Клерк.Ру

Перед кризисом все равны

Пожалуй, за последнее время не нашлось СМИ, которое не написало бы о валютной ипотеке, не осталось органа государственной власти, не предложившего выхода из текущей ситуации, и валютного ипотечного заемщика, который не пожаловался бы на бездействие банков и властных структур. Между тем доктор экономических наук, финансовый омбудсмен России Павел МЕДВЕДЕВ убежден в том, что сегодня следует позаботиться обо всех заемщиках, попавших в трудное положение (не только о тех, кто взял ипотеку в валюте).

NBJ: Павел Алексеевич, в обществе давно обсуждается тема валютной ипотеки. Как Вы считаете, кто виноват в том, что выплачивать ее стало затруднительно: валютные заемщики, не обратившие внимания на возможные риски, или банки, которые должным образом не проинформировали о них заемщиков?

П. МЕДВЕДЕВ: Виноваты как минимум обе стороны. Я давно призываю граждан к тому, чтобы они не брали кредит в денежных единицах, отличных от тех, в которых у них доход. С другой стороны, традиционно и небезосновательно считается, что человек – слабая сторона в отношениях с финансовыми организациями, поэтому в большей степени виноваты, конечно, банки. Думаю, что и Банк России мог бы быть более жестким. Речь не идет о запрете валютной ипотеки и валютных кредитов вообще – речь идет о четком регулировании. Запрещать их неправильно: существует небольшая категория людей, которые получают зарплату в валюте или рублевую зарплату, привязанную к валюте. Этим заемщикам не следует выдавать кредиты в рублях, поскольку в таком случае они берут на себя валютный риск.

📌 Реклама

Некоторые валютные заемщики утверждают (и даже показывают расчеты), что они учли валютный риск, сформировав определенные резервы. Один из них мне сказал, что, по его расчетам, он мог бы выдержать тридцатипроцентное удорожание «своей» валюты, и был уверен, что такого запаса прочности более чем достаточно. Он был убежден, что вскоре после того, как он взял кредит, в Москве будет создан международный финансовый центр, который подразумевает высокую стабильность рубля. Такому гражданину трудно и больно возражать.

NBJ: По уставу финансового омбудсмена Вы рассматриваете споры не дороже трехсот тысяч рублей, но, может быть, Вам все же удается помогать ипотечным заемщикам?

П. МЕДВЕДЕВ: Да, порой мы позволяли себе смотреть сквозь пальцы на наш устав и обращались к банкам, просили реструктурировать кредиты для ипотечных заемщиков всех категорий. Кредитные организации, бывало, шли нам навстречу. Таких случаев немного, потому что обращений было два-три в год. Теперь их десятки, если не сотни в месяц, но вот уже полгода нет ни одного положительного ответа.

NBJ: В чем причина подобной реакции банков?

П. МЕДВЕДЕВ: Думаю, в том, что ожидания граждан существенно превосходят возможности кредитных организаций. Обычно заемщики считают справедливым перевод их долга в рубли по курсу на момент заключения договора, однако банкам перевод даже по курсу, рекомендуемому ЦБ, грозит убытками. Правда, и отказ от попытки разрешить возникшую проблему тоже влечет нетерпимые потери: ипотечные квартиры не удастся продать по приемлемой цене. 

Боюсь, что мы зашли в тупик, который нельзя преодолеть усилиями финансового омбудсмена, заемщиков, банков, даже ЦБ. Нужна правительственная программа, подобная той, которая была принята в 2009 году. Причем программа для всех, а не только и даже не столько для валютных ипотечных заемщиков. Для валютных заемщиков кредит стал неподъемным почти мгновенно из-за падения рубля. Для рублевых драма несколько растянулась во времени, так как они страдают от последствий падения рубля – роста цен, сокращения доходов, даже номинальных, не говоря уж о реальных. Так как рублевых заемщиков в 140 раз больше, чем валютных (соответственно, 3,5 миллиона и 25 тысяч), то драма может обернуться трагедией для должников, банков и социального мира в стране.

📌 Реклама

Обращаю внимание на то, что всего заемщиков больше 40 миллионов. Их доходы – а с ними и возможность обслуживать долги – падают катастрофическими темпами. Буквально в последние дни пришло сообщение о том, что начальник Главного управления МВД России по городу Москве издал приказ, запрещающий премировать московских полицейских, что снижает их доходы минимум на четверть. Это значит, что десятки тысяч дисциплинированных заемщиков перестанут быть таковыми. Положение полицейских не самое плохое. В других сферах занятости работники лишаются не только премий, но и части зарплат – за чертой бедности или около нее оказываются миллионы сограждан. Доля заемщиков среди них очень велика. Существует легенда о том, что если гражданин тратит на обслуживание долга не больше 40% своих доходов, то все хорошо. Это абсолютная ложь. Роман Абрамович вполне может тратить 99% своих доходов на обслуживание долга, а на остаток – кормить себя и свою семью. Напротив, человек, который получает меньше восьми тысяч рублей, не может тратить на обслуживание долга и 20% доходов, потому что умрет от голода. 

