Клерк.Ру

Отречение от «родственников»

Чтобы не получить вместо банка большую дыру, лучше не отзывать у него лицензию, а попытаться вовремя «перетрясти» его кредитный портфель.

Высокая концентрация кредитов побочным бизнесам акционеров является характерным признаком российского банковского сектора. Долгое время на эту проблему не обращали должного внимания и верили тому, что написано на бумаге, то есть в отчетности банков. Однако после серии банкротств, произошедших в кризисный и посткризисный периоды, когда причиной «смерти» каждого второго банка становилось чрезмерное кредитование смежных бизнесов акционеров, задача по очистке портфелей от кредитов аффилированным предприятиям перешла в первую категорию срочности. Но, как показывает практика, справиться с этой проблемой не так просто - недобросовестные банкиры научились искусно маскировать кредиты. А в некоторых случаях и того хуже - отзыв лицензии у кэптивного банка может обернуться значительными потерями для его кредиторов.

📌 Реклама
Отключить

Диагноз: историческая предрасположенность каффилированности

Анализ финансового состояния большинства банков, лишившихся лицензий в кризис или находящихся в процессе санации, показал, что у них наблюдалась значительная концентрация рисков в кредитовании собственников. Это привело к тому, что Центральный банк повысил внимание к операциям банков со своими собственниками. Пока, обнаружив нарушения, регулятор рынка предпочитает действовать осторожно - не с порога отзывает лицензию, а рекомендует банкам пересмотреть структуру кредитного портфеля и создать соответствующее обеспечение по рисковым кредитам. По мнению экспертов, осторожная позиция регулятора в данном вопросе вполне понятна и даже оправдана. Сложно в одночасье изменить то, что создавалось годами.

Первый заместитель генерального директора АСВ Валерий Мирошников, через руки которого прошел уже не один банк, «погоревший» на кредитовании собственника (собственников), признает: высокая концентрация кредитных портфелей - застарелая проблема российского банковского сектора. «Кэп-тивные банки раньше создавались специально для обслуживания деятельности нефинансового бизнеса собственника. Думаю, что сейчас значительная часть банков продолжает работать по такому же принципу. Но ЦБ серьезно ужесточил требования к кредитованию собственников. В банках, где есть признаки аффилированности с большим кругом заемщиков, идут серьезные проверки», - поясняет Валерий Мирошников.

📌 Реклама
Отключить

С представителем АСВ согласен заместитель генерального директора Эксперт РА Павел Самиев. «Высокая концентрация кредитных портфелей на крупных заемщиках и на аффилированных с банком структурах берет свое начало еще в 90-ых годах, когда формировались финансово-промышленные группы. Тогда большинство банков создавалось как обслуживающий элемент ФПГ. С течением времени бизнес рос, банки развивались, некоторые из них уходили в розницу и становились универсальными. Однако, несмотря на то, что они выходили «в массы», часть из них так и не перестала обслуживать интересы своих акционеров», - поясняет Павел Самиев. При этом эксперт отмечает, что масштабы этой проблемы сегодня очень велики: в российском банковском секторе концентрация портфелей на крупных заемщиках если не самая высокая, то одна из самых высоких среди развитых и развивающихся стран. «Если взять ТОП-30 экономик мира, то у нас будет самая высокая концентрация по заемщикам и самая высокая доля заемщиков, которые каким-то образом связаны с акционером и с самим банком», - подводит неутешительный итог Павел Самиев.

📌 Реклама
Отключить

Генеральный директор Интерфакс-ЦЭА Михаил Матов-ников не согласен с коллегами: проблема кредитования собственников бизнеса характерна для всех стран СНГ и дальнего зарубежья. Однако эксперт уверен, что чрезмерное кредитование родственных предприятий процветает в нижней части банковского сектора, то есть в банках второго и третьего эшелонов. «Российский банковский сектор отличается высокой фрагментацией - на нем работает множество банков, при этом большинство из них довольно маленькие. Основной бизнес мелких игроков сосредоточен не на розничном бизнесе, что было бы логичным, учитывая их размер, а на корпоративном кредитовании. Они научились это делать в 90-ые годы и продолжают делать это сейчас», - поясняет Михаил Матовников.

