Клерк.Ру

Исламский банкинг как прообраз будущего?

Западная финансовая модель остается доминирующей в сегодняшнем мире, но в то же время она теряет привлекательность из-за часто возникающих в ней кризисных явлений. Неудивительно, что в подобной ситуации инвесторы начинают присматриваться к альтернативным предложениям, например к исламскому банкингу, который сейчас бурно развивается и за счет естественного роста численности мусульманского населения, и за счет того, что он предлагает более надежные, хотя и менее доходные финансовые инструменты. Особый интерес эта модель, что вполне объяснимо, вызывает у России, которая в результате санкций, введенных против нее, оказалась фактически отрезанной от финансирования на западных рынках капитала.

Как все начиналось

Первые исламские банки появились в конце 1960-х годов прошлого века, основателем этой идеи был знаменитый мусульманский правовед, экономист и основатель движения братьев-мусульман Хасан аль-Банна, который много лет подряд изучал экономическую и банковскую структуру СССР. Коммунистические устремления и ценности рьяному исламисту аль-Банне, естественно, были чужды. При этом он отмечал, что в самой атеистической стране мира решили проблемы с ростовщичеством и приняли закон о защите прав трудящихся, а мусульмане не могут решить важные социальные проблемы, и пытался по мере сил претворить свою мечту на практике, создав систему банков, действующих в полном соответствии с законами ислама. 

Первые опыты организации подобных финансовых структур были неудачными, что, впрочем, не смутило сторонников идеи аль-Банна. Они понимали, что изначально отношение к исламским банкам будет как к пропагандистской акции, а то и хуже – как к попыткам создать международный финансовый центр для финансирования мусульманского экстремизма. Постепенно начало приходить пони-
мание, что исламские банки не «кошельки» противозаконных организаций, а серьезные коммерческие проекты. Они существуют не только на Востоке, но и в Великобритании, Люксембурге, на Багамах. Традиционные кредитные организации начинают открывать так называемые «исламские окна» (подразделения, занимающиеся банковской деятельностью согласно нормам мусульманского права), и это уже о многом говорит.

Отключить рекламу

Главной же победой последователей идеи о необходимости создания нового течения в мировых финансах можно считать открытие в 1973 году Исламского банка развития. Официально ИБР начал свою деятельность 20 октября 1975 года. Капитал кредитной организации был образован за счет взносов стран-учредителей, которыми стали Саудовская Аравия, Судан, Кувейт, Ливия, Турция, Объединенные Арабские Эмираты, Иран, Египет, Индонезия и Пакистан. Денежной единицей банка стали исламские динары и дирхамы. Официальным языком был признан арабский, однако английский и французский также используются как рабочие языки. Здесь был учтен тот факт, что многие из вышеперечисленных стран ранее были колониями Великобритании и Франции, соответственно, были выбраны языки, близкие и знакомые населению этих государств.

Сегодня можно смело утверждать, что проект оказался состоятельным. «Практически все крупные мусульманские страны являются акционерами ИБР. Банк отвечает за мобилизацию финансовых ресурсов в странах-членах ИБР. Цель его деятельности – содействие экономическому развитию и социальному прогрессу участников группы, укрепление экономических и финансовых отношений между странами – членами Организации исламского сотрудничества (ОИС). Основное отличие ИБР от других международных институтов развития – оказание помощи исключительно мусульманским государствам, живущим по законам и принципам шариата», – поясняет первый заместитель председателя правления Банка Жилищного Финансирования Сергей Жигунов.

Отключить рекламу

Собственный капитал ИБР составляет 15 млрд исламских динаров, а общее число исламских банков в мире превысило 300 (их совокупные активы составляют порядка 160 млрд долларов США, при этом они представлены в 75 странах мира). Лидерами по объему финансовых активов являются Иран (с размером активов 154,9 млрд долларов), Саудовская Аравия (70,1 млрд долларов) и Малайзия (65,2 млрд долларов), далее следуют Кувейт, Бахрейн, Пакистан, Ливан, Турция, Япония. Возрастают объемы заимствований, совершаемых согласно исламским нормам. Так, объем эмиссий исламских ценных бумаг в мире вырос с менее 1 млрд долларов в 2001 году до 84 млрд долларов к середине 2011 года. По данным на середину 2011 года, основная часть займов приходилась на внутренние рынки.