📌 Реклама

NBJ: Много ли таких заемщиков в России?

П. МЕДВЕДЕВ: По статистике Росстата, на начало 2014 года 16 млн человек имели доход меньше восьми тысяч рублей в месяц, что является офи-циальной чертой бедности, 25 млн – меньше девяти тысяч рублей. В настоящее время реальные доходы большинства населения – а особенно его бедной части – упали ощутимо. Это означает, что среди 40 млн заемщиков очень много тех, кто принципиально не может обслуживать свои долги. Поэтому я призываю обратить внимание на проблему всех должников России.

NBJ: Каким образом можно поддержать российских заемщиков?

П. МЕДВЕДЕВ: Если иметь в виду ипотечных заемщиков, можно опереться на положительный опыт 2009 года. Тогда было учреждено Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК), которое возглавил достойный и профессиональный человек – Андрей Языков, он внес заметный вклад не только в реализацию, но и, насколько я понимаю, в разработку программы поддержки ипотечников. Он, слава богу, жив-здоров, и его опыт можно было бы использовать и на сей раз. 

Решить проблему валютных ипотечных заемщиков за счет манипулирования курсом рубля, по которому пересчитывается долг, невозможно.

NBJ: Вы имеете в виду рекомендательное письмо ЦБ, предлагающее реструктуризацию валютной ипотеки по курсу на 1 октября 2014 года?

П. МЕДВЕДЕВ: В частности, письмо ЦБ.

NBJ: Но банки не спешат к нему прислушиваться.

П. МЕДВЕДЕВ: И я не призываю к нему прислушиваться, потому что данный документ пытается решить проблему одинаковым образом для всех должников, что в корне неверно. Среди ипотечных валютных заемщиков, с которыми я познакомился, есть человек, купивший пять квартир на заемные деньги, а есть одинокая мать с пятью детьми, она купила единственную маленькую квартиру. К этим людям, безусловно, необходимо относиться по-разному. Того, кто купил пять квартир, в тюрьму сажать не надо – он вполне добросовестный, но неудачливый предприниматель, желавший, по-видимому, сдавать жилье, а несчастная женщина оказалась в финансовом тупике. Куда она пойдет с пятью детьми, если у нее отнимут квартиру? С помощью манипулирования курсом мы пытаемся одинаково помочь и ему, и ей. Причем ему – по-крупному, потому что у него огромная задолженность, а ей совсем чуть-чуть, поскольку задолженность относительно небольшая. Это несправедливо, да и неподъемно для бюджета.

📌 Реклама

NBJ: Бытует мнение, что спасательным кругом для заемщиков в кризисной ситуации станет закон «О банкротстве физических лиц», который вступит в силу летом 2015 года. Вы разделяете его?

П. МЕДВЕДЕВ: На мой взгляд, это очень разумный закон, причем он не столько о банкротстве, сколько о реструктуризации. И если судьям будет дан в руки алгоритм решения данной задачи, 
появится надежда на улучшение положения многих заемщиков. Ассоциацией российских банков был разработан такой алгоритм, и его использование показало удовлетворительный результат. Реструктуризация, по моим представлениям, на год-два смягчила бы проблему неплатежей, позволила бы в большинстве случаев не доводить до банкротства в классическом смысле слова. А дальше будем надеяться на восстановление экономики и рост доходов населения. Основная претензия к этому закону – он вступает в силу в середине года. На мой взгляд, он необходим уже сегодня. 

📌 Реклама

NBJ: Есть ли другие нормативные акты, ожидающие принятия, которые могли бы улучшить положение заемщиков?

П. МЕДВЕДЕВ: В первом чтении принят закон «О финансовом уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг», призванный помогать людям с закредитованностью менее 500 тысяч рублей. Это важно, поскольку закон «О банкротстве физических лиц» касается лишь тех, чей долг достиг 500 тысяч рублей. Никак не дождусь его окончательного принятия, поскольку он призван стать законом о реструктуризации относительно меньших долгов.