Эксперт объясняет защищенность крупных банков от необходимости кредитовать смежный бизнес акционеров тем, что финансово-кредитные организации первого эшелона, во-первых, стоят дорого, и собственники сами не хотят портить их связанными кредитами. Во-вторых, топовые банки, как правило, входят в состав крупных корпораций, которые без проблем могут привлечь средства на выгодных условиях либо у госбанков, либо за рубежом. «Крупные корпорации отказались от связанного кредитования в первой половине 2000-ых годов. В значительной степени это произошло, потому что льготные кредиты, которые им могли предоставить их кэптивные банки, были дороже, чем кредиты, которые можно было взять на открытом рынке», - резюмирует Михаил Матовников.

📌 Реклама
Отключить

В то же время и среди крупных банков встречаются исключения, когда вместо того чтобы развивать бизнес, банк продолжает кредитовать своего собственника. Примеров подобной «привязанности» крупных банков к акционерам набралось достаточно много - Межпромбанк, банк с казахскими корнями - БТА Банк (на момент отзыва лицензии - АМТ Банк), а также спасенные ВЭБом банк «Глобэкс» и Связь-Банк. С небольшой поправкой можно отнести к этому списку и Банк Москвы, который стал «карманным» банком для правительства Москвы и экс-руководителя банка Андрея Бородина.

"Свои" заемщики всего дороже

Многие эксперты отмечают, что само по себе кредитование связанных заемщиков не так страшно. В качестве успешного примера подобного кредитования Михаил Матовников назвал Альфа-Банк, про который в период кризиса писали, что у него очень большая доля кредитов приходится на предприятия консорциума «Альфа-Групп». Альфа-Банк на эти упреки всегда отвечал тем, что компании, входящие в консорциум, - лидеры российской экономики, и лучших заемщиков банк найти не сможет. Однако «казус Альфы» - действительно исключение из правил, гораздо чаще все бывает с точностью до наоборот.

📌 Реклама
Отключить

Деньги финансово-кредитной организации направляются не в лучшие предприятия и не на лучших для банка условиях.

Часто «карманные» банки кредитуют не прочно стоящий на ногах бизнес, а свои «воздушные замки». «Акционеры обычно пользуются своим банком для финансирования проектов, которые, по сути своей, являются инвестиционными, то есть они не генерят в моменте никакой выручки, перспективы их до конца не ясны, сроки выхода на окупаемость очень приблизительны и т.д. Привлечь финансирование под такой проект с рынка было бы просто нереально в связи с его запредельным риском. Однако акционер считает, что его бизнес-план имеет большие перспективы. Он берет кредит в банке, часто не предоставляя вообще никакого обеспечения, чтобы его реализовать. Даже в тех случаях, когда акционер понимает, что начинает рисковое предприятие, он часто предпочитает действовать по принципу - либо пан, либо пропал», - рассказывает Михаил Матовников.

📌 Реклама
Отключить

Валерий Мирошников согласен, что часто акционеры несознательно доводят банк до банкротства - они искренне верят, что, вложив деньги в какой-либо новый бизнес, смогут получить хорошую прибыль, и тогда деньги в банк вернутся. Возможно, даже с процентами. «Логика таких акционеров вполне понятна. Когда шел бурный рост экономики и те же самые девелоперы зарабатывали по 120% годовых, а банк кредитовал их под 25%, а то и под 15% годовых, у многих собственников возникал соблазн: попробовать самим заработать эту маржу и ни с кем не делиться. И, возможно, в период бурного роста некоторым удавалось и кредитовать, и строить параллельно. Когда наступил кризис, то выяснилось, что на предприятиях, которые профессионально занимались строительным бизнесом, качество управления проектами выше, затраты ниже, а потому они худо-бедно смогли пережить кризис. Новоявленные бизнесмены-банкиры выяснили, что у них неудачные проекты в неудачных местах. Они много начали, но ничего не достроили, поэтому им нужны были еще деньги. У них все воровали, потому что они не разбираются в этом бизнесе. И если изначально они думали, что за счет роста экономики смогут покрыть неэффективность своих проектов, то, когда рост экономики остановился, все недочеты и неудачи проявились в полный рост», - рассказывает первый заместитель генерального директора АСВ.

