Клерк.Ру

Эволюция и интуиция

Борис Мальцев в ОВД Таганское. Фото автора

Закон, как и английский язык, я знаю не очень хорошо. Система предполагала, что мне, человеку из Чекона ( Я из Чекона, про историю Чекона читать вот здесь: История современного Чекона), воспитанному Советским Союзом, знание закона «уровень: отстаивание своих гражданских прав» не понадобится. Я изо всех сил пытаюсь восполнить этот пробел, но получается плохо. Какой-нибудь турок или египтятин меня уже может понять, но для аборигена из Лондона моя английская речь, наверное, слышится как «дай, я, палка, копать, хочу». 

А тут, представьте, я из Чекона прилетаю в Москву. Иду по темной Серебрянической набережной, трезвый. За спиной фотосумка, на голове капюшон и улыбка. В голове пара наушников и Lana Del Rey с ее High By The Beach. Мне нравится Москва, нравится эта сталинская высотка на Котельнической набережной, мимо которой я прохожу каждый день.

Их было двое. Два шарообразных человека в серой форме выкатились мне навстречу с требованиями предъявить документы и показать, что у меня в сумке.

Я осторожно, чтобы не вызвать опцию «оскорбление сотрудника полиции и оказание сопротивления сотрудникам полиции», пытаюсь объяснить, что необоснованная проверка документов незаконна. А тема о досмотре личных вещей очень многогранна и не должна вот так решаться, с кондачка, а паспорта у меня нет, и носить я его не должен с собой.  

Нужно отметить, что в Чеконе совсем другие правила, модели поведения, решение конфликтов. Милиция вмешивается уже тогда, когда происшедшее невозможно скрыть и нужна скорая помощь, морг или ЗАГС. Для того, чтобы не понадобилось ничего из вышеперечисленного, происходит естественная эволюция человека. Появляется интуиция. 

Полицейский предоставил мне выбор: или открываю сумку, или едем проверять личность в отделении. Они знают, что на этом все ломаются — ведь никто не хочет терять свое время. А я интуитивно понял, что раз мне дают выбор, значит представители полиции не уверены в своих действиях.

После некоторых препирательств я понял, что полицейские так же, как и я, эволюционировали и не знают ни закон, ни английский язык. Моя интуиция подсказала, что хватит спорить и надо ехать. И мы поехали.

Таганка, я твой навеки арестант, пропали юность и талант в твоих стенах.

В ОВД по Таганскому району с предложением досмотреть сумку без понятых я не согласился, полицейские укоры “зачем вам это нужно”, “взрослый же человек” — пропустил мимо головы с остатками Lana Del Rey. В итоге, нашли понятых, и старшина полиции все, что было в моей сумке, скрупулезно переписал.

На составление документа и осмотр сумки ушел час оплаченного налогоплательщиками времени. Было видно, что старшина устал писать. В сумке было много непонятных ему вещей и после самого факта досмотра было уже неинтересно. Понятые тоже устали и ушли на второй этаж УВД, поругиваясь с матерком.

В конце концов старшина полиции попросил у меня разрешения не записывать гигиенические салфетки в протокол досмотра. Я понял, что этот небритый и полноватый парень, в принципе, неплохой человек. И я ему разрешил. 

В три часа ночи, закончив писать протокол личного досмотра, старшина сделал еще одну просьбу: не заставляйте писать копию. И я ему опять разрешил, с условием, что он даст мне сфотографировать оригинал. 

В четыре утра я дошел домой. Мне для достижения моей суточной нормы как раз не хватало шести тысяч шагов.

С утра прислушиваюсь к своим ощущениям. Может быть, не нужно было конфликтовать и стоило просто вывернуть карманы? Я понимаю, что системе плевать на мой бунт, но, с другой стороны, мне было интересно, на что уходят мои налоги. Думаю, что парой часов жизни можно заплатить за подобный опыт. Я очень поздно возвращаюсь с работы домой. Надеюсь, обмениваться подобным с Таганским ОВД мы будем не каждый день.

Буду рад, если мне в комментариях расскажут, что я нарушил, как я должен был поступить и что мне сейчас нужно сделать. 

Также принять участие в дискуссии о произошедшем можно в моем блоге в разделе "Блоги компаний" на Клерк.Ру.