Пока же такой реструктуризацией пытаюсь заниматься я, к сожалению, все менее эффективно. Офис финансового омбудсмена работает четыре с небольшим года. В первые два года мы были успешны в половине случаев, в третий год мы эффективно помогали третьей части обратившихся, а вот в четвертый, который только что закончился, мы смогли оказать действенную помощь заявителям лишь в 19% случаев. То есть наша результативность катастрофически падает. Причина в том, что львиная доля обращений к нам – именно за реструктуризацией. Пока заявители были, как правило, должниками одного банка (именно так обстояло дело первые два года), договориться с кредитором о реструктуризации было относительно легко. Сейчас, когда у заявителя четыре-пять кредиторов, это стало невозможно. Рекорд у нас – 41 кредит, причем во многих банках и небанковских организациях.

NBJ: Как же кредитуют таких обремененных заемщиков?

П. МЕДВЕДЕВ: Вы задаете правильный вопрос. Технология кредитования отчасти неудовлетворительна. Надо отдать должное ЦБ, причем не только его действующему председателю, но и Сергею Игнатьеву: он начал предпринимать меры для того, чтобы безответственно кредитовать стало труднее. Эффект заметен. Кредиты выдаются осторожнее. Но осторожность в краткосрочной перспективе ударила по старым заемщикам. Им теперь очень трудно перекредитовываться. Разумеется перекредитование часто становится очередным кирпичиком в строящейся кредитной пирамиде, которой суждено через некоторое время развалиться. Но через некоторое время… Теперь коллапс наступает мгновенно. Альтернатива кредитной пирамиде одна – реструктуризация. Тем более надо поторопиться с принятием одного из упомянутых законопроектов и скорейшим введением в действие уже принятого закона.

📌 Реклама

NBJ: Недавно стало известно о решении правительства выделить 20 млрд рублей на субсидирование ипотечной ставки, чтобы поддержать ее на уровне 13%. Как это скажется на рынке ипотечного кредитования?

П. МЕДВЕДЕВ: Я думаю, что это даст положительный эффект. Насколько масштабный? Это другой вопрос. Но данное решение – капля на нужную чашу весов. Желательно, чтобы ипотека сохранилась. Сейчас банкиры жалуются на то, что спрос на нее в разы уменьшился. Если не ошибаюсь, Михаил Задорнов публично заявил, что спрос на ипотеку сократился в 2,5 раза. В разы уменьшился спрос и в разы же уменьшилось одобрение. Некоторые банки принципиально отказываются рассматривать обращения, и это в целом понятно, потому что неопределенность очень высока и в плане стоимости денег, и в плане возможностей граждан. Какая судьба ждет заемщика ближайшие полгода? Я уж не говорю о двадцати годах, на которые он берет кредит.

📌 Реклама

NBJ: Несколько депутатов Госдумы выступили с предложением, согласно которому федеральные и местные органы власти могут взять на себя обязанность по выплате ипотечного кредита, если заемщик попал в трудную жизненную ситуацию. Как Вы оцениваете данную инициативу?

П. МЕДВЕДЕВ: Мне нравится это предложение. Еще есть инициатива, в соответствии с которой местные органы власти должны уменьшить налоги, из сократившихся бюджетов больше заплатить РЖД, чтобы чаще ходили электрички, увеличить зарплаты учителям и медработникам, повысить инвестиции в инфраструктуру, поддержать малый бизнес. Помощь ипотечным заемщикам встраивается в этот ряд. Неплохо бы еще посоветовать местным властям расплатиться со своими долгами, которых накопилось 2,5 трлн рублей. Мне все эти предложения очень нравятся. Было бы хорошо, если бы они были выполнимы.

NBJ: Не слишком ли много надежд в деле реструктуризации возлагается на АИЖК?

П. МЕДВЕДЕВ: Я возлагаю надежду на государственную программу, а уж кому поручить ее реализацию – решит правительство. Естественно было бы возложить ее на АИЖК или возрожденное АРИЖК, так как они хорошо зарекомендовали себя при осуществлении предыдущей программы. К сожалению, не эта проблема сейчас актуальна. Самое недопустимое – молчание правительства. Неопределенность для граждан, которым грозит выселение из квартиры, – самое страшное, что можно придумать.

NBJ: Как быть людям, которые не успели взять ипотеку до повышения ключевой ставки?

П. МЕДВЕДЕВ: Ваш вопрос предполагает, что такая богатая страна, как наша, может обеспечить всех жильем. При советской власти были даны клятвенные обещания, что к такому-то году каждая советская семья будет жить в отдельной квартире. К сожалению, это светлое будущее так и не наступило.  

Подборка полезных мероприятий

Разместить
📌 Реклама