📌 Реклама
Отключить

В качестве наглядной иллюстрации Валерий Мирошников привел банк «Тарханы», собственник которого пытался развивать цветочный бизнес, и кредиты на строительство теплиц составили 8о% корпоративного портфеля банка. Когда

грянул кризис, и денег на рынке не стало, выяснилось, что бизнес нежизнеспособен. В то же время в соседней области командой профессионалов был реализован аналогичный проект, который и сейчас успешно развивается. Валерий Мирошников уточняет: проект собственника «Тархан» мог оказаться удачным, банк мог бы избежать банкротства при ином раскладе. Однако в любом случае ситуацию, когда львиная часть кредитного портфеля направлена на кредитование одного проекта собственника, нельзя считать нормальной. «Вдруг гусеница нападет и сожрет все розы. Как раз чтобы предупредить такие риски, и существуют нормативы ЦБ. Банковский бизнес должен быть диверсифицированным», - объясняет Валерий Мирошников.

📌 Реклама
Отключить

Но проблема состоит не только в том, что банкиры часто выбирают неведомые для себя проекты, которые потом оказываются им не по силам. Проблема еще и в том, что кредиты смежным заемщикам выдаются не на рыночных условиях. В качестве примера Валерий Мирошников привел АМТ Банк, 60-70% кредитного портфеля которого приходилось на бизнес его акционера - казахстанского олигарха Мухтара ********. Условия, на которых были предоставлены кредиты «***********» заемщикам, далеки от рыночных: срок погашения всех этих кредитов наступает в июле 2012 года, а проценты выплачиваются в конце срока кредита. «Ни один коммерческий банк не согласится предоставить кредит, который бы гасился полностью вместе с процентами в конце ср

Павел Самиев (Эксперт РА) указал еще и на то, что часто банки выступают в качестве инструмента собирания денег с рынка для решения проблем небанковского бизнеса акционеров. Затем деньги «выводятся», а банк банкротится. «Если банк только обслуживает финансово-промышленную группу и, грубо говоря, не берет деньги с рынка, у регулятора, на межбанке, не привлекает депозиты, то он не представляет большой опасности для системы. Однако если он начинает привлекать деньги с рынка, то возникает самая опасная ситуация, потому что деньги чужие, а заемщики свои. Вот с этим явлением как раз и нужно бороться», - поясняет Павел Самиев.

📌 Реклама
Отключить

Подозрительное "соседство"

Но бороться с явлением, о котором говорит заместитель генерального директора Эксперт РА, не так просто, как может показаться на первый взгляд. Сколько Центральный банк не убеждает финансово-кредитные организации раскрывать истинную структуру своей собственности и структуру собственности предприятий-заемщиков, кардинальных изменений в этом направлении добиться до сих пор не удалось. Часто регулятору только на основании косвенных признаков удается выяснить, кто кем и кому приходится.

«ЦБ, к счастью, пользуется не ioi и юг формой отчетности, чтобы принять решение, связанный или не связанный заемщик, а работает со списком заемщиков, - рассказывает Михаил Матовников (Интерфакс-ЦЭА). - Используя современные базы данных, регулятор может проверить список заемщиков на их аффилированность с банком. Когда удается проследить некоторую взаимосвязь между заемщиками и кредиторами, то банк обычно говорит, что не знает акционеров предприятия, которому выдал кредит. Однако такое оправдание в лучшем случае звучит неубедительно, потому что нет ни одного банка, который бы кредитовал заемщика, не зная, кто его акционер. А если он не знает, кто акционер, то «болезнь» лечится просто - банк надо обязать создать по такому кредиту повышенные резервы».

