие производственную линию, согласно ОКОФ ОК 013-94, действовавшему на момент принятия этих объектов к учету, предназначены не для обслуживания здания, а для производства готовой продукции, и относятся к такому виду объектов основных средств как машины и оборудование, классификатором прямо не предусмотрено их включение в состав зданий.

Однако сам по себе факт монтажа оборудования в специально возведенном для его эксплуатации здании, в том числе, если последующий демонтаж и перемещение оборудования потребуют несения дополнительных затрат и частичной ликвидации здания, не означает, что назначением оборудования становится обслуживание здания.

То есть суд сделал акцент на предназначение спорного объекта (не для обслуживания здания, а для производства готовой продукции) и проигнорировал заключение экспертов, поскольку экспертиза проведена по вопросам, не имеющим значения для правильного разрешения настоящего спора. 

И судебный вердикт - дело направлено на пересмотр в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует дать оценку доводам общества и возражениям налогового органа об осуществлении компанией инвестиций в обновление производственного оборудования и его правомерном учете в качестве самостоятельных инвентарных объектов основных средств, об отнесении приобретенного имущества к кодам классификатора основных фондов, принять законные и обоснованные судебные акты (Определение ВС РФ от 12.07.2019 г. №307-ЭС19-5241).

 Отметим, что такой подход избавит компании от технических экспертиз и сократит количество подобных споров.