В чем секрет успеха?

Понятно, что институт исламских банков снискал популярность в тех странах, где преобладает мусульманское население. Но вот тот факт, что ИБР вышел в своей деятельности далеко за рамки этих государств, говорит о привлекательности финансовой модели, которой он придерживается. В чем же заключается эта привлекательность? Эксперты перечисляют целый ряд факторов. 
Во-первых, это те преимущества инвестиционных решений, которых нет в привычной для западного мира финансовой системе. Исламским банкам запрещено иметь дело с наиболее рискованными группами инструментов, в результате они оказываются защищенными от фондовых мыльных пузырей. Примечательно то, что во время кризиса 2008–2009 годов исламские банки практически не пострадали, что, как легко догадаться, привлекло к ним повышенное внимание со стороны испуганных инвесторов. 

Отключить рекламу

Стоит отметить и определенную этичность инвестиций: средства не могут быть вложены в такие отрасли, как порноиндустрия, азартные игры, производство табака, оружия, алкоголя, свинины и др.
Во-вторых, ряд инвесторов-немусульман готовы диверсифицировать свой бизнес за счет реализации нестандартных финансовых моделей и вложений в халяльные продукты (те экономические операции, которые можно совершать как рискованные сделки).

В-третьих, привлекательными для банковских секторов выглядят средства нефтяных магнатов и королей энергетических ресурсов – представителей стран исламского мира. Чтобы привлечь эти средства, европейским банкам приходится открывать так называемые «исламские окна». 

В-четвертых, и эту причину нельзя обойти, – увеличение мусульманского населения в мире в целом и в России в частности. Согласно прогнозам Pew Research Center’s Forum on Religion & Public Life, до 2030 года мусульманское население в мире увеличится примерно на 35%.

В-пятых, политические причины: в эпоху толерантности, а также в связи с определенной «восточной» напряженностью, власть не может обойти стороной значимые для мусульманского населения вопросы.

По мнению председателя правления Росгосстрах Банка Александра Фалева, достаточно плодотворное сотрудничество между чисто европейскими финансово-кредитными организациями и исламскими банками объясняется тем, что непреодолимого непонимания между ними нет. «Фактически исламский банк отличается от обычного только двумя направлениями или действующими аспектами: этическими соображениями и банковскими продуктами, причем второе вытекает из первого. Само понятие «исламский банк» означает приоритет исламских этических норм в создании такой кредитной организации и во внутрибанковских процессах. Фундаментальное отличие исламского банка от неисламского состоит в полном отказе от банковских процентов, которые приравнены к ростовщичеству. Вот, собственно говоря, и все», – поясняет глава Росгосстрах Банка.

Отключить рекламу

Россия проявляет интерес

Как известно, сейчас для нашей страны наступили непростые времена. После принятия второго пакета санкций ей приходится искать партнеров не только в странах БРИКС, ШОС И ЕАЭС, но и в мусульманском мире. 

«Проблемы развития исламского банкинга приобрели в настоящее время особую актуальность. Это связано с рядом обстоятельств, прежде всего с политической обстановкой. Санкции, введенные против России рядом стран, заставляют ее использовать внутренние резервы и искать новые источники иностранных инвестиций. В качестве таких источников очень привлекательны страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, с которыми Россия традиционно поддерживает дружественные отношения. Именно провозглашенная государством идея развития финансовых институтов, действующих на основе исламских принципов, сразу же найдет отклик у мусульман внутри страны и за рубежом и привлечет значительные средства в экономику России, позволив компенсировать отток капитала, вызванный санкциями», – считает Александр Фалев (Росгосстрах Банк). 

При этом, как подчеркивают эксперты, нельзя сказать, что до нынешнего внешнеполитического и экономического кризиса Россия не уделяла достаточно внимания исламским банковским институтам, но теперь многое наверняка изменится.

Отключить рекламу