📌 Реклама
Отключить

Также Михаил Матовников рассказал о том, что на активное кредитование связанных заемщиков может указывать и низкая доходность по кредитному портфелю. «В этой ситуации возникает вопрос, кого и зачем кредитует банк, чтобы получать такую низкую доходность», - делится опытом эксперт.

Павел Самиев, со своей стороны, поясняет, что агентство «Эксперт РА», анализируя финансовое состояние банка, также обращает внимание на косвенные признаки аффилированного заемщика с банком. «Бывает, что юридический адрес заемщика совпадает с адресом банка, находятся «пересечения» в деятельности банка и предприятия-заемщика. Конечно, такие обстоятельства не являются стопроцентным доказательством аффилированности, но это повод для того, чтобы внимательнее изучить данный кредит», -рассказывает заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА».

📌 Реклама
Отключить

Валерий Мирошников также поделился своим опытом установления «родственных» связей между заемщиками и банком. «В большинстве случаев, чтобы спрятать истинного заемщика, создаются «компании-прокладки». Чтобы не возникло сомнений в реальности промежуточных компаний, создается полная картина того, что они осуществляют хозяйственную деятельность, «рисуются» даже подрядчики. Но это - наиболее хитрые варианты маскировки. Многие действуют проще - создают множество «фирм-прокладок». Так, в банке «Тарханы» было создано более 120 таких фирм. Другой пример - АМТ Банк. В этой казахстанской «дочке» портфель был составлен из кредитов разным заемщикам, по которым не было предоставлено никакого обеспечения. Аффилированность большей части заемщиков удалось доказать после того, как Центральный банк потребовал создать по этим кредитам дополнительное обеспечение», - рассказывает Валерий Мирошников. Когда обеспечение было предоставлено, выяснилось, что им являются участки земли, расположенные по соседству друг с другом в Домодедово и Калужской области, что косвенно указывало на «родство» заемщиков.

📌 Реклама
Отключить

Одно дело установить аффилированных заемщиков, другое дело - безболезненно обезвредить их. Дело в том, что, в случае проведения Центральным банком контрольной «зачистки», лицензий может лишиться большое количество банков. Многие кредиторы в этом случае рискуют потерять свои деньги, потому что от банка останутся одни «дырочки».

Регулятор рынка хорошо знает об этом и предпочитает действовать осторожно. И иногда такая осторожность приносит свои плоды. В качестве примера снова можно привести уже не раз упомянутый АМТ Банк. «Два года назад по кредитам, выданным связанным заемщикам, в этом банке вообще не было никакого обеспечения. Центральный банк обнаружил нарушения и потребовал предоставить по ним обеспечение. Как я уже говорил, в качестве него были предоставлены земли. Сейчас мы судимся из-за них с казахстанским БТА Банком. Если бы мы закрыли российскую «дочку» БТА сразу после того, как обнаружили «дыры», то есть два года назад, то не было бы вообще никаких активов», - уверен Валерий Мирошников.

📌 Реклама
Отключить

Эксперты сходятся во мнении, что бороться с чрезмерным кредитованием аффилированных предприятий нужно, но делать это необходимо осторожно. Сходятся эксперты и во мнении, что уйти на это может не один год. «Надо постепенно отходить от кредитования бизнеса собственников, улучшать структуру баланса. Конечно, за один год решить эту задачу не удастся. Однако в любом случае, если ЦБ сможет со временем «вылечить» кэптивные банки и расчистить кредитные портфели банков от сомнительных проектов их собственников, это будет большой успех», - поясняет Валерий Мирошников.

Павел Самиев считает, что потребуется время на то, чтобы ситуация изменилась. Также эксперт отмечает, что важен сам тренд, который задал Центральный банк: сокращение объемов кредитования бизнеса собственников банка. «Ситуация на рынке уже начала меняться: собственникам бизнеса стало сложнее «выписывать» себе кредиты, потому что они знают: ситуация находится под пристальным вниманием регулятора. Плюс созданы «серые» списки комфортных аудиторов, которые ведет Центральный банк, что также усложняет задачу по сокрытию истинной структуры портфеля. Когда ужесточается регулирование, то усложняются и способы обойти требования. Вообще один из основных принципов регулирования заключается в том, чтобы сделать фальсификацию сложнее и дороже. Чем дороже будет «рисовать» отчетность, тем меньше стимулов будет у банкиров это делать. Станет проще и выгоднее работать честно. Таким образом, функции регулятора должны сводиться не только к санкциям и полицейским мерам по устранению нарушений, а к созданию таких условий, когда эти нарушения станут экономически нецелесообразными. Постепенно финансово-кредитные организации будут вынуждены вести полноценную банковскую деятельность», - поясняет Павел Самиев.

📌 Реклама
Отключить

Михаил Матовников согласен, что предпринимать меры для улучшения ситуации на банковском рынке нужно. Эксперт отмечает, что процесс очищения банковского рынка от кредитования аффилированных предприятий уже начал происходить без вмешательства регулятора. «Постепенно меняется отношение самих банкиров к связанному кредитованию. Оно сильно изменилось у акционеров крупных банков в начале 2000-ых годов по очень простой причине - они получили доступ к нормальному финансированию на лучших условиях. Поэтому компании типа «Газпром», «Лукойл», «Норильский никель» и т.д. не особо нуждаются в деньгах аффилированных кредитных учреждений. Совсем по-другому обстоит ситуация в следующем эшелоне предпринимателей. Для них использование собственного банка для привлечения средств с рынка остается единственным шансом построить собственную ФПГ. И в этом сегменте ситуация очень запущенная», - рассказывает Михаил Матовников.

📌 Реклама
Отключить

Сложность борьбы с данным явлением заключается в том, что в экстренных ситуациях, например в кризис, все успехи могут сойти на нет. Так, известно, что в 2008-2009 годах, когда внешние и внутренние рынки закрылись, компании были вынуждены прибегать к услугам своих банков. Противодействовать данному явлению было достаточно сложно, потому что в подобной ситуации возникает социально-экономический конфликт: под угрозу ставится не только «жизнь» банка или предприятия, но и положение тех людей, которые работают в банке и предприятии.

Вторая проблема заключается в том, что финансово-кредитным организациям достаточно сложно в короткие сроки заместить кредиты, выданные аффилированным предприятиям, рыночными кредитами. Привлечь качественного клиента «с улицы» в принципе нелегко, и совсем уж проблематично, когда вокруг множество таких же «изголодавшихся» коллег. В то же время банкам не хочется отказываться от обслуживания своего, до боли знакомого, «родственного» предприятия.

📌 Реклама
Отключить

Сейчас картина, когда Межпромбанк кредитует группу компаний «Бородино», а Петрофф-банк - активы Сергея Пугачева, кажется фантастичной. Однако, если бы она оказалась реальностью, то, вероятно, оба банка избежали бы банкротства. «При такой структуре бизнеса гораздо меньше шансов вывести деньги и совершить мошеннические операции с активами. И, напротив, гораздо больше вероятность того, что кредиты будут предоставлены на рыночных условиях, создадутся адекватные залоги и т.д.», - поясняет преимущества ведения бизнеса по рыночным принципам Павел Самиев.

Возможно, когда-нибудь эта практически идиллическая картина станет реальностью. Однако пока многие собственники предпочитают держать активы при себе.

Мероприятия

Разместить

Блоги компаний

Создать блог
📌 Реклама
